Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
21 октября 2021, 21:36

Эксперты «Валдайского клуба» задали свои вопросы президенту России после его выступления

«Валдайский форум» — это всегда возможность предметно поговорить на самые важные и острые темы, чем и воспользовались участники клуба уже после того, как Владимир Путин закончил свое выступление.

Сочи. Пленарное заседание «Валдайского клуба». На встречу с Владимиром Путиным приглашены, например, экс-советник Джорджа Буша-младшего Томас Грэм, помощник президента России Максим Орешкин. Рядом с главредом RT Маргаритой Симоньян — британка, колумнист The Guardian и The Independent Мэри Дежевски. На соседних креслах полковник СВР, экс-разведчик-нелегал в США Андрей Безруков и лауреат Нобелевской премии мира — 2021, главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов. К диплому прилагается миллион долларов.

Д. Муратов: Уважаемый господин президент, хочу сказать, что деньги [премии] поделены. Спасибо. Фонд «Круг добра». Детский хоспис «Дом с маяком». Первый московский хоспис «Вера». Фонд «Подари жизнь». Премия Анны Степановны Политковской и Фонд медицинской помощи работникам СМИ. На этом все.

В. Путин: Хочу Вас поздравить с присуждением Нобелевской премии. Премия мира была и у первого президента Советского Союза Михаила Горбачева, и у Барака Обамы. Так что у вас хорошая компания, и я вас поздравляю. Но вот Вы сейчас про хоспис говорили. Я бы Вам за это дал премию, потому что Вы занимаетесь такой благородной работой. Благородной, это правда, «Круг добра».

Дмитрий Муратов говорит про закон об иноагентах. За минувшие месяцы иностранными агентами в России признаны сразу несколько СМИ. Один из главных вопросов к правоприменительной практике — невозможность оспорить статус иноагента через суд.

Д. Муратов: Это такое же клеймо, как у Миледи в «Трех мушкетерах». Но ведь когда Миледи отрубали голову, лилльский палач на рассвете, все-таки ей прочитали приговор. А здесь нет приговора.

В. Путин: Вы сказали, что нет приговора, — так его и нет, действительно. С Миледи был приговор — ей башку отрубили. А здесь никто ничего не рубит. Как работали дальше, так и работайте.

Закон об иноагентах сам по себе не российское изобретение, аналогичный документ принят в США еще в ХХ веке.

В. Путин: А в Штатах тоже не через суд, там в Минюст вызывают. Вон спросите у «Russia Today», что там творят. Знаете, как жестко? Там до уголовной ответственности. У нас такого нет. И дело не в позиции того или иного общественного деятеля либо той или иной общественной организации, либо средства массовой информации. Дело не в их позиции. Этот закон не запрещает иметь свое собственное мнение по какому-либо вопросу. Этот закон связан с получением финансовой поддержки из-за рубежа в ходе внутриполитической деятельности. Вот о чем речь. Этот закон даже не запрещает дальше проводить эту политическую деятельность. Просто эти деньги, которые получаются из-за кордона, из-за бугра, должны быть окрашены, и российское общество должно знать, что человек такую-то позицию формулирует, так-то он относится к внутриполитическим процессам или еще к каким-то, но он получает деньги из-за границы. Это право российского общества.

И, кстати, то, что в США закон якобы мягче, неправда. Личным опытом работы в статусе иноагента делится Маргарита Симоньян, которой в Штатах обещали, что телеканал RT иностранным агентом объявлять не станут.

М. Симоньян: Когда аудитория начала расти, и мы им стали мешать, они нам сказали: «Нас не волнует, что вам говорит Минюст, вы или регистрируйтесь, или садитесь на пять лет». И повестка у меня на допрос за то, что я сама не зарегистрировалась ранее, до того, как они меня зарегистрировали. Я туда больше не летаю на всякий случай, потому что, возможно, меня там посадят. Это первое.

В. Путин: От тюрьмы и от сумы, Маргарита, никто не отказывается. (Обращаясь к Д.Муратову.) Видите, как в Штатах, «пятерочка» ломится гражданам.

М. Симоньян: Да, «пятерочка». И мы знаем людей, которые сидят по этому закону пять лет.

Опять, же по политическим соображениям в Германии, откуда RT готовилось начать вещание на немецком языке, телеканал получил полный запрет на работу.

М. Симоньян: Сейчас одним росчерком пера ни за что, ни про что (без суда, Дима, без приговора), в одну секунду, без каких бы то ни было оснований оказалось разрушено. Это не вопрос мой, а огромная просьба, Владимир Владимирович, нас защитить. И я не вижу другой защиты, кроме ответных мер.

В. Путин: Я знаю по поводу закрытия счетов и неоткрытия и так далее. Там масса, просто очень много инструментов.

М. Симоньян: Ковровая бомбардировка на самом деле.

В. Путин: Да, для того чтобы не дать работать. Я знаю. С одной стороны, конечно, они там ущемляют свободу слова и так далее — это плохо. Но то, что они это делают, в известной степени нам и вам нужно подумать — пошире подавать информацию, что вас запрещают, интерес к вам будет возрастать.

Еще что касается российских взаимоотношений с Западом — вопрос про дефицит газа, запредельные цены на него и проволочку с запуском уже готового трубопровода «Северный поток — 2».

В. Путин: По «Северному потоку — 2». А первая труба «Северного потока — 2» заполнена газом. И если завтра немецкий регулятор даст разрешение на поставку, послезавтра начнется поставка. 17,5 млрд кубических метров. До конца текущего когда — в декабре, в середине, в конце декабря — будет завершена технологическая работа по заполнению второй газовой трубы «Северного потока — 2». В общем объеме это 55 млрд кубических метров. Если иметь в виду, что дефицит на европейском рынке, по нашим подсчетам, составит 70, но 55 — это прилично. Это прилично. Как только труба будет заполнена вторая и как только будет получено разрешение немецкого регулятора — на следующий день мы начнем поставки. Возможно это или нет, вы спросили. Да, возможно. Но нам нужно ответственно подходить к взаимным обязательствам и работать над этим.

Еще одна вечно горячая тема — Украина. Тут сразу несколько проблемных вопросов. Например, вооружение армии по стандарту НАТО и потенциальное вхождение в военный антироссийский блок.

М. Погребинский: Вот у нас пару дней назад был министр обороны Ллойд Остин, который привез на 60 млн долларов оружия, ну и пообещал натовское светлое будущее, образно говоря. Я тут сразу замечу, что разговор о том, что НАТО неактуально, поскольку Европа не соглашается, это все от лукавого. Необязательно быть членом НАТО, чтобы размещать инфраструктуру — американскую, британскую — военную на территории Украины. Я считаю, что этот процесс фактически уже начался. Что вообще можно сделать?

В. Путин: Угроза, о которой Вы сейчас сказали, ну, не сказали, а упомянули об этом, она для нас имеет существенное значение. И Вы правы, конечно, когда говорите, что формальное членство в НАТО может не состояться, а военное освоение территории уже идет. И это реально создает угрозу для Российской Федерации. Мы отдаем себе в этом отчет. Вот приехал министр обороны, который, по сути, открывает двери Украины в НАТО. По сути, его заявление нужно и можно именно так трактовать. Да, каждая страна имеет право выбирать. Никто не говорит «нет». Никто. Вот даже те европейцы, о которых Вы сказали, я знаю, я же с ними лично разговаривал, но сегодня какой-то деятель есть, а завтра его уже и нет, какой-то другой приходит на его место. И что? Это же не гарантия безопасности для России. Это просто разговор на заданную тему. И, конечно, нас это беспокоит. А что касается баз, ну, я знаю, там, соответствующие конституционные положения Украины, но учебные центры никто не запрещает иметь. А под маркой учебных центров можно все что угодно разместить. И как я уже говорил, это же было тоже, публично звучало, завтра под Харьковом ракета появится — чего нам делать-то с этим? Ну не мы же лезем туда со своими ракетами. К нам под нос их засовывают. Конечно, это проблема. Конечно, проблема.

Другая большая тема, связанная с Украиной, политическая расправа над Виктором Медведчуком, лидером украинской партии «Оппозиционная платформа — За жизнь», который уже который месяц по надуманным обвинениям находится под домашним арестом.

В. Путин: Его пытаются привлечь к уголовной ответственности за государственную измену. За что? Он что-то украл, какие-то секреты, тайно их передал? Нет. А за что? За его открытую политическую позицию, направленную на стабилизацию внутриполитической ситуации в стране и на выстраивание отношений с соседями, с которыми отношения крайне важны для самой Украины. Что беспокоит? Что этим людям голову не дает поднять? Кого-то просто убивают прямо на улицах, а кого-то изолируют. То есть складывается впечатление, что легальными способами украинскому народу не дают и не дадут сформировать такие органы власти, которые бы отвечали напрямую интересам украинского народа. То есть люди даже боятся отвечать на опросы социологические. Боятся. Потому что небольшая группа людей, которая присвоила себе, по сути, лавры победителей в борьбе за независимость, это люди крайних политических взглядов. Они на самом деле и руководят Украиной.

Что касается других наших соседей и партнеров — Турция. Что думает Путин об идее Эрдогана по реформированию ООН?

Ф. Лукьянов: Президент Турции Эрдоган буквально на днях сказал, что Совет Безопасности надо менять, потому что группа стран — победителей во Второй мировой войне монополизировала власть и так быть не должно. Вы согласны с этим?

В. Путин. Нет. Он приезжал недавно, был в России, как вы знаете, мы с ним встречались. Понятно, почему лидер Турции говорит об этом. Потому что он считает, судя по всему, что и Турция могла бы быть постоянным членом Совета Безопасности. Но это нам, даже не России решать, это нужно решать в ходе консенсуса. Но что важно, и я сказал об этом и президенту Эрдогану, если мы разрушим право вето постоянных членов, то Организация Объединенных Наций умрет в этот же день. Она превратится в Лигу Наций. Все. Это будет просто как бы площадка для дискуссий, «Валдайский клуб номер два». Но «Валдайский клуб номер один», он же здесь. Номер два будет в Нью-Йорке.

Ф. Лукьянов: Поедем, заменим. С удовольствием.

В. Путин: Да в этом-то все и дело, не хотелось бы ничего менять; то есть менять нужно — не хотелось бы разрушать основу. Вот в этом весь смысл ООН.

И все же поиск баланса нужен — за 75 лет с окончания Второй мировой расклад сил действительно поменялся, игнорировать тех же Индию и КНР в 2021 уже просто невозможно.

В. Путин: Вот это все предмет обсуждения. Суетиться только не нужно. Нельзя допустить ошибок на пути реформирования.

Еще вопросы из зала.

А. Миллер: Алексей Миллер, историк, Европейский университета в Санкт-Петербурге. Два года назад…

В. Путин: У нас два Алексея Миллера. Какая богатая Россия.

Историк Миллер напомнил, что еще до пандемии Владимир Путин предлагал лидерам пятерки стран-основательниц ООН собраться на отдельный саммит, чтобы обсудить стратегические вопросы дальнейшего развития мира.

В. Путин: Там возникли проблемы, которые с Россией не связаны. Связаны с некоторыми спорами внутри этой пятерки. Повторяю, связано не с Россией. Первое. А второе — началась эта пандемия в скором времени, и все это усложнилось на самом деле. Сама идея встречи, она, в общем, встречена была весьма позитивно. Надеюсь, что, может, когда-то это и состоится. Это точно пойдет на пользу.

Еще один вопрос к Путину как к историку: о продолжающихся попытках возложить на СССР и Россию, как правопреемнику Советов, ответственность за начало Второй мировой.

В. Путин: Ставить тем не менее на одну доску нацистов и коммунистов в преддверии Второй мировой войны и разделять ответственность 50 на 50 абсолютно недопустимо. Это ложь.

Владимир Путин отвечает не как гражданин и даже не как президент, а как исследователь. Он лично изучал резолюции Сталина.

В. Путин: Я видел в документах его даже резолюции. Реально советское правительство боролось за то, чтобы предотвратить начало Второй мировой войны. Тоже можно сказать — по разным причинам. Кто-то может сказать, что не были готовы, поэтому старались предотвратить. Но точно совершенно старались предотвратить, боролись за сохранение Чехословакии. Ставили вопросы по поводу того, чтобы защитить ее суверенитет. Я читал, прямо читал — мы же открываем сейчас эти архивы — какова была реакция той же Франции на происходящие события.

В Кремлевских архивах хранится много засекреченных документов, в том числе и про введение Красной армии в Польшу в 1939 году.

В. Путин: Я понимаю сегодняшнее польское руководство по поводу событий 1939 года. Но когда им говоришь: ну, ребята, посмотрите что происходило чуть-чуть раньше до этого, вы же поучаствовали вместе с Германией в разделе Чехословакии. Ну вы же фитиль этот подожгли, открыли пробку, а потом джин этот вылетел, его уже туда не загонишь. Я читал и архивные документы, которые оказались у нас, после того как Красная армия прошла через Европу. И немецкие, и польские, и французские. У нас все есть. Напрямую просто договорились о разделе Чехословакии, договорились о времени вхождения войскю Ну, послушайте, а потом все сваливать на Советский Союз. Но это просто не соответствует реалиям и действительности. А кто напал-то на кого? Кто напал? Что, разве Советский Союз напал на Германию? Нет. Ну да, там были эти секретные договоренности между Германией и Советским Союзом. Ну, кстати, обращу ваше внимание на то, что в Брест-то советские войска вошли тогда, когда там уже немецкие стояли, немецкие просто подвинулись и все. И Красная армия вошла. Понимаете? Ну, не нужно политизировать здесь ничего. Давайте спокойно, на уровне экспертов, почитаем документы и разберемся во всем. Ведь никто не обвиняет тогдашнее польское руководство. Но мы не позволим обвинять и Россию, Советский Союз в том, в чем обвиняют.

Ну и, наконец, президент призывать не забывать о самом главном, что касается Второй мировой.

В. Путин: А кто Берлин-то взял штурмом? Американцы, что ли? Англичане или французы? Красная армия. Подзабыли? На секундочку. Вспомнить несложно, это очевидный факт. У нас только под Сталинградом миллион 100 тысяч человек погибли. В Великобритании сколько, 400 тысяч? Меньше полумиллиона и в США. 75%, а то и 80% всего потенциала Вермахта было уничтожено Красной армией Советского Союза. Вы чего, подзабыли это совсем? Да нет, не подзабыли, а просто используют вот эти события прошлого для решения сегодняшних конъюнктурных внутриполитических вопросов. Это плохо. Потому что такое манипулирование историей ни к чему хорошему не ведет. Оно во всяком случае не ведет к взаимопониманию, которое так нужно сегодня.

Это послание Владимира Путина миру, может, и не ново, но по-прежнему актуально.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей