Новости
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
2 ноября 2014, 21:24

70 лет назад Советские войска освободили Украину от фашистов

И президент Порошенко учредил знак отличия - которым наградят не только тех, кто боролся с оружием в руках, но и тех, кто прошел концлагеря, кого фашисты угоняли в Германию на принудительные работы.

Для тех, кто еще помнит, фашистская оккупация Украины - это разрушенный Киев, это партизаны в одесских катакомбах, это Бабий Яр, это уничтоженная в Краснодоне Молодая гвардия. Но это для тех, кто помнит.

На неделе Госкомтелерадио Украины настоятельно рекомендовало всем СМИ называть эту дату изгнанием нацистов, а не освобождением - по новой логике, свободной 70 лет назад Украина не стала. Тех, кто ее освободил, сейчас приравняли к оккупантам.

Ему было 13, когда началась Великая Отечественная. На фронт он сбежал из детдома, где жил с 4 лет после того, как родителей репрессировали. Уже на передовой прибавил себе один год, с 14 лет было можно носить оружие, и был зачислен в строй в качестве "сына полка".

"Они говорят: сынок, сынок, а для меня "сынок" как бальзам, никто меня ни в детдоме, ни в Харькове сынком не называл, и я как прилип", - вспоминает ветеран Великой Отечественной Яков Шевченко.

В 1943 году Яков Федорович освобождал Донбасс от фашистов. Победу встретил в Вене. А затем - по ложному доносу - оказался в сталинских лагерях — отбывал срок в Воркуте.

Вышел на свободу по амнистии. С тех пор живет в Донецке. Когда город обстреливала украинская артиллерия, он принципиально не спускался в подвал - не к лицу, мол, фронтовику вражеским минам и снарядам кланяться. А когда этой весной боевики так называемой Нацгвардии устроили расправу в Красном Лимане, ветерану вспомнилась давняя история, как в войну под Будапештом им пришлось спешно отступить, и больница с советскими солдатами оказалась в руках фашистов.

"Они зашли в госпиталь и постреляли всех раненых, мы освободили Будапешт полностью, так мы кухню поставили и кормили тех раненых немцев. Есть сравнение? Есть... Зашла в Красный Лиман национальная гвардия и в больнице постреляли раненых, так какая разница меж теми фашистами и этими фашистами?" - спрашивает Яков Шевченко.

Многие жители Донбасса, пережившие Великую Отечественную, сейчас не могут отделаться от мысли, будто на их глазах история сделала круг. Уж очень похожи методы и привычки карателей, что пришли в Донбасс в 1941 году и сейчас, 73 года спустя. Даже знаковые места, имевшие огромное значение в ту войну, не потеряли его и в эту. Саур Могила - в 1943 здесь шли ожесточенные бои. Гитлеровцы не хотели отдавать стратегически важную точку.

После войны здесь был сооружен масштабный монумент в память о подвиге советских воинов. Сейчас он практически полностью разрушен. Бои за эту высоту между ополченцами и украинской армией продолжались несколько недель. Когда копали блиндажи наткнулись на останки солдат Великой Отечественной, сейчас у подножия холма они лежат вместе - бойцы освободившие высоту от фашистов летом 1943 и ополченцы не пустившие сюда врага летом 2014.

На военных картах Саур Могила обозначена как высота 277,9 - видимость отсюда в ясную погоду составляет 40 километров - идеальное место для корректировщиков огня артиллерии, именно взятие этой высоты ополченцами в августе сыграло ключевую роль в операции по окружению подразделений украинской армии под Амвросиевкой, тогда в котле оказались несколько тысяч украинских военнослужащих.

Когда так называемая нацгвардия вошла в Степановку, в селе оставалось около 200 стариков. В 1941 году Юрию Ивановичу было 9 лет. Сейчас - 82. Признается, что никогда не думал, что доведется на своем веку пережить вторую войну. И сравнение - говорит старик - не в пользу украинских силовиков.

"Чтобы стрелять прямо по людям из танка… Прямо по людям стреляли, садик разбили, школу разбили..." - говорит Юрий Зеленский.

За время, когда здесь стояла так называемая нацгвария, в селе погибли 11 человек. Из 450 домов полностью уничтожены 96. Потом киевская пропаганда утверждала, что это ополченцы разрушили дома местных жителей. Но люди говорят обратное.

"Повернется танк и по дому, и все... Видела, машинами вещи вывозили, сумками, мешками, кого дома не было - там ничего не осталось, все позабирали", - рассказывает жительница села Степановка.

Местные жители рассказывают, что боевики так называемой нацгвардии не разрешали им выходить из домов. Мобильные телефоны у всех, включая детей, отобрали. Видеться и общаться даже с соседями было запрещено. Украинская армия ушла отсюда больше двух месяцев назад, но люди до сих пор не могут отойти от шока. Сложив мозаику из услышанных обрывков разговоров украинских солдат, они ужаснулись той участи, которая, возможно, им была уготована.

"Собрались жителей согнать в одно помещение. Около 200 человек было здесь и их собирались согнать в одно помещение. Для чего? С какой целью? Сами же солдаты говорили, что у нас приказ вас уничтожать, а когда спрашивали у них, зачем, почему вы воюете, они говорили: нам пообещали клаптик земли и два раба", - рассказывает председатель сельского совета с Степановка Виктор Быкодоров.

Получается, что Степановку миновала участь Хатыни? А сколько еще донбасских сел и деревень должны были быть стерты с лица земли, но планам карателей помешало наступление ополченцев?

И обещанные участки земли с рабами, о которых еще Гитлер говорил немецким солдатам, и фашистская символика на касках - красноречиво указывают, чьими последователями себя считают боевики так называемой нацгвардии.

Впрочем, местные жители обращают внимание на одно обстоятельство: в немецкую оккупацию школа в Степановке все время работала, а украинская армия уничтожила ее сразу, как только вошла в село.

Очевидцы говорят, что по школе в селе Степановка украинские танки били прямой наводкой, хотя зачем - непонятно, никаких укреплений ополченцев здесь не было, да и вокруг не видно следов боя - ни гильз, ни патронов - только шифер и битое стекло, теперь дети будут учиться в Степановке в другом здании, это - восстановить быстро вряд ли удастся.

Дом бабы Люси - на самом краю села Агрономичное. Здесь были укрепления украинской армии. Рядом с домом стоял танк.

"Они били и оттуда, и отсюда… А я сидела, тряслась, только выйду за водичкой оно - бух!" - рассказывает местная жительница Людмила.

В этом году ей исполнилось 80 лет. Она пережила голод 30-х, войну, но такого ужаса как этим августом - признается - ей не доводилось испытывать никогда. Артиллерийская канонада загоняла в подвал. От взрывной волны повылетали окна.

"Дочка в Иловайске сидела 25 дней в подвале, а я здесь - выйду на минутку позвонить: мамочка, мамулечка, выживи! Пожалуйста! А сюда добраться невозможно..." - рассказывает Людмила.

Немного подлатав на свою небольшую пенсию дом, она со страхом ждет холодов. От осколков крыша течет в нескольких местах, но денег на ремонт уже не осталось. Баба Люся то и дело прерывает свой рассказ вопросом: а украинская армия точно не вернется?

"Что же вы пришли, зачем? А мы вас освобождаем! От кого? Мы же свои люди, вместе выросли" - не спрашивает она.

За что? Это вопрос задают большинство жителей сел, где стояла так называемая нацгвардия. И которые была вынуждена покинуть. В соседнем селе Грабское старики тоже сравнивают немецкую оккупацию со временем, когда здесь была украинская армия. В 1941 году Тамаре Матвеевне исполнилось 6 лет. Говорит: лиха при фашистах хлебнули немало, было все - и голод, и издевательства, и окопы рыть гоняли, но и среди немцев встречались порядочные люди. Наверняка такие были и среди украинских солдат, грустно улыбается Тамара Матвеевна, но похоже, не в Грабском, а где-то в другом месте.

"Немец как-то пришел один и говорит: киндер, киндер - и конфету мне дает: У меня малый дома и я не хочу воевать... Когда мы эвакуировались и потом вернулись домой, все как было, так и осталось, сейчас же ничего нету... Без жилья без продуктов как дальше жить скажите?" - говорит Тамара.

В похожей ситуации многие одинокие пожилые люди в Донбассе. Елизавета Петрова осталась одна в разбитой пятиэтажке. Батареи холодные. Пенсии нет. Пытается выживать на деньги, которые собирала, как говорят старики, "на смерть".

"У меня там окон нет. 400 рублей отдала последние, чтобы забили, а мне второй раз выбило", - рассказывает Елизавета Петрова.

Им уже за 80 – старикам, которым дважды на своем веку довелось пережить этот ужас. И как тогда, после Великой Отечественной, их молитвы сейчас об одном: лишь бы не было войны. 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей