Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
6 июля 2020, 18:31

Не стало великого итальянского композитора Эннио Морриконе

Он умер в Риме в ночь на понедельник, ему был 91 год. По-настоящему великий маэстро, его знают и любят миллионы людей во всем мире, в первую очередь, за саундтреки к фильмам. Мелодии Морриконе звучали в сотнях картин, он работал с Тарантино, Стоуном, Полански. Без его проникновенной музыки фильмы, которые считаются классикой мирового кинематографа, мы уже не представляем. Его мелодии сильнее всяких слов передают эмоции и образы. 

Он признавался, что никогда не сочинял за роялем. Музыка рождалась и звучала в голове. А Эннио Морриконе ее записывал. На создание очередного шедевра уходила неделя, две, иной раз несколько месяцев. Его называли волшебником. Его музыка то плакала, то кричала, то шептала. Словно душа. Когда невозможно подобрать слова, Морриконе говорил на языке музыки так точно, что слова уже и не нужны.

В 81-м году Морриконе написал саундтрек для фильма «Профессионал», в котором главную роль сыграл Жан-Поль Бельмондо. Но во многом благодаря музыке очередной триллер о наемном убийце превратился в классику.

Часто случалось, что музыка, написанная Морриконе для очередной картины, начинала жить своей жизнью. Но несмотря на это, конечно, все равно, когда слышишь мелодию, вспоминаешь фильм. Видишь кадры из фильма, в голове обязательно звучит музыка.

– Если я соглашаюсь работать над фильмом, то пишу музыку еще до того, как видел его. Потому что доверяю режиссеру, которого знаю, и мне понравилась идея фильма и его разработка, – рассказывал Эннио Морриконе, композитор.

Всего он написал более 400 саундтреков: «Однажды в Америке», «Неприкасаемые», «Лолита», «Спрут». Сочинять музыку к фильмам Морриконе начал в 61-м году. Первые кинокартины – вестерны. «За пригоршню долларов», «На несколько долларов больше», «Хороший, плохой, злой». Это он придумал узнаваемые с первых нот мелодии того самого Дикого Запада.

Он был пять раз номинирован на «Оскар». Впервые золотую статуэтку получил только в 2007 за выдающийся вклад в кинематограф. Вторую в 2016 за музыку к фильму Квентина Тарантино «Омерзительная восьмерка». Морриконе вновь вернулся к тому, с чего начинал: вестерну. Только спустя полвека его Дикий Запад зазвучал уже иначе.

– Он не иссякаем был, понимаете. Он все время творил до последних дней, всегда говорили: гениальность в простоте. По ощущениям, ну проще невозможно. любой может написать этот мотив. Но, к сожалению, ни у кого больше не получается, это действительно дар божий растрогать эти неизведанные струнки души в каждом человеке, – говорит Денис Мацуев, народный артист РФ.

В кино он работал и с европейскими режиссерами, и с американскими, и с российскими. В 2004 написал музыку для фильма Владимира Хотиненко «72 метра».

– Я говорю: Эннио, а как ты с Сержио Леоне работал. Как музыку писал. Он так взбодрился: он мне сказал: напиши хорошую музыку, а я ее найду, куда поставить. Я говорю: Эннио, давай пойдем таким же путем. Напиши хорошую музыку, а я ее найду, куда поставить, – вспоминает Владимир Хотиненко, режиссер, народный артист РФ.

Как тогда признавался сам композитор, он согласился написать музыку к фильму «72 метра», потому что его до глубины души потрясла и сама история о русских подводниках, и то, что режиссер постарался придать картине ощущение надежды на фоне трагедии. Эннио Морриконе был убежден, музыка не может спасти, но она может утешить: «Это очень современный фильм. Тема не могла меня оставить равнодушным, и финал должен быть оптимистичным. Такую музыку я и писал. Верю, что в жизни тоже надо уметь побеждать обстоятельства, какими бы трагичными они ни казались».

Помимо саундтреков, которые принесли композитору мировую славу, Морриконе сочинял и камерную инструментальную музыку, часто посвящая эти произведения своей супруге. Давал концерты, собирая полные залы. Он говорил, что для кино старался писать тональную музыку, которую легко воспринимать на слух и которую можно сыграть на любом инструменте. Вот и кажется, в каждом звуке словно душа Морриконе. 

Читайте также: