Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
10 марта 2020, 09:10

Восточно-Крымский историко-культурный музей-заповедник пополнился уникальными документами

Негативы, награды и репортажные заметки фотокореспондента ТАСС Евгения Халдея — автора знаменитого снимка со знаменем над поверженным Рейхстагом, его называют одним из летописцев Великой Отечественной. Материалы передала специалистам его дочь, она рассказала, как создавались эти снимки, и как готовили к изданию альбом с работами ее отца.

«Я искала несколько лет именно такой сатин, он уже более позднего производства, но качественный хлопчатобумажный сатин, настоящий, я его сшила к 100-летию отца», — рассказывает Анна Халдей, дочь Евгений Халдея.

История создания величайшей фотографии, ставшей одним из главных символов Победы, началась в апреле 1945-го. Берлин окружен советскими войсками, профессиональное чутье Евгения Халдея подсказывает: война вот-вот закончится. Но чье фото окажется на передовицах советских газет, сообщивших о разгроме фашизма? Экспромту он предпочитал тщательную подготовку. Для изготовления реквизита — того самого знамени над поверженным Рейхстагом — фотокорреспонденту ТАСС удалось раздобыть у знакомого портного красные скатерти.

Привезенные Халдеем знамена реяли над Рейхстагом и Бранденбургскими воротами. Еще один подняли у аэродрома, рядом с фашистским орлом.

Мало кто знает, но впервые знамя на военных снимках Евгения Халдея появляется еще в январе 1942-го года. Фотография, на которой двое моряков поднимают морской флаг, была сделана на Митридат-горе, самой высокой точке Керчи. Впоследствии там появится один из первых памятников Великой Отечественной войны.

Знаменитая диагональная композиция Халдея — его фирменный почерк. Сам город, только что освобожденный от фашистов, лежал в руинах. Репортаж Халдея из Керчи стал первым документальным свидетельством зверств нацистов, расстрелявших около 7000 человек. Увиденное он описал в своем блокноте.

Ров длиной два километра. Люди роют снег, привязывают веревки к ногам и тащат наверх, потом сползают. В стороне на коленях стоит мужчина лет 40. Около него трупы жены, детей: сына и дочери. Все расстреляны разрывными пулями, из ямы вытаскивают детей грудных, завернутых в пеленки.

Эти снимки не стали показывать на Нюрнбергском процессе, посчитав их содержание немыслимо жестоким. Сам суд — западная и советская печать иллюстрировала работами Халдея. Он в форме старшего лейтенанта военно-морского флота снимает Геринга и других фашистских преступников, а еще Потсдамскую конференцию, Парад Победы, маршалов и рядовых. Главные работы — с фронта, когда из корреспондентской землянки, под расписку, передавал пленки в редакцию. Вся война с первого дня — от Никольской улицы в Москве и до Рейхстага в Берлине — на 10 тысячах его фотографий. Многие в уникальном альбоме под названием «Дороги войны Евгения Халдея» представлены впервые. Снимая ужасы и горе, он пытался увидеть человеческое.

«Вот смотрите — наши офицеры возлагают венок к могиле Штрауса. Он задумывался вместе с героями своих снимков над вопросом, зачем война? У него есть целая серия снимков, начиная с Мурманска и кончая Берлином», — рассказывает старший научный сотрудник Восточно-крымского историко-культурного музея-заповедника Владимир Санжаровец.

В 90-е автор фотохроники войны, как и многие, пытался выжить. Выставки денег не приносили. Большую часть своих работ он продал в Керченский музей — за 2,5 тысячи рублей, половина стоимости «Жигулей» на тот момент. В этом году коллекцию дополнили негативами, хранившимися в семье мастера. Их передали вместе с медалями и орденом Красной звезды, который Евгений Халдей получил в 44-м после окончательного освобождения Керчи.

Случайные встречи через объектив Халдей превращал в дружбу, разыскивая героев своих фото после войны.

«Когда он отслеживал их судьбу через много лет, он был счастлив. Во-первых, это летчицы, 46-й женский авиаполк, они встречались каждый год 2 мая у Большого театра. Ночных ведьм каждый год он снимал, как они менялись, как выходили замуж, потом с детьми», — рассказывает Анна Халдей.

Единственный цветной снимок — его встреча через 50 лет с Алексеем Ковалевым, тем самым 18-летним парнем из Киева, поднявшем флаг над Рейхстагом. Главное требование, которое он всегда предъявлял к самому себе — чтобы фотография жила. Спустя 75 лет его работы без цензуры и ретуши — главное оружие в борьбе с попытками переписать историю.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей