Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
31 октября 2019, 21:00

Проблемы первичного звена здравоохранения Владимир Путин обсудил с жителями Калининградской области

 

Кирилл Клейменов

В Калининградской области наш президент сегодня встретился с общественностью. Я давно это заметил: в Москве общественность у нас одна, а в Калининградской области, как и в любой другой точке за МКАД, совершенно другая. Московскую интересуют проблемы, о которых в Калининградской области толком даже не слышали. И наоборот.


И вот вопрос: это потому, что жизнь внутри МКАД и за ним слишком разная? Или просто за пределами кольцевой дороги наши западные партнеры недорабатывают?

В некоторых случаях ручное управление может выглядеть именно так, как показал президент. Сделал он это, правда, с улыбкой, когда выяснял, сколько может стоить велодорожка, которую планируют построить на знаменитой Куршской косе. 41 километр, в ширину – три метра, это уже целый велотракт, идущий вдоль моря, мимо сосен. В Калининграде собираются всерьез взяться за ЗОЖ – здоровый образ жизни. Полет своей фантазии чиновники, однако же, должны ограничивать реальными финансовыми возможностями, и президентский кулак неспроста напомнил об этом в самый разгар обсуждения вопроса – почему же в регионах первичное звено здравоохранения по-прежнему получает недостаточно денег.

В. Путин: «Получается, что на федеральном, да часто и на региональном уровне, говорят: это не наш уровень ответственности. Рядовой гражданин даже не знает, что там муниципальное, что там государственное. Он исходит из того, что власти в широком смысле этого слова должны обеспечить качество обслуживания, в данном случае – медицинского. Мы исходим из реалий сегодняшнего дня и должны реагировать на то, что в жизни происходит. А происходят, к сожалению, не очень хорошие вещи, связанные с тем, что первичное звено нуждается в очередной раз в поддержке с федерального уровня».

Медицинское обслуживание в масштабах государства едва ли не самая сложная в организационном смысле сфера. Множество должностных инструкций, зачастую устаревших, сильно мешают врачам. Один из примеров этого — оказание психологической помощи беременным женщинам. Из-за чего, к сожалению, многие из них так и не становятся мамами.

М. Колесникова, руководитель кризисного центра «Дом для мамы» и исполнительный директор программы «Спаси жизнь»: «Когда женщина решается на аборт, должная психологическая помощь ей не оказывается. Врачи очень часто оказывают моральное давление на женщину. Ключевым вопросом остается допуск профильных НКО в учреждения. Мы готовы найти специалистов, обучить их. Важно, чтобы их пускали в женские консультации».

В. Путин: «Эта сфера очень тонкая, и не каждая женщина хочет, чтобы вообще об этом знали, если уж она обращается по вопросам прерывания беременности. Я понимаю. Но можно делать на основе добровольности».

Т. Голикова: «В существующие центры кризисной беременности при женских консультациях будут дополнительно направлены финансовые ресурсы. Мы увеличиваем на тысячу стоимость родового сертификата и даем возможность направить эти средства в том числе на услуги, которые оказываются (правовые услуги и психологические услуги)».

В. Путин: «Этого недостаточно. Во-первых, представителей НКО вполне можно привлекать к этому, денег не требует. Второе. На основе добровольности запросто можно это делать. И третье. Вы сказали, это дает право – нужно рекомендовать использовать на эти цели. Потому что если вы просто дадите деньги, не факт, что они будут истрачены именно туда, на что вы их дали. Вот это точно надо сделать».

Отдельная тема – оказание паллиативной помощи. Здесь фактически приходится продумывать и создавать систему взаимодействия между Минздравом, местными властями и правоохранительными органами.

А. Жданова, эксперт проекта «Регион заботы» ОНФ, сотрудница фонда помощи хосписам «Вера»: «Большое спасибо за решение о ввозе в страну незарегистрированных лекарств, пока не зарегистрированных. Мы понимаем, какое сложное это было решение. В основе его лежит милосердие, милосердие государства, и за него огромное спасибо.. По данным различных опросов, от 37 до 70 процентов медиков говорят о том, что риск привлечения к уголовной ответственности мешает им спокойно работать с такими препаратами. Я хочу сказать, что до тех пор, пока у нас будут необезболенные пациенты поступать в хосписы, пока мы будем в отношении конкретных пациентов вручную решать вопросы обезболивания, пока врачи будут бояться работать с такими препаратами, я бы говорила о несбалансированности антинаркотической политики и политики в сфере охраны здоровья».

В. Путин: «Я согласен. Конечно, мы знаем, к сожалению, и случаи криминального характера, когда медицинские работники используют свое положение для того, чтобы пустить в нелегальный оборот наркотические препараты или содержащие наркотик. Как можно выйти из ситуации? Очень просто. На уровне медучреждения достаточно коллегиально принять какое-то решение, зафиксировать это в акте, акт этот должен приобретать характер определенной нормы, может носить нормативный характер. Это надо все продумать».

Минздрав, как было сказано на встрече, уже выделил деньги на закупку транспорта для врачей, которые выезжают на дом для оказания помощи больным, нуждающимся именно в паллиативной помощи.

Врач Елена Сазоник, работающая в одной из калининградской поликлиник, пожаловалась, что на введение нового оборудования уходит много времени, иногда месяцы. Происходит это из-за того, что закон запрещает нанимать одну компанию, которая и поставила бы оборудование, и обучила персонал, а потом еще обслуживала бы эти дорогостоящие приборы.

В.Путин: «Это напоминает мне разговор на юридической консультации, когда бабушка приходит к адвокату и говорит: "Имею ли я право?" Он говорит: "Имеешь, бабушка". Она: "Нет, я хочу спросить, имею ли я право?" «Да имеешь». "Могу или нет?" "Нет, бабка, не можешь". Это шутка, но она к месту, я сейчас скажу почему. В соответствии с действующим законодательством, к медицинскому оборудованию применяется принцип полного жизненного цикла, но только тогда, когда учреждение оборудуется целиком либо строится с нуля. А если оно закупается в действующее учреждение, то этот способ использования оборудования как полного жизненного цикла не применяется, а должен применяться. Я прошу коллег услышать это и внести соответствующие коррективы в нормативную базу».

Татьяна Соловьева, многодетная мама, которая вместе с мужем воспитывает детей, в том числе и по договору опеки, обратила внимание президента на то, что, согласно недавно принятым на уровне правительства решениям, при выходе на пенсию она будет считаться работающим пенсионером и при этом потеряет в пенсионном доходе. А ведь на ней 21 ребенок.

Т. Соловьева: «Через пять лет я выхожу на пенсию. У меня пять своих детей, я выхожу раньше других мам. Естественно, я буду считаться работающим пенсионером и буду получать не всю пенсию, страховую часть я получать не буду».

В. Путин: «Безобразие. Это не ирония, не шутки. Можете дальше не продолжать. Я эту проблему знаю. И я уже поручение правительству дал, коллеги знают об этом. Эта несправедливость должна быть устранена. Вы выполняете важнейшую морально-нравственную задачу и государственную, в полном смысле этого слова. Ребятишек поднимаете. Конечно, для таких людей, как вы, безусловно, государство в состоянии и должно сделать исключение».

Многие из присутствовавших на встрече с президентом входят в «Общероссийский народный фронт» и, соответственно, таким образом принимают участие в выработке многих практических решений. Но прямое общение, подобное сегодняшнему, как заметил Владимир Путин, очень помогает и при подготовке системных решений, которые затем озвучиваются, например, и в президентском послании к Федеральному собранию.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей