Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
6 мая 2020, 21:35

Искусство Победы: Сталинградская битва

 

Кирилл Клейменов

Без малого полвека назад умер Георгий Жуков, маршал Победы. Похороны были торжественными. По телевизору за ними наблюдал будущий Нобелевский лауреат Иосиф Бродский. С другого конца земли наблюдал, из Нью-Йорка, где он оказался не по доброй воле, а по известным всем причинам. Так появилось знаменитое стихотворение на смерть Жукова:

Воин. Пред коим многие пали

Стены. Чей меч был вражьих тупей

Блеском маневра о Ганнибале

Напоминавший средь волжских степей.

При чем здесь Ганнибал? Речь о знаменитом сражении при Каннах, в ходе которого Ганнибал окружил и уничтожил превосходящее римское войско. Поэтому Канны для интересующегося историей человека в первую очередь не дорогущий курорт на Лазурном берегу, а символ военного гения.

Точнее, были символом. Для Наполеона, например. Наверное, даже для Майнштейна и его друга Паулюса. И, конечно, для самого Жукова. Трое последних стали участниками истории, после которой слава битвы при Каннах померкла. Сначала эту историю по инерции и по аналогии называли «волжскими Каннами». А потом - и уже, полагаю, навсегда - просто Сталинградской битвой. Величайшей в истории человечества. Где победил военный гений нашего народа. И сегодня мы вспомним, как это было. 

За пару месяцев таких бомбежек Сталинград фактически перестал быть городом, прекратившись в руины с отдельно стоящими зданиями. С точки зрения ведения боевых действий ценность имели именно они, поскольку здесь можно было организовать оборону. 

Сейчас это улица Советская (во время войны она называлась Пензенская), рядом знаменитый «Дом Павлова» и «Музей-панорама Сталинградской битвы», а в 1942-м же на месте этих домов находился Дом железнодорожников, с ним рядом многоэтажный жилой Г-образный дом. Немцы их соединили окопами и крытыми путями сообщения, получился полноценный укрепрайон. Взять его штурмом, в формате «не считаясь с жертвами», было невозможно по совершенно простой причине.

«Забрасывать трупами было технически невозможно: пулеметы и орудия могли перемолоть любое количество солдат. Вопрос именно в том, чтобы построить свою тактику так, чтобы преодолевать шквал огня пулеметов и орудий», — говорит историк Алексей Исаев.

До реки примерно 500 метров. Контроль над этими домами позволял постоянно держать под огнем переправу через Волгу. Немцы здесь установлены почти 30 ручных пулеметов, семь тяжелых пулеметов, множество минометов и противотанковые пушки. Все по периметру прикрыли минными полями. Отсюда же корректировали и огонь тяжелой артиллерии и налеты авиации.

А вот так, для сравнения, выглядели блиндажи бойцов армии Чуйкова. Линию фронта в некоторых местах обозначал сам обрывистый правый берег Волги, который, к счастью, защищал и от обстрелов прямой наводкой. Здесь и разрабатывали тактику ведения уличных боев. Эта наука «воевать» выглядела предельно просто. Придумал идею? Вперед, реализовывай! Вернешься живым – значит, идея хорошая.

«Секретным оружием Красной армии были действия штурмовых групп, и эти штурмовые группы учились воевать в Сталинграде, а вершина штурмовых групп — это Кенигсберг, Бреслау, Познань. Штурмовые группы — это не менее сильное оружие, чем танк или орудие, это были хорошо подготовленные люди, которые умели маневрировать, вести огонь», — рассказывает историк Алексей Исаев.

Полтора месяца ушло на практическое изучение способов штурма зданий Дома железнодорожников и Г-образного дома.

«Очень тщательно все было отрепетировано, то есть специально выбрали участок, похожий на подступы к Г-образному дому, и там тренировались. Это было отрепетировано как концерт, когда каждый знает свой маневр, каждый солдат знает маневр и атакуют согласовано», — говорит историк Алексей Исаев.

Необходимо было развивать тактический успех – одну часть здания нашим удалось занять, и теперь, что было типично для Сталинграда, от противника отделяли несколько стен и пара обвалившихся лестничных пролетов. Но перед тем как штурмовые группы пошли в бой, саперами была проделана уникальная по сложности подготовительная работа – три тонны тола в результате подкопа смогли заложить под основание той части здания, где засели гитлеровцы.

«Тоннель был длиной в несколько десятков метров. Самое главное было работы прикрывать шумом боя, постоянными перестрелками, обстрелом. Противника закидывают минами, а люди в это время под землей роют тоннель», — рассказывает историк Алексей Исаев.

Сорокаметровый тоннель высотой в один метр, в кромешной темноте, на глубине пяти метров вырыли саперными лопатами, при помощи ломов. Ошибиться в направлении было нельзя – не только тяжелый многодневный труд оказался бы напрасным, в ином случае штурмовые группы, которые должны были атаковать после взрыва, оказались бы под огнем десятков пулеметов.

Из наградного листа 22-летнего лейтенанта Василия Сидельникова, командира одной из штурмовых групп: «Воодушевляя бойцов всей группой ворвался в укрепления противника… Сам лично уничтожил снайпера и 6 фрицев… Будучи ранен, не оставил поле боя. Представить к ордену Красной Звезды».

Потеряв господствующие высоты у Волги, немцы были вынуждены оставить еще три квартала.

Спустя полтора месяца в плен вместе со своим штабом сдался фельдмаршал Паулюс, командовавший той самой 6-й армией, которую, до ее разгрома, немцы считали самой опытной и обученной на всем европейском театре военных действий. После Сталинграда к таким формулировкам в отношении своих армий они уже не прибегали. Потому что на Восточном фронте появились армии, которые воевали лучше.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей