Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
7 августа 2019, 12:08

В России вспоминают драматические события в Ботлихском районе Дагестана

20 лет назад жители Дагестана, ополченцы, дали отпор бандам Басаева и Хаттаба. 1999 год, Ботлихский район атаковали боевики, которые рассчитывали дойти до Каспийского моря, насаждая идеи радикального ислама. Но на пути вооруженных до зубов экстремистов встали отряды народной самообороны, все местное население. И они отстояли родную землю.

В день гибели сына она выходит с его портретом во двор, где 20 лет назад Хаджимурад Нурахмаев в одиночку сражался с боевиками. Когда чужаки захватили село Рахата, молодой парень выждал время и нанес удар.

«Мой сын долго разговаривал с боевиками, а потом выхватил автомат и убил четверых из них. Но пятого не смог, тот выстрелил ему прямо в грудь. И вот двадцать лет у меня теперь болит в груди», – делится Калимат Саадулаева, мама героя России Хаджимурада Нурахмаева.

Экстремисты ждали от местного населения совсем другого приема, рассчитывая дойти до Каспийского моря, разжигая идеи радикального ислама. 7 августа 1999 главари Шамиль Бассаев и Хаттаб маршем вели из Чечни в Ботлихский район Дагестана две тысячи человек. Террористы всех мастей с Ближнего Востока, даже с Украины и Прибалтики, вооруженные и хорошо подготовленные.

В 30 километрах от Ботлиха находятся несколько сел так называемого андийского участка. Когда пришли боевики, здесь не было войск, только десять милиционеров. Местным жителям пришлось самим организовать оборону, чтобы перерезать путь мощным отрядам.

Небольшого арсенала в местном отделении милиции на всех не хватило, на нелегальном рынке в Чечне отдавали по две коровы за автомат.

«Ни один человек не ушел, мы слово беженец не любим. С одним автоматом стояли, двое-трое стояли, если один умрет, заменить чтобы другого», – вспоминает Асильдер Саидбеков, бывший командир отряда ополчения с. Гагатли.

На боевиков обрушивался то искусственный камнепад, то горящие покрышки.

«Ущелье взорвали, вон земляная сопка. Мы же себе для дома камни взрываем, одного старика взяли с собой, чтобы он заложил, с порохом помешали, в трех местах заложили, взорвали», – рассказывает Ахмед Халидулаев, бывший ополченец с. Гагатли.

Так и не пускали упорные горцы захватчиков вглубь республики, пока не подошли федеральные войска.

«Сложная обстановка, она была где-то в течение 7-10 дней, пока не начали подходить резервы, уже когда прилетел туда начальник Генерального штаба, вначале изучил обстановку, а потом мы перешли уже к активным действиям, начали уже навязывать им свою волю», – вспоминает Владимир Булгаков, в 1998-2000 гг. заместитель командующего войсками Северо-Кавказского военного округа по чрезвычайным ситуациям.

В первую очередь, выбить боевиков с господствующих высот – с горы Ослиное Ухо, Ботлихский район. Новороссийские и ставропольские десантники несколько раз пытаются штурмовать высоты. Боевики сверху ведут плотный огонь из пулеметов и снайперских винтовок, каждый шаг дается с трудом. К тому же, накануне прошел дождь, ноги скользят. Авиация бьет ракетами по укреплениям террористов, не смолкает артиллерия.

Боевики готовились к долгой обороне, вдоль всей вершины вырыли окопы, от авиаударов прятались в горных расщелинах.

Войска зачищают от бандитов село за селом, за полтора месяца боев по официальным данным на территории Дагестана было уничтожено более полутора тысяч боевиков.

Через это пекло прошли совсем юные солдаты-срочники, сменив школьную выпускную ленту на бронежилет. Быстро втягивались в военное дело и совершали подвиги.

Девятнадцатилетний Дмитрий Перминов получил звезду Героя за то, что спас боевых товарищей. В последний момент успел выбросить гранату, которая попала в окоп, но при взрыве потерял кисть, даже одной левой продолжал отстреливаться в окружении боевиков: «Мне повезло, что меня окружали хорошие люди, которые не просто жалели меня там, а наоборот, стимулировали, давай, не расслабляйся, давай, иди учись. Вот я поступил в академию МВД».

Несмотря на ранения, он с отличием окончил академию, потом там же преподавал, а недавно пошел в политику и стал депутатом Госдумы.

О том, что Дагестан можно потерять, тогда говорили даже некоторые официальные лица в Москве. Дальше был бы только распад страны. Тогда в Ботлих неожиданно прилетел Владимир Путин, хотя боевые действия еще продолжались. Эту встречу в солдатской палатке местные жители до сих пор вспоминают, во время «Прямой линии» с президентом они вышли в эфир.

«Главы поселений пришли к нашим военным, когда войска подошли, сказали: "Почему не бьете артиллерией?". И командир наш ответил: "Там ваши дома, жалко, потому что поколениями в горах дома строятся". Вот и ответ меня тоже тогда поразил: "Не жалко, бейте". Но это касается не только Ботлиха, это касается и других населенных пунктов», – рассказывал Владимир Путин.

Как и просили ополченцы президента, они получили статус ветеранов боевых действий, 2 августа Владимир Путин подписал соответствующий закон. Особая поддержка государства для почти 12 тысяч человек, которые бок о бок с военными отстаивали свою землю. А дома давно отстроили, чего стоит только новая мечеть в селе. Жители вновь выращивают сады на склонах, а Кинайат Магомедова, которая тогда собрала женский батальон ополченцев, вместо автомата держит в руках аварский хинкал для гостей в мирном Дагестане.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей