Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
7 мая 2021, 12:10

Неразорвавшиеся снаряды спустя почти 80 лет находят по всей Волгоградской области

В том числе, конечно, на территории известной по летописям войны, как Клетский плацдарм. Здесь, на берегу Дона, наши солдаты месяц не пускали фашистов к Сталинграду, чтобы дать возможность стянуть туда наши войска. В 42-м с этой позиции ударила артиллерия, начав контрнаступление, которое закончилось победой в сталинградской битве. 

– Это ж не земля. Ее ж порохом рвать надо, а не лопаткой ковырять.

Эта фраза героя знаменитого фильма «Они сражались за Родину» словно эхо тысяч проклятий солдат, которые летом 42-го вгрызались здесь в меловые берега Дона. Через три десятилетия на том же самом поле боя режиссер Сергей Бондарчук покажет, как начиналась Сталинградская битва.

За спинами наших солдат, всего в сотне километров, беззащитный Сталинград. Армии Паулюса, пылившей по степям излучины Дона, он казался легкой добычей.

– В Сталинграде к этому времени, к 17 июля воинских частей не было. Новая комплектовалась армия 62-я, так ее бросили на защиту вот сюда, – Владимиру Шумову было три года, когда в его казачий край пришли фашисты. В память о том, что уцелел, он всю жизнь собирает документы и воспоминания о Клетском плацдарме: «Я считаю, что Клетская – это второй Сталинград».

Мужество советских солдат тогда заставило Паулюса просить подкрепление. И он его получил. Но наши бойцы целый месяц не давали фашистам прорваться к Сталинграду. То, как они воевали, для нас сейчас даже звучит страшно. Солдаты шли в рукопашную. В течение суток некоторые хутора до 20 раз переходили из рук в руки. Четверо бронебойщиков выходили сразу против 30 вражеских танков. Офицеры закрывали собой ДЗОТ, чтобы пулемет противника не уничтожил их подразделения. Теперь на этом месте памятник. Имена этих героев написаны на памятной доске. Но еще больше защитников Сталинграда остались неизвестными. В самой станице Клетской и окрестных хуторах больше 40 братских могил, и каждый год поисковики перезахоранивают там останки павших.

– Подняли еще 29 артиллеристов наших. Камень поставили памятный на этом месте. Что эти мальчишки, они пытались танки задержать. Погибли все, – рассказывает Сергей Талдыкин, фермер.

Фермер Сергей Талдыкин нет-нет, да и заглянет в местный музей. Фотографии девушек-зенитчиц – часть истории и его семьи. Мама Тамара Евстратова была среди тех 32-х 18-летних девчонок, которые ушли отсюда защищать Сталинград. Поэтому, когда Цезарина Глазунова написала о них книгу, первый дал деньги на ее издание. Однажды разглядел маму на коротких кадрах военной хроники: «Здесь она девчонка совсем. Она мне все время говорила, что мне всю войну везло. Меня убивали три раза и не убили».

– Пошла она за водой с двумя котелками. Идет с котелками этими, обстрел начался. Она побежала. Ей кричат: Томка, иди сюда, в наш окоп! «Нет, я к своим», еще 100 метров пробежала и прыгнула к своим, а туда попал снаряд. И все погибли. Там их сем человек было. Это жизнь у них была такая, – рассказывает Цезарина Глазунова, автор книги «Зенитчицы».

Тем, кто уцелел, оказалось, что возвращаться некоторым некуда и не к кому. Станица Клетская и еще восемь окрестных хуторов были стерты с лица земли. А в самой земле осталось столько неразорвавшихся мин, бомб и снарядов, что в посевную трактористы отказывались пахать поля.

– Мы детьми играли, выходили за Клетскую. Там много оврагов, и вот мы сидим, как потом оказалось, это авиационная бомба. Вот она зависла на хвосте. А мы усаживаемся, песни поем, кричим, – вспоминает Мария Урасова, жительница станицы Клетская.

На бывшем Клетском плацдарме и сейчас, например, перед тем, как начать строительство новой дороги, вызывают саперов.

– На этом участке работы мы нашли три боеприпаса. Две минометные мины и один 75-миллиметровый снаряд немецкий. Даже через 80 лет они, лежа в земле, в принципе, готовы взорваться в любой момент, – показывает Лусеген Хейгетов, оператор-поисковик.

О мощи русского оружия на Клетском плацдарме враг узнал 19 ноября 42-го. Именно отсюда сначала массированным артогнем, а затем залпами «Катюш» началось наше контрнаступление, после которого нашу армию противник уже не смог остановить. До самого Берлина.– Это ж не земля. Ее ж порохом рвать надо, а не лопаткой ковырять.

Эта фраза героя знаменитого фильма «Они сражались за Родину» словно эхо тысяч проклятий солдат, которые летом 42-го вгрызались здесь в меловые берега Дона. Через три десятилетия на том же самом поле боя режиссер Сергей Бондарчук покажет, как начиналась Сталинградская битва.

За спинами наших солдат, всего в сотне километров, беззащитный Сталинград. Армии Паулюса, пылившей по степям излучины Дона, он казался легкой добычей.

– В Сталинграде к этому времени, к 17 июля воинских частей не было. Новая комплектовалась армия 62-я, так ее бросили на защиту вот сюда, – Владимиру Шумову было три года, когда в его казачий край пришли фашисты. В память о том, что уцелел, он всю жизнь собирает документы и воспоминания о Клетском плацдарме: «Я считаю, что Клетская – это второй Сталинград».

Мужество советских солдат тогда заставило Паулюса просить подкрепление. И он его получил. Но наши бойцы целый месяц не давали фашистам прорваться к Сталинграду. То, как они воевали, для нас сейчас даже звучит страшно. Солдаты шли в рукопашную. В течение суток некоторые хутора до 20 раз переходили из рук в руки. Четверо бронебойщиков выходили сразу против 30 вражеских танков. Офицеры закрывали собой ДЗОТ, чтобы пулемет противника не уничтожил их подразделения. Теперь на этом месте памятник. Имена этих героев написаны на памятной доске. Но еще больше защитников Сталинграда остались неизвестными. В самой станице Клетской и окрестных хуторах больше 40 братских могил, и каждый год поисковики перезахоранивают там останки павших.

– Подняли еще 29 артиллеристов наших. Камень поставили памятный на этом месте. Что эти мальчишки, они пытались танки задержать. Погибли все, – рассказывает Сергей Талдыкин, фермер.

Фермер Сергей Талдыкин нет-нет, да и заглянет в местный музей. Фотографии девушек-зенитчиц – часть истории и его семьи. Мама Тамара Евстратова была среди тех 32-х 18-летних девчонок, которые ушли отсюда защищать Сталинград. Поэтому, когда Цезарина Глазунова написала о них книгу, первый дал деньги на ее издание. Однажды разглядел маму на коротких кадрах военной хроники: «Здесь она девчонка совсем. Она мне все время говорила, что мне всю войну везло. Меня убивали три раза и не убили».

– Пошла она за водой с двумя котелками. Идет с котелками этими, обстрел начался. Она побежала. Ей кричат: Томка, иди сюда, в наш окоп! «Нет, я к своим», еще 100 метров пробежала и прыгнула к своим, а туда попал снаряд. И все погибли. Там их сем человек было. Это жизнь у них была такая, – рассказывает Цезарина Глазунова, автор книги «Зенитчицы».

Тем, кто уцелел, оказалось, что возвращаться некоторым некуда и не к кому. Станица Клетская и еще восемь окрестных хуторов были стерты с лица земли. А в самой земле осталось столько неразорвавшихся мин, бомб и снарядов, что в посевную трактористы отказывались пахать поля.

– Мы детьми играли, выходили за Клетскую. Там много оврагов, и вот мы сидим, как потом оказалось, это авиационная бомба. Вот она зависла на хвосте. А мы усаживаемся, песни поем, кричим, – вспоминает Мария Урасова, жительница станицы Клетская.

На бывшем Клетском плацдарме и сейчас, например, перед тем, как начать строительство новой дороги, вызывают саперов.

– На этом участке работы мы нашли три боеприпаса. Две минометные мины и один 75-миллиметровый снаряд немецкий. Даже через 80 лет они, лежа в земле, в принципе, готовы взорваться в любой момент, – показывает Лусеген Хейгетов, оператор-поисковик.

О мощи русского оружия на Клетском плацдарме враг узнал 19 ноября 42-го. Именно отсюда сначала массированным артогнем, а затем залпами «Катюш» началось наше контрнаступление, после которого нашу армию противник уже не смог остановить. До самого Берлина.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей