Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
25 мая 2018, 21:00

Центральным событием Петербургского международного экономического форума стало пленарное заседание

Сегодня — основной день международного экономического форума в Петербурге. Центральное событие — это пленарное заседание, где Владимир Путин говорил об испытании на прочность, которое проходит мир.

Когда нарушаются правила, когда честную конкуренцию вытесняет право сильного, есть угроза кризиса, каких еще не было в истории. Как его избежать — у российского лидера есть ответ. Как были и развернутые ответы на самые разные серьезные вопросы.

За мгновение до начала главного события всего форума свои места занимают представители российского бизнеса и власти. Все только что с переговоров.

С задержкой в час — график более чем насыщенный — в зале появляются участники дискуссии: Путин, Макрон, Абэ, Цишань и Лагард. Ну а первым берет слово ведущий, в этом году — главред холдинга Bloomberg Джон Миклетвейт.

«Это собрание, на мой взгляд, дань уважение к энергии Владимира Путина, его силе убеждения. Это также может быть признаком того, что у Дональда Трампа есть уникальная способность собирать людей вместе без него», — сказал модератор, главный редактор, Bloomberg Джон Миклетвейт.

Уже из вступительных речей президентов становится ясно: главные темы публичных дебатов — свобода и несвобода торговли, кризис доверия, протекционизм.

«Правилом становится нарушение правил. Сегодня речь идет о "новом издании" протекционизма, об использовании очевидно надуманных предлогов, о ссылках якобы на интересы национальной безопасности – для чего? – для подавления конкурентов или вымогательства уступок. Запущенная спираль санкций и ограничений только раскручивается и бьет по все большему числу стран и компаний, включая тех, кто был уверен, что к ним-то режим торговых ограничений никогда не будет применяться, что подобные проблемы обойдут их стороной. Но произвольность и бесконтрольность неизбежно порождают соблазн использования инструментов ограничений – снова и снова, все шире и шире, направо и налево, по любому случаю», — сказал Владимир Путин.

Политику некоторых, как принято говорить, партнеров России Владимир Путин называет экономическим эгоизмом, который отбросит мир в эпоху натурального хозяйства.

«Сегодня нам нужны не торговые войны, и даже не временные торговые перемирия, а полноценный торговый мир. ВТО, конечно, неидеальна. И тем не менее нерешаемых проблем в системе ВТО тоже нет. Отказываться от нее, не создав ничего взамен, – значит, разрушить сложившийся баланс. И тогда в торговых спорах не будет ни истцов, ни ответчиков. Кто прав, будет решать только сила. Естественно, дело не в том, чтобы заморозить, законсервировать существующий порядок вещей, превратить в догму то, что изжило себя, нежизнеспособно. Мир, конечно, меняется, и с ним должны меняться институты и правила. Но очевидно одно: эти правила должны быть прозрачны и едины для всех», — отметил президент России.

Эммануэль Макрон, с которым Владимир Путин проводит уже второй день переговоров, вторит российскому президенту, цитирует русскую классику: Толстого и Солженицына. Фразой последнего — «закат смелости» — описывает собственное видение сегодняшнего миропорядка. Обращается к партнерам — говорит, нам нужна отвага.

«Если самому себе не верить, если самого себя не уважать, то и никто тебя уважать не будет, поэтому я считаю, что необходимо бороться за соблюдение суверенитета. Дорогой Владимир, я считаю, что нам необходимо работать вместе, чтобы Россия оставалась в рамках Совета Европы, чтобы по многим вопросам — экономическим, социальным, оборонным — наш стратегический диалог обрел новую динамику», — сказал Э. Макрон.

Следом выступает японский премьер Синдзо Абэ. Предлагает партнерам вместе с ним на несколько минут оторваться от реальности и помечать: «Давайте представим, что в финале чемпионата сборная России будет играть с Японией, которая перед этим в полуфинале выиграет у сборной Франции».

Он рассказывает гостям о том, каким представляет идеальное будущее — общие российско-японские торговые морские пути, поставки российского сжиженного газа в Токио. Говорит, разве это все — грезы? Нет, это цели, которые могут быть достигнуты после подписания мира.

«Владимир, сейчас мы находимся на поворотном этапе истории. И та дорога, по которой нам следует идти, и те усилия, которые нам нужно прилагать, они очевидны. Нам надо работать для блага будущих поколений наших стран — Японии и России», — сказал Синдзо Абэ.

Абэ говорит кратко. В этом смысле его речь особенно контрастирует с выступлением французского президента, который говорил почти полчаса.

Взойдя на трибуну четвертым, китайский вице-премьер начинает с того, что следит за часами.

«Как и обещал Путину, я закончил свое выступление в течение 7 минут. Это доверие, оно важно», — отметил Ван Цишань.

Получив слово последней, с шутки начинает выступление и глава Международного валютного фонда Кристин Лагард.

«Я чувствую себя, как пятый муж Лиз Тейлор. Он знал, что от него ждут, но он не знал, как быть оригинальным, оказавшись в этой ситуации», — сказала она.

Она критикует современную мировую экономику за запредельный совокупный долг — 162 триллиона долларов. На этом фоне российская низкая задолженность и дефицит бюджета, по ее словам, смотрятся крайне выигрышно.

«Россия реализовала один из самых потрясающих планов в области макроэкономики. который можно только себе представить. Есть специальный сберегательный фонд на черный день, плавающий валютный курс. Это позволило, несмотря на сложные условия в последние три года, добиться низкого уровня государственной задолженности и безработицы. Но вне всякого сомнения России необходимо добиться повышения производительности труда, диверсификации и отхода от нефтегазовой экономики. Необходимо укрепить инвестиции в здравоохранение и образование, а также больше интегрироваться в мировую экономику», — отметила Кристин Лагард.

И вот только после этого ведущий получил возможность задать вопросы участникам пленарного заседания. Обсудили срыв американо-северокорейских переговоров, планы США по выходу из иранской сделки.

«Россия поддерживала санкции в отношении Ирана, принятые Совбезом ООН и никогда не поддерживала ничего, что навязывается кем-либо в одностороннем порядке. Я подчеркиваю: это контрпродуктивно. И у нас, и на Западе эксперты вспоминают мое выступление в Мюнхене, когда я говорил о недопустимости придания экстерриториального характера правовым нормам одного государства, в данном случае США. Тогда на меня многие рассердились и в Штатах, и в Европе. Но я как раз именно об этом и предупреждал Если мы будем внимательно анализировать то, что происходит и своевременно реагировать, будет меньше таких проблем. Мы много работали с иранскими партнерами, чтобы они пошли на компромиссы. Сегодня они свои обязанности выполняют. Я недавно встречался с директором МАГАТЭ. И он мне еще раз сказал, что Иран полностью выполняет взятые на себя обязательства. За что их наказывать?» — говорит В. Путин.

Ожидаемо Владимира Путина об отношении к американскому президенту.

«Провокатор, я не был связан с избирательной кампанией Трампа», — сказал Владимир Путин на реплику модератора.

«Мы не можем быть удовлетворены уровнем и характером российско-американских отношений. Господин Трамп предложил провести отдельную встречу, но вот пока не складывается, у нас много возникает проблем. Но мы готовы вести предметный диалог, он давно назрел. Дональд высказал озабоченность по поводу возможной новой гонки вооружений. Я с ним полностью согласен. Он вот эти шаги, которые мы обсуждаем сейчас и по Северной Корее, и по иранской, они, конечно, нас не сближают. Но это тоже повод для того, чтобы обсуждать эти вопросы. Эммануэль сказал, что у Европы и США есть взаимные обязательства: Европа зависит от Соединенных Штатов в сфере безопасности. Но на этот счет не надо переживать - мы поможем. Мы обеспечим безопасность. И, во всяком случае, все, что от нас зависит, мы сделаем для того, чтобы не было никаких новых угроз», — сказал президент России.

Вот и Эммануэль Макрон, пока не преуспевший в переговорах с Америкой, теперь сожалеет о решениях, которые годы назад приняли союзники по НАТО.

«Думаю, что ошибка, совершавшаяся последние 20 лет, состояла в том, что в НАТО мы не полностью выполнили обязательства, которые были приняты в определенный момент. Это вызвало справедливые опасения России», — сказал Макрон.

Российский президент напоминает, как из-за американских санкций понесли потери французские и японские банки — выплачивали штрафы за работу с Ираном. Речь заходит уже о санкциях, наложенных на Россию.

Путин, впрочем, замечает — есть и убытки и ощутимое сдерживание российского бизнеса на международной арене.

«Все играют в футбол, но при этом применяют правила борьбы дзюдо. Вот интересная игра какая получается: это совсем не футбол и не дзюдо. Это просто хаос. Вот мы куда движемся и что нас беспокоит. Вот эта санкционная дубинка, как здесь уже прозвучало, она все чаще и чаще применяется не только в отношении России. Хорошо это или плохо, это преодолимо или нет? Ну, конечно, российская экономика явно стабилизировалась, несмотря на сразу двойные, тройные удары, связанные с падением цены на наши традиционные товары экспортные, группы на энергоносителей, на металлы, в свое время, на химию. Плюс еще санкционное давление, все это вместе свалилось, но мы смогли, смогли пройти через этот путь, даже больше того - укрепили свою экономику», — отметил российский президент.

Путин, впрочем, замечает: есть и убытки, и ощутимое сдерживание российского бизнеса на международной арене.

«У каждой страны существуют свои национальные приоритеты и свои интересы. Я говорил об этом в ходе сегодняшнего своего выступления. Мы, конечно, будем стремиться к реализации своих национальных интересов. В чем они состоят сегодня и на ближайшую перспективу? Во внутреннем развитии, прежде всего. Мы должны обеспечить рост производительности труда в нашей экономике. Мы должны создать условия для привлечения инвестиций, потому что без инвестиций невозможно решить другую задачу - невозможно диверсифицировать нашу экономику. Для того, чтобы привлечь капиталы дружественных нам компаний, стран, нам нужны хорошие отношения и с Европой, и со всем миром, и с Соединенными Штатами. Мы это прекрасно понимаем и отдаем себе в этом отчет. Но если нас ставят перед выбором - или мы существуем как суверенное государство, или нам включают какие-то ограничения, то мы, конечно, выбираем первое, потому что это слишком не сопоставимые субстанции ставятся на чашку весов», — сказал Владимир Путин.

К тому моменту дискуссии длится уже почти три часа. Последний вопрос — хозяину форума.

«Кто станет чемпионом мира по футболу?», — спросил модератор встречи.

«Победят организаторы, которые на должном уровне организуют этот замечательный праздник для всего международного сообщества, для всех любителей этой замечательной мировой игры. Во всяком случае, в этом мы видим свою задачу, — ответил президент России. — Что касается непосредственно команды, которая выиграет, то, как говорится, победит сильнейший. Мне бы очень хотелось, чтобы это действительно было праздником для всех, кто любит спорт, - для футболистов, и для наших болельщиков. Сделаем все, чтобы и болельщики, и футболисты, и игроки чувствовали себя в России как дома».

На этом заседание закончилось, но еще в его середине некоторые журналисты начали говорить о возможном начале перезагрузке отношений России с Европой по итогу XXII петербургского форума. А показалось ли так российскому бизнесу?

«На мой взгляд, самая главная проблема – доверие. Возобновление доверия и будет главным содержанием будущего», — говорит предприниматель Алишер Усманов.

«Они все говорят, что Россия — это большой рынок, что санкции — это политика, что рано или поздно это уйдет. Сегодня у нас была сессия нашего банка, где выступали большие инвесторы, и они говорили, что мы работаем, мы не видим какого-то испуга особого», — сказал президент-председатель правления Банка ВТБ Андрей Костин.

«Мы подписали новое соглашение с Total. Мы, бизнесмены, стараемся, а политики… Слово «суверенитет», по-моему, ключевое», — сказал предприниматель Геннадий Тимченко.

«Я хотел бы отметить, что Владимир Владимирович особо подчеркнул: не надо резких движений и в контексте Ирана, и в контексте нашей ситуации, двери всегда должны оставаться открытыми, мы должны искать в рамках диалога решения», — отметил председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг.

Контакты же лидеров — Путина, Макрона и Абэ — сегодня еще не окончены. В Петербурге «Белые ночи» — поздним вечером гала-прием в Царском Селе.

Читайте также: