Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
18 января 2015, 21:40

Французское «11 сентября» — расстрел редакции журнала «Charlie Hebdo» поверг Европу в шок

Европа пытается справиться с шоком после страшной трагедии - расстрела исламистами редакции журнала "Charlie Hebdo". Люди с автоматами ворвались в здание и хладнокровно уничтожили собравшихся на еженедельную летучку. За этим терактом последовали захваты заложников теми же исламистами и их сторонниками.

Шок не только во Франции, но по всему миру был настолько острым, что невозможно было ни говорить, ни молчать - это напоминало 11 сентября на европейский лад. Было больно, страшно. Французы уговаривали друг друга без острой надобности не выходить на улицу. Отсюда, из России, звонили живущим в Европе друзьям и не знали, что сказать, кроме банального: "Держитесь".

Как людям, оказавшимся на войне. Только эта война, как, в принципе, любое нападение из-за угла, была подлой и необъявленной. И на этой войне, как, в принципе, на любой, стало понятно очень быстро, кто лучший ученик дракона.

Еженедельник "Charlie Hebdo" в газетные киоски всегда завозили небольшими партиями. Десяти экземпляров вполне хватало на неделю, до следующего выпуска. Но в эту среду за первые тридцать минут работы расхватали весь тираж. С трех миллионов его сначала увеличили до пяти, а теперь решено довести тираж до семи миллионов. Такого в истории французской печатной прессы не было никогда. Объявления о начале продаж "номера выживших" быстро сменились вывесками "Шарли нет, и не будет".

На обложке журнала - вновь карикатура на рыдающего пророка Мухаммеда с табличкой "Je suis Charlie" ( "Я - Шарли") и словами "Все прощено". Показывать ее мы не будем. Даже после всего шока и боли, которые пережила Франция, такая публикация вновь взывала жаркие споры.

"Я не Шарли. Зачем они снова это делают? Иногда в свободе слова и самовыражении наше общество заходит слишком далеко", - говорит житель Парижа.

"Я был Шарли, но теперь нет. Опять все повторяется. И свобода слова здесь ни при чем, у нас начинается война на религиозной почве", - считает Мухаммед.

24-летний Лассан Батили робко держится перед объективом фотокамеры. Родом из африканской республики Мали, Лассан приехал во Францию в 2006 году, последние четыре года работал в магазине кошерных продуктов у Венсенских ворот. Когда услышал стрельбу и увидел, что террорист захватил магазин, помог десяткам людей спрятаться в морозильной камере, предварительно обесточив ее.

"Я спустился в подвал на пять минут и вдруг слышу выстрелы. После нападения на "Charlie Hebdo" я сразу же подумал - неужели то же самое происходит и с нами? В это время я увидел людей, которые бежали вниз ко мне и все кричали: "Террористы здесь, здесь, они в магазине!" И я уже точно понял, что нас захватили", - рассказывает он.

Лассан знал, как можно было выбраться из магазина - на грузовом лифте, а затем через черный ход, но те, кого он укрыл, с ним пойти испугались. Лассан ускользнул и сообщил полиции подробный план супермаркета - где находятся люди, и как можно проникнуть внутрь, оставшись незамеченным. Его информация помогла спецназу провеcти штурм и обезвредить террориста Амеди Кулибали. Лассана теперь считают героем, власти страны решили дать ему вне очереди французское гражданство, церемония пройдет уже в ближайший вторник.

"То, что я увидел, было бесчеловечно. И не важно, кто по вере был этот террорист - христианин, атеист или мусульманин. Когда видишь, что человек открыл огонь по безоружным, мне было очень больно. Я спасал посетителей, не потому что они евреи. Просто нельзя, чтобы невиновные люди так погибали", - говорит Лассан.

Любительские съемки первых минут трагедии разлетелись по всемирной сети мгновенно. Эффект публичности - отличительная черта терроризма наших дней. Братья Саид и Шериф Куаши, французские граждане, прекрасно понимали, что их снимают, отсюда - и показательная бравада, и громкие лозунги о мести за оскорбление пророка Мухаммеда.

Угрозы в адрес журналистов поступали практически постоянно. Главный редактор Стефан Шарбонье по прозвищу Шарб последние два года все время ходил с телохранителем.

В здание террористы попали, угрожая убить одну из сотрудниц, только что вернувшуюся из детского сада, куда она отвела свою дочь. Она и открыла кодовый замок. Поднявшись на третий этаж, братья Куаши ворвались в переговорную. Выжившие позже сообщили полиции, что многих журналистов и художников террористы знали в лицо и называли их имена, прежде чем нажать на курок. 12 человек мертвы, восемь из них - сотрудники редакции. Нападавшим было все равно, кого убивать, даже своего брата по вере, мусульманина  Ахмеда Мерабе из комиссариата 11-го округа Парижа. Раненого полицейского террористы хладнокровно добили выстрелом в голову.

Братья Куаши профессионально владели оружием, боевую подготовку они получили в Иемене и Сирии. Оба воевали в отрядах оппозиции. Во Францию вернулись летом прошлого года и решили устроить джихад уже на родине. О том, что это джихад, Куаши успели сообщить сами, позвонив в редакцию информационного канала BMF-TV. Они заявили, что действовали от имени и по заданию йеменского отделения "Аль-Каиды". Сама организация "Аль-Каида Аравийского полуострова" позже распространит видеообращение, в котором подтвердит свою ответственность за теракт.

"Что касается благословенной парижской битвы: мы, организация "Аль-Каида аль-Джихад на Аравийском полуострове", берём на себя ответственность за это деяние, ставшее возмездием Посланника Аллаха", - сказали террористы.

Другой террорист Амеди Кулибали, захвативший магазин кошерных продуктов, позвонил на тот же канал и рассказал, что его на задание отправила группировка "Исламское государство". Организаторы двух нападений были знакомы. Амеди Кулибани и Шериф Куаши вместе сидели в одной тюрьме, связь поддерживали через своих жен.

Развязка парижской трагедии была очень быстрой. Два штурма с разницей в десять минут. Сначала обезвредили братьев Куаши, их блокировали в здании типографии в городке Дамартан эн Гуэль, что в 50 километрах от французской столицы. Террористы, попытавшиеся вырваться на улицу, уничтожены.

В это же время операция у Венсенских ворот. Сценарий похож - взрывы шумовых гранат и огонь на поражение. Выбежавший из магазина террорист застрелен прямо в дверях. При себе у него были два автомата и взрывчатка. Он даже успел заминировать магазин, расставив 15 растяжек. Итог операции — 17 заложников освобождены, четверо — погибли. Все - от рук самого террориста, поспешил заявить прокурор Парижа.

"Это драма для всей Франции. Конечно, я волнуюсь, такое происходит у нас в городе. Атмосфера очень гнетущая", - говорит житель Парижа.

"Я не верю, что ненавистью, будь-то религиозной или политической, можно чего-то достичь. Мне очень жаль, что такое творится у нас в стране", - говорит другая парижанка.

Марш единства, собравший на прошлых выходных полтора миллиона людей в Париже, шел по столичному бульвару Вольтера. Символично, ведь именно французскому писателю и гуманисту принято приписывать крылатое выражение: "Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказать".

"Я не француз. но живу здесь более 25 лет. Важно показать, что мы все защищаем нашу республику, разделяем ее ценности", - говорит участник марша.

"Было важно прийти сюда, чтобы сказать: "Нет терроризму, нет ненависти", что мы едины в сложные времена", - говорит другая участница акции.

Вывести столько людей на улицы французских городов - а митинги и манифестации прокатились по всей стране - для президента Олланда было делом принципиальным. Мол, народ и власти едины. Из репортажей западных СМИ складывалось впечатление, что во главе миллионной колонным шли все европейские и мировые лидеры, но это обман. На кадрах, снятых с крыши здания на параллельной той, по которой шел марш, видно - за группой политиков пустота. Их окружили охраной и снайперами и попросили пройти перед камерами всего несколько сот метров.

Понятно, что безопасность иностранных гостей в стране, где только что совершили теракты - вопрос архиважный. Задевает другое - театрализованность действа, неискренность в момент, когда все чувства людей обострены до предела.

На этой неделе во Франции завели 54 уголовных дела по статье "Попустительство терроризму". Среди задержанных - и те, кто в соцсетях высказался о трагедии в провокационном сатирическом тоне. Самое громкое дело - комика Дьедонне, на странице в фейсбуке он написал, что ощущает себя "Шарли Кулибали" - намек на название журнала и на имя террориста.

Франция вывела на улицы своих городов дополнительный 10-тысячный армейский контингент. Уровень террористической угрозы самый высокий - "красный". Страна никогда не проводила подобную мобилизацию в мирное время. Под особую охрану берутся все еврейские школы, синагоги, магазины и места сбора еврейских общин.

Премьер Израиля Беньямин Нетаньяху даже предложил французским евреям переехать на свою историческую родину, там он гарантирует им безопасность: "Евреям, которые захотят переехать в Израиль, я говорю - добро пожаловать! Мы встретим их с распростертыми объятиями, с теплым сердцем".

Охранять намерены и мечети, в последние дни в стране участились случаи нападения на них. Выполнить эту задачу должны почти пять тысяч сотрудников жандармерии.

Все неделю Париж живет, как на иголках - по несколько тревожных инцидентов за день. Срочно в час пик эвакуируют вокзал, потому что обнаружили подозрительный предмет. Вызывают бригаду спецназа, когда местный сумасшедший с пистолетом входит в районное отделение почты. Обращая нервозность чувствуется повсюду.

Власти Франции и европейских государств всерьез задумались о пересмотре принципов, на которых базируется Европейский Союз. Пока речь идет об усилении контроля на внешних границах ЕС.

"Все это является последствиями 30-летней массовой хаотичной иммиграции. Нужно пересмотреть шенгенские соглашения, политику интеграции, образование. Если мы не пересмотрим все это, если мы не повернём страну на этот путь, следует готовиться к весьма трудным временам", - считает лидер партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен.

Все последние дни Франция хоронила погибших. Если верить ливанской газете "Ас-Сафир", спецслужбы арабских стран предупреждали французских коллег о готовящихся терактах. Но реакции не последовало.

Читайте также: