Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
14 октября 2012, 21:45

Эпидемия возвратов в детдома усыновленных детей — можно ли полюбить чужого ребенка?

Приемная американская мать решила вернуть усыновленного в Воронеже ребенка с формулировкой: "Не удалось сформировать в себе чувства привязанности". Это не первый случай, когда иностранцы возвращают, как в супермаркет, усыновленных, и не только в России, детей.

Но и в нашей стране, судя по статистике, вдруг началась эпидемия возвратов – и потому что россияне стали больше усыновлять, и потому что ни дети, выросшие в интернате, ни взрослые, получившие сформировавшегося ребенка, просто не умеют жить вместе и научиться негде.

Каждому десятому приемышу отказывают от дома, объясняя, что с ним слишком много хлопот. У взрослых, по идее, ответственных и принявших очень сложное решение людей, масса причин и масса объяснений, что мешает сделать кого-то счастливым и что дает право вернуть ребенка в приют. У детей - своя правда, до которой взрослым еще надо дорасти.

Коля рисует только черным фломастером, потому что семья у него есть только на этом рисунке. Последние родители его не просто бросили. Обманули. Посадили в машину и сказали - повезут в лагерь на неделю. Здесь он ждет их уже четыре месяца, хотя давно понял - никакой это не лагерь. Его вернули туда, откуда взяли - в детский дом.

"Детям нужна семья, потому что без родителей они никак не могут жить", - говорит Коля.

Ульяна рассказывает - плохо себя вела, и дядя пригрозил сдать ее в детдом. После этого она как с цепи сорвалась - стала вести себя только хуже. Хладнокровно объясняет, что хотела проверить - неужели правда за неубранную комнату, за прогулы в школе от нее откажутся? Она уже проходила это в свои-то 13. Ребенок, преданный однажды, просто ждал, когда другой взрослый снова сделает больно.

"Отец меня бросил: я была незапланированным ребенком", - рассказала она.

Тот, кто своим рождением вдруг нарушил взрослый план, и прекрасно это понимает, попадая в новую семью, изо всех своих детских сил будет пытаться вести себя как можно лучше. Но сил хватит ненадолго. Потом срыв. На детскую жестокость взрослые ответят своей. Когда за ребенком захлопывается дверь детдома с обратной стороны, маленький человек во всем винит только себя.

"Если бы не я, может, было бы все хорошо", - говорит Виталик.

Даша": Моя вина, в большинстве случаев это моя вина".

В мире взрослых много причин, почему детей возвращают в приюты. Около тысячи ежегодно отбирают органы опеки, каждого десятого из всех усыновленных отдают сами приемные родители, которые готовы любую проблему объяснить плохой наследственностью.

Взрослые отговорки вроде "не сошлись характерами" или "изменилась финансовая ситуация" даже в суде принимаются. По ним спокойно можно аннулировать усыновление. Приемным родителям и опекунам еще проще: даже объясняться не надо - привели обратно в приют, сдали за ненадобностью. Никакой ответственности за отказ. Ребенка в России вернуть в детдом иногда легче, чем сломанную игрушку в магазин.

Взрослые законы молчат о том, кто именно из органов соцзащиты должен контролировать приемные семьи, сколько раз в год, но самое главное - по каким критериям. То есть каждый инспектор решает детскую судьбу как умеет, а главное - как сам считает нужным.

"В законе такое вообще не прописано, это на усмотрение специалиста. Я пришла, я же реально не только специалист, я еще и человек, я же вижу, чисто здесь или нет", - говорит главный специалист управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Люберецкому муниципальному району Наталья Парамонова.

За что трех ее приемных мальчишек отправили обратно в детдом, Людмила Васильевна не может понять до сих пор. Ребят она водила на музыку, записала в спортивную секцию, а они с первых дней называли ее мамой. Однако инспекторы решили, что частичная потеря зрения у Гладковой - достаточная причина для отмены опекунства.

"Если я их столько лет растила, зачем разлучать-то! Делать такую травму! Травма, действительно! Сережка опять там начал заикаться", - рассказала Людмила Гладкова.

В этом случае взрослых не интересовало мнение ни детей, ни приёмных родителей.

"Эти семьи, которые берут детей, нуждаются в сопровождении, то есть в помощи психологической, медицинской, социальной, юридической", - говорит руководитель общественной организации "Право ребенка", член Общественной палаты РФ Борис Альтшулер.

Сейчас в законах - ни слова о поддержке семьи после усыновления. Прописано только обязательное прохождение школы приемных родителей - еще до знакомства с ребенком. Сухая теория, без помощи на практике, на которой чаще всего и поскальзываются.

"Свой ребенок, тоже кровный, может вести себя как угодно, он орет, плачет, ночами не спит. Никто же не бросает их, надо это просто пережить! Дальше - тьфу-тьфу-тьфу! Дети великолепнейшие", - говорят Ксения Муромская и Владислав Чичков.

В реальности все детские сказки заканчиваются по-разному. Для Саши и Насти дорога в семью была длинной. Их тоже предавали и обманывали: сначала родные папа с мамой, потом приемные. Но они поверили снова. Новые родители все проверки плохим поведением прошли.

Ульяна проверять больше никого не хочет. Для себя решила, что в семье она жить не будет, ее уже пытались удочерить - не согласилась.

Виталик, Даша и Ксюша винят себя до сих пор и уверены - они могут быть только плохими детьми.

Коля готов снова поверить взрослым. Еще помнит, как мама читала на ночь сказки, поэтому он все еще верит в свое маленькое детское счастье.

С этого года каждый, кто хочет взять в семью ребенка, обязан 80 часов учиться - как дать этому ребенку счастье и как разучить маленького человека злиться на себя и всех. Даже на тех, кто не причинял ему горя. 80 часов. Много это или мало померить невозможно. Возможно, лишь понять и принять: учиться быть вместе нужно будет обоим, всю жизнь.

Читайте также: