Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
14 февраля 2020, 21:17

В правительстве обсудили, как улучшить ситуацию с лекарствами для онкобольных

 

Кирилл Клейменов

Есть такое расхожее выражение — «информационная война». Оно вот что означает. Никого не интересует просто информация. Правда никого не интересует. Как и на любой войне, интересует одно — ущерб противника. Как это работает в повседневной жизни? Ну вот, например, так.

Одно довольно шумное издание, со стажем и репутацией (какой — другой вопрос, но на войне не до чистоплюйства), пишет о том, что мы, программа «Время» в данном случае, не даем в эфир нами же подготовленный материал на важнейшую тему — смертность от детского рака. Она выросла. И вот на тему, почему она выросла, и готовился материал.

Почему мы не даем материал, казалось бы, самое время у нас бы и спросить. Но это если бы речь шла о мирной жизни, о журналистике, старомодно выражаясь. Но на войне, даже на информационной, — другое дело. На войне все для фронта, все для победы.

Что ж, коллеги, зашли вы с козырей. Дети — это святое. И надеюсь, хотя и слабо, что, когда вы врете, вы и вправду о них вспоминаете. И посмотрите материал, который, как мы и планировали, в канун Всемирного дня борьбы против рака у детей подготовил Евгений Лямин. Хотя бы для того, чтобы потом авторитетно написать, что материала не было.

В перерывах между процедурами — занятия. Арсен решает пока простые примеры. У его мамы, как у других родителей, и, конечно же, врачей совсем иная арифметика, куда сложнее: рассчитать, чтобы хватило запасов лекарства. Качественных базовых для лечения препаратов импортного производства не хватает, достаются с трудом. И далеко не всегда.

В Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева врачам все чаще звонят коллеги из регионов, где оригинальные препараты закончились давно: возьмите на лечение наших детей.

«Препараты "L-аспарагинааза", "ПЭГ-аспарагиназа" уже два года нам привозит фонд "Подари жизнь" конкретно по заявкам. Пишем на пациентов, и мы имеем качественные препараты. Но мы же не вся страна. Очень многие клиники не имеют возможности покупать эти препараты. Оба очень важны. Когда они исчезли с рынка, выживаемость, которой мы так гордились, которая приближалась к 90%, стала 80% и чуть ниже. И это достоверные данные. Количество рецидивов, которые были 4-6%, стало 15%», — привела данные генеральный директор НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Галина Новичкова.

И это учитывая, что заболевание, как говорят врачи, курабельное, то есть поддающееся излечению. Накануне детские онкологи рассказали о проблеме на встрече с главой правительства. Сегодня на совещании, посвященному совершенствованию онкологической медпомощи, Михаил Мишустин подчеркнул: разработаны меры для решения двух основных проблем — качество и дефицит лекарств.

«Для нас, конечно, безусловный приоритет – это жизнь и здоровье, я бы даже сказал, выздоровление пациента, тем более ребенка, который болен. Никакие экономические выгоды производителей не сравнятся с тем, как быстро ребенок может почувствовать себя лучше и насколько успешно он преодолеет болезнь. А для этого прежде всего нужны качественные препараты», — сказал премьер.

Зарубежные качественные лекарства в тендере при госзакупках порой просто не участвуют. Действует так называемая формула «третий лишний»: если есть два российских аналога — импортные не допускаются. Михаил Мишустин отметил, что наши фармпроизводители в последние годы серьезно работали над улучшением качества производимых лекарств. Им оказывается серьезная поддержка.

«У нас уже появились сегодня хорошие, качественные лекарства, которые не уступают зарубежным аналогам, продаются намного дешевле. И работа по созданию таких препаратов будет нами продолжена, — сообщил премьер. — Вместе с тем история болезни всегда индивидуальна. Есть ситуации, когда комплексное использование препаратов, включая зарубежные, дает лучшие результаты, позволяет сократить количество побочных явлений и в конце концов ведет к тому, что пациент быстрее выздоравливает. В этих случаях в приоритете, мы все понимаем, должна быть не страна происхождения лекарства, а эффект для пациента, особенно если пациент – маленький ребенок».

При решении вопроса очень важно, говорят в правительстве, работать напрямую с врачами-онкологами.

«Самое главное и самое быстрое — это совместно с экспертным врачебным сообществом разработать схему лечения по тем онкологическим заболеваниям, которые они посчитают абсолютно приоритетными, и на основе этих схем лечения внести изменение в действующее постановление правительства, когда можно будет закупать соответствующие лекарственные препараты, которые будут в этих схемах, по торговым наименованиям. Это значит, что нет приоритета ни отечественных, ни иностранных производителей, а есть приоритет препарата, который излечивает заболевание или приводит к улучшению качества жизни и продлению этой жизни. Другое предложение связано с тем, что если пациент в медицинском учреждении получал какой-то препарат, на котором он шел хорошо, который приводил к улучшению и его выписали, важно, чтобы этот же препарат он получал на дому и в дневном стационаре», — сказала заместитель председателя правительства РФ Татьяна Голикова.

На работу — не больше месяца. Изменения в постановление планируют внести к середине марта. Врачу, назначая лечение, не придется выбирать из того, что есть, а, наоборот, изначально будет закупаться то, что необходимо для качественного лечения. Ведь, проведя исследования, в центре детской гематологии выяснили, что активность некоторых дженериков, попадая в плазму, или же деградирует, или вовсе пропадает. Отечественные фармкомпании нередко используют зарубежное сырье. И здесь вопросы то ли к самой субстанции, то ли к технологии производства.

«Чтобы сделать лекарство, помимо этого сырья, его надо очистить, обработать, туда надо добавить различные стабилизаторы и так далее. И вот эту составляющую никто не может проконтролировать и понять, как оно влияет на это действующее вещество», — отметила заведующая детским отделением Санкт-Петербургского онкоцентра Маргарита Белогурова.

На качество и безопасность будут проверены дженерики — насколько эти заменители схожи по воздействию с оригинальными препаратами. Эту работу поручено провести Росздравнадзору до 14 апреля.

На заседании правительства Михаил Мишустин также заявил о необходимости создать цифровую платформу, где будет собрана вся информация о наличии лекарств для онкобольных. Таким образом, помимо Росздравнадзора, и пациенты смогут сами отслеживать ситуацию в режиме онлайн.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей