Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
28 января 2021, 12:00

Международное сообщество обсуждает выступление Владимира Путина на экономическом форуме в Давосе

В этом году повестку диктовала пандемия, но круг затронутых тем был куда шире. Глобальные вызовы в новых реалиях и отголоски прошлого, вопросы безопасности, устойчивое и гармоничное развитие и многое другое. Но решать все это лучше сообща.

Речь российского лидера можно изучать по заголовкам мировой прессы. В каждой стране — акцент на чем-то своем. Для Китая принципиально важны слова о крахе попыток построить однополярный мир. Для Германии — о новом сближении с Европой. Для Запада в целом — об опасности катастрофы. Упоминание 30-х годов прошлого века тут же будит воспоминания о Второй мировой.

«Конечно, сейчас такой глобальный горячий конфликт, надеюсь, в принципе невозможен, очень на это надеюсь, он означал бы конец цивилизации, но, повторю, ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо, если, конечно, для этого ничего не предпринимать, не предпринимать для того, чтобы этого не случилось. И, тем не менее, есть вероятность столкнуться с настоящим срывом в мировом развитии и чреватым борьбой всех против всех», — заявил Владимир Путин.

«Путин очень интересно сказал, он сказал, что ядерный конфликт невозможен, потому что он бы мог привести к глобальной катастрофе. Но он не сказал, что его не будет. Он сказал, что он очень надеется, что это не произойдет. Но для того, чтобы это не произошло, нужно предпринимать большие усилия, причем не только со стороны России, но и со стороны других ведущих держав. Ну, это говорит о крайней степени озабоченности тем, что сегодня происходит в мире», — отмечает отмечает политолог, президент Центра национальных интересов Дмитрий Саймс.

Мировой экономический форум в подобных условиях — идеальная площадка для программного заявления. Такой площадкой в 2007-м для Путина была Мюнхенская конференция по безопасности.

«Мюнхенскую речь Путина восприняли как такую жесткую установку. Сейчас давосская речь имеет такие очень примирительные оттенки. Первый раз Путин появляется за 12 лет на этом форуме и протягивает открытую руку, оливковую ветвь, предлагая сотрудничество, прежде всего, европейцам, сотрудничество в целом и по вопросам медицинских и социальных проблем», — отмечает профессор политологии Университета штата Теннесси (США) Андрей Коробков.

«Время было выбрано безупречное. Новая администрация Байдена только приступила к работе. В отношениях с США необходим правильный старт. Продление Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений — это очень важный первый шаг. Путин говорит как государственник. Конечно, между Россией и США будут проблемы — мы мир видим по-разному, но это не значит, что мы не можем работать друг с другом по вопросам разоружения, космосу и проблемам, связанным с пандемией», — считает профессор истории Американского университета в Вашингтоне Питер Кузник.

«Мы видим, что массовая вакцинация доступна сегодня, прежде всего, гражданам развитых стран, тогда как сотни миллионов людей на планете лишены даже надежды на подобную защиту. На практике такое неравенство может означать общую угрозу, потому что, и это всем хорошо известно, эпидемия будет затягиваться, будет сохраняться, ее неконтролируемые очаги, она не имеет границ, для инфекции и пандемии границ не существует», — заявил Владимир Путин.

«Место сборки может стать именно кооперация основных стран мира, которые разработали свои вакцины, все вакцины так или иначе хороши, у всех есть свои минусы и плюсы, но человечество у нас одно, поэтому я думаю политикам надо сегодня прекратить думать о вакцинации как о политическом действии, а начать думать об этом как о спасении всей человеческой цивилизации. Об этом собственно Путин в Давосе и пытался сказать», — отмечает политолог Николай Злобин.

Речь о месте сборки уже постпандемийного мира. У многих проблемы. Экономически мощный Евросоюз в шаге от провала программы вакцинации — не хватает доз. И хотя в западной прессе о российском «Спутнике V» скорее предпочтут вообще не написать, чем написать хорошее, от ерничания не осталось и следа.

«Начинают понимать, что это серьезно и это действительно показывает возможности России, и что эти возможности нужно признавать и строить отношения с Россией с пониманием, что это не какая-то бензоколонка с атомным оружием, как говорил недавно сенатор Ромни, а одна из самых технологически развитых стран мира», — отмечает Дмитрий Саймс.

Вирус приводит к глобальной перезагрузке. Новый баланс будет невозможен в условиях иллюзии однополярного мира. Договариваться придется. При этом отношения с Европой для России крайне важны. Как-никак общая культура, одна цивилизация.

«Сегодняшняя ситуация является явно ненормальной, нам нужно возвращаться к позитивной повестке дня. Нужно подходить к диалогу друг с другом по-честному, нужно избавиться от фобий прошлого, избавиться от того, чтобы использовать во внутриполитических процессах все проблемы, которые нам достались из прошлых веков. А смотреть в будущее», — заявил Владимир Путин.

«Одна из стабилизирующих концепций будущего мультиполярного мира — это, конечно, сильная Европа. Более самостоятельная Европа, которая будет строить общее экономическое, общее культурное, общее внешнеполитическое от Атлантического до Тихого океана», — отмечает политолог Александр Рар.

То есть от Лиссабона до Владивостока. Вот, что вновь предлагает российский президент, приводя в пример канцлера объединения Германии Гельмута Коля с его убежденностью: Россия и Европа обязаны быть вместе.

Но как сказал Владимир Путин, «любовь должна быть взаимной», это четкое послание европейским партнерам. Россия готова. Дело-то за вами.

 

Читайте также: