Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
2 ноября 2014, 22:17

Московские власти обещают закрыть почти три десятка столичных медучреждений

Это - результат масштабной реорганизации системы здравоохранения, начатой по всей стране. Взамен власти обещают возвести новые корпуса, повысить зарплаты оставшимся медикам.

Чиновники от медицины ссылаются на западный опыт и уверяют, что перестройка системы назрела, что идти она будет по тщательно продуманному сценарию, что граждане почувствуют лишь облегчение и заботу, но кое-кто из медиков опасается, что под лозунгом модернизации может быть разрушена вся система бесплатной медицины.

И сегодня несколько сотен медиков проводят акцию протеста в Москве - они решили так продемонстрировать свое отношение к намечающейся реформе. Причем это не только столичные врачи, к ним присоединились и коллеги из регионов.

Илона не встала на ноги - с такой формой рассеянного склероза мало кто из пациентов может на это рассчитывать - но после очередного курса лечения девушке стало гораздо легче.

Она снова может сидеть и разговаривать. А, кажется, ожившие руки и пальцы справляются с джойстиком инвалидной коляски - ее единственно возможного средства передвижения в последние 14 лет.

Уже после выписки, на ходу и в лифте, врачи продолжают консультировать – как будто про запас. Они уверены: другого шанса может и не быть, ведь 24 больницу, где лежала Илона, вот-вот закроют.

"К 1 апреля 2015 года этой больницы физически не будет, ни в качестве филиала 24-й, ни в каком виде! Уволены, в том числе и я, в качестве специалиста из клиники все консультанты. Вы представляете, я с 1 декабря уже не смогу консультировать этих пациентов как эндокринолог?!" - говорит врач-эндокринолог ГКБ 1, врач высшей категории Ольга Демичева.

О закрытии больниц все узнали случайно. В интернете появился некий план экспертов Департамента здравоохранения, из которого следует, что и объединенная недавно с 24-й 11-я, и еще 30 больниц Москвы должны быть закрыты. Ни до утечки информации, ни даже сейчас никто и ничего врачам так и не разъяснил.

Яркий дизайн, картинки - все это о грандиозных планах - строительстве больших и современных больниц. О непопулярных же и спорных переменах не писали ни на заборах, ни на рекламных щитах. Но московских врачей возмутило не только отсутствие информации, но и своеобразная оценка эффективности их больниц. В документе на 55 страницах говорится об обороте коек, о выработке на персонал и на квадратный метр земли... Если, к примеру, доходность койки 538 рублей, как в 29-й больнице, и это всего лишь 26-е место в рейтинге, считается, что у такого учреждения, как бы хорошо там ни лечили, низкая рентабельность — мало пользы. И медицина как таковая тут бессильна.

Чиновники объясняют: так много коек в больницах и, следовательно, самих больниц Москве не нужно. В медучреждениях в последние годы появилась вся необходимая техника, качественное обследование можно сделать и без госпитализации — в поликлинике. Многие операции — это уже давно не разрез, а крохотного размера прокол. Бок о бок с врачами трудятся высокотехнологичные роботы. Время лечения и восстановления пациента сократилось в разы, и многие кровати в палатах, якобы, стоят без дела. Эксперты ссылаются на опыт 10-миллионного Сеула - там в больницах 25 тысяч коек. В 12-миллионной Москве сейчас - более 120 тысяч.

"Мы десятилетиями хвалились только одним - количеством врачей на душу населения и количеством коек на душу населения. Сегодня ситуация меняется, мы должны гордиться показателями смертности, продолжительности жизни, наконец, результатами лечения", - говорит вице-мэр Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников.

В Департаменте здравоохранения подтвердили: в Москве планируют оставить 35000 коек - их разместят в 35 крупных многопрофильных больницах. Лечить в них будут только больных с острыми заболеваниями и обострением хронических. Дополнительно остаются федеральные центры, ведомственные и частные больницы - они тоже работают в системе обязательного медстрахования.

За 3 года модернизации здравоохранения смертность от инфаркта миокарда только в Москве снизилась в 3 раза. Уменьшилась и младенческая смертность, и смертность от онкологии — потому что выявлять заболевание стали на более ранних стадиях. Леонид Печатников проводит параллель с Восстанием ткачей, недовольных промышленной революцией в Европе (слышится, конечно, "врачей"), и говорит о том, что сокращения в московских больницах неизбежны. Возможностью переучиться и стать, например не физиотерапевтом, а терапевтом или врачом общей практики - воспользовались не все. Хотя такая возможность есть, уверяют в мэрии.

"У меня моя 88-летняя мать в пятницу перенесла инфаркт в обычной Скоропомощной больнице! Если бы 3 года назад это случилось, я бы был полным сиротой. Но эти люди научились, они хотели учиться. А в другой больнице поступила женщина с инфарктом - я просто это знаю - все то же самое. Но из 10 функций, заложенных в ультразвуковом аппарате, активированы только 2. Потому что остальные 8 им как бы не нужны, потому что они даже не понимают, зачем они", - отмечает вице-мэр Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников.

Сосудистому хирургу Александру Прямикову недавно пришлось освоить еще и "рентген-хирургию". Когда в отделении занялись лечением острого коронарного синдрома, работать на новейшем ангиографическом аппарате — на нем проводят востребованные исследования сердца и сосудов головного мозга — поначалу было некому. Сегодня Прямиков еще более ценный специалист.

"Данный аппарат в круглосуточном режиме работает по оказанию помощи экстренной с острым коронарным", - говорит заведующий отделением сосудистой хирургии 12-й больницы Александр Прямиков.

Сотрудники закрывающихся больниц, с которыми мы пообщались, заявляют, что ни главврач, ни Департамент не предлагали им ничего, кроме вакантных должностей санитаров и дворников.

"Мы работаем качественно. Протестируйте нас по любым тестам, американским, европейским, на английском языке. Я сдам любые. По эндокринологии – пожалуйста. Извольте, но не надо делать из нас непрофессионалов. Нельзя так огульно захлопывать медицинские учреждения", - считает врач-эндокринолог ГКБ 1, врач высшей категории Ольга Демичева.

Огульно чиновники обещают не захлопывать: хорошим врачам найдется место в новых больницах-флагманах. К тому же, в московских поликлиниках, куда, по мнению чиновников, из больниц должны теперь переместиться пациенты, допустим, с недомоганием или легкой формой заболевания, открыты тысячи вакансий. Требуются терапевты, педиатры, хирурги, и — врачи общей практики. Но идти работать туда пока никто не спешит.

"Ну, представьте себе доктор, который является физиотерапевтом, чья работа заключается только в том, чтобы приставить электроды к ягодицам и ждать какого-то эффекта. Но он, будучи тем более кандидатом или доктором наук, вполне может получить сертификат просто терапевта и пойти работать в поликлинику", - говорит вице-мэр Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников.

Для пациентов в этой ситуации новость о том, что больница, где облегчили страдания или продлили жизнь, закрывается - серьезный повод поволноваться. Изменений в поликлинике Илона с мамой после выписки не заметили.

С этой системой преобразований готовы согласиться и многие медики, но всех смущает то, что начали перемены слишком стремительно и не всегда с того, с чего следовало бы.

"Нынешняя реформа - это телега впереди лошади. Логичнее было усилить амбулаторное звено не только оборудованием, но и врачами. Сделать его эффективным, научить врачей, административные препоны сократить, а после - сокращать стационарные койки", - говорит врач-кардиолог ГКБ 29 Алексей Эрлих.

Закрывают, равняясь на Москву, по всей стране и не всегда с учетом последствий.

В Уфе врачи Скорой помощи объявляют голодовку, протестуя против сокращения зарплаты — администрация станции перестала платить за ночные смены, за интенсивность работы. При этом в городе сокращают количество бригад Скорой помощи, да так, что за сердце сейчас хватаются и пациенты на срочных вызовах, и оставшиеся фельдшеры.

В Петербурге родители просят и губернатора, и президента остановить ликвидацию уникального отделения при Педиатрическом медуниверситете, в котором лечили редкие заболевания желудочно-кишечного тракта. В больнице 50 коек, очередь сюда расписана до февраля.

"На определенном этапе попытались, не приведя в порядок нижнюю часть системы, создать вот эти центры, которые работают над высокими технологиями. Но они не могут работать оторвано от всей системы. Они должны работать не с раком 3-4 степени запущенности, когда хорошо будет выполнена операция, но больной все -равно не переживет первые 5 лет. Нужно выявлять этот рак на 1-2 стадии, и уже дальше в высокотехнологичных центрах оказывать помощь любого профиля", - говорит министр здравоохранения России Вероника Скворцова.

Когда на базе Тербуновской райбольницы, это в Липецкой области, решили сделать межрайонную, жители соседнего райоцентра Волово поначалу переживали - раньше-то больница для многих была на соседней улице. Но сейчас, когда в МРБ высокие технологии - от отделки помещений до инструментария хирурга, а пациента с аппендицитом отправляют домой уже на 2 день, жители ездят лечиться и за 30, и за 50 километров от дома с удовольствием.

"Все были против, и разговоры шли. Многие привыкли к своей больнице. Но ведь здесь-то новые технологии, многие сейчас отзываются только хорошо", - говорит Самиля Зейналова.

Привыкли очень быстро. Хотя местные власти целый год готовили население к больничному укрупнению. Дни открытых дверей, статьи в газетах. Жителям соседних районов новая больница, конечно, обходится дороже - лишние полчаса дороги и 100 рублей - это цена билета "туда-обратно". Но свои больнички - их продолжают по привычке называть "Центральными районными" - остались в каждом населенном пункте. Там нет супердорогой техники, но имеется современная, нет узких специалистов - они в межрайонке. Зато есть стационар дневного пребывания и необходимые врачи-специалисты. Скорая и качественная медицинская помощь так и осталась по месту жительства. В Тербунах случившиеся перемены не боятся называть реформой здравоохранения, ведь здесь она, кажется, прошла именно так, как и была задумана.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей