Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
29 октября 2019, 21:12

90 лет исполнилось со дня рождения политика и дипломата Евгения Примакова


Кирилл Клейменов

В Москве на Смоленской площади прямо напротив здания МИД России открылся памятник Евгению Максимовичу Примакову. Почему у нас все так любят Евгения Максимовича? Поступков было много. Настоящих поступков. Все были яркими. Мужскими. Бескомпромиссными.


Ну, если очень коротко, в двух словах: в новейшей истории России — в нашей с вами истории — Примаков был предтечей Путина. Именно так.


Он своими поступками на всех постах ясно давал понять. Можно иначе. И нужно иначе.


Так, как и подобает представителю великой страны. Сейчас мы к этому уже привыкли. А тогда, 20 лет назад, так вел себя только он. Евгений Максимович Примаков. И это давало надежду. И она сбылась, эта надежда, которую он своим поведением и примером давал.

«Вы знаете, очень трудно представлять родного, близкого человека в бронзе, но наша семья горда тем, что теперь память о Евгении Максимовиче, о его делах будет вечной», — говорит вдова политика Ирина Примакова.

Несмотря на то, что на открытие собралось очень много людей — родные, друзья, коллеги Примакова, церемония была очень скромной и короткой. Евгений Максимович не любил помпезных мероприятий. Сам памятник, по словам президента, великая память о великом гражданине России.

«Я лично сам часто обращаюсь к нашим с ним встречам, откровенным беседам. Он остается и для меня примером глубокой, ответственной, деятельной любви к Родине. Примером благородства, надежности и порядочности. На каждом этапе свое большой, насыщенной жизни превыше всего он ставил интересы Отечества. Никогда не стремился кому-то угодить. Не боялся сложных задач. Решал их профессионально, спокойно и убедительно. Умел проявить волю, а когда требовалось, и найти баланс», — сказал президент России.

Бронзовую скульптуру Евгения Примакова, стоящую перед зданием МИД, который он когда-то возглавлял, окружают четыре стелы. Это, по словам скульптора, вершины, которые Примаков покорил.

«Наука, внешняя разведка, премьер-министр и министр иностранных дел», — поясняет скульптор, автор памятника Георгий Франгулян.

Его бесполезно заставлять и невозможно купить, говорили о Примакове. Лишь железобетонные аргументы могли изменить его мнение. Борису Ельцину их потребовалось немало, чтобы уговорить возглавить правительство.

«Он поставил одно условие перед Борисом Николаевичем тогда, ну и собственно, перед его командой, о том, что правительство я сформирую сам. И никто, пожалуйста, мне мешать не будет», — вспоминает с 1998 — 1999 гг. первый-вице-премьер правительства РФ Сергей Степашин.

Тогда, в 1998 году, этот пустой зал заседаний правительства, был тревожным знаком того, что страна катится в пропасть. После дефолта экономика в руинах. Реформы в тупике. Президент болен. Правительство в отставке. И Дума готова отвергнуть любую кандидатуру премьера предложенную Кремлем.

И вот представьте: Примакова депутаты утвердили большинством голосов. Он просто сказал: в правительство наберу только профи вне зависимости от их политических взглядов. И эта команда вытащила страну из пропасти. Об этом сегодня вспоминали в Госдуме на открытии выставки, посвященной Примакову.

«Посмотрите, сегодня Евгений Максимович собрал в этом зале и левых, и правых, и консерваторов, и либералов; по-другому и быть не могло, потому что всю свою жизнь он посвятил России», — отметил председатель ГД РФ Вячеслав Володин.

Казалось, с ситуацией справиться было невозможно. Треть населения за чертой бедности. Обесценились банковские вклады. По всей стране забастовки. Ему противостоят сторонники реформ любой ценой. Но он твердо стоит на своем.

«Мы не можем абстрагироваться от того, как будут жить люди. «Переживут». Что это, кролики, что ли? Необходимо создание социально ориентированной рыночной экономики. Потому, что… ну что, монетаризм без населения, что ли?» — говорил в 1998 г. Евгений Примаков.

По сути, тогда Примаков вывел Россию на новый экономический путь. Уже к концу 1999 года рост экономики составил немыслимые 10% в год. Но страна все еще очень зависела от кредитов МВФ. На переговоры о займах Примаков летит в Вашингтон. Но разворачивает самолет, узнав, что США начали бомбить Югославию.

«Естественно, попросил одобрения президента, получил это одобрение, и после этого вышел в салон. И салон взрывается аплодисментами. Это было чувство удивительной гордости за страну, чувство какого-то единения, консолидации», — рассказывает председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

К этому времени Запад уже практически стер Россию с геополитической карты мира. Так что США были в шоке. Но вскоре поняли, давить на Примакова бесполезно. Дальше американцам пришлось иметь дело совсем с другой Россией.

«Пускай никто не думает, что если у нас экономически тяжелая ситуация, то мы сидим на каком-то крючке и смогут из нас сделать ведомого в политике. У нас есть свои интересы, и мы их будем отстаивать», — говорил Евгений Примаков в 1998 году.

И это был новый курс России во внешней политике. продолжением которой стала его концепция многополярного мира, который рождается на наших глазах.

«Евгений Максимович только этим вписал свое имя в мировую историю. Кроме того, те принципы, которые были им сформулированы параллельно с концепцией многополярности, они сейчас составляют основу концепции внешней политики Российской Федерации», — отмечает министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

За девять месяцев его кабинету удалось то, чего другим не удавалось за годы. Примаков строил планы удалить олигархов от власти. Они, по его мнению, обворовывали страну. Но могущественные враги Примакова убедили Бориса Ельцина, что популярный премьер чуть ли не подсиживает президента. По словам его близкого друга, отставку Примаков переживал очень тяжело.

«Он был по-настоящему обижен, когда после всего, что он сделал, его просили уйти, и я думаю, это была огромная несправедливость. Мы же все свидетели того, что все-таки страна совершенно по-другому за эти девять месяцев выглядела», — говорит академик РАН Давид Иоселиани.

И все же Максимыч, как называет его Иоселиани, был глыбой, рядом с которой все эти интриги казались мелочью. Так что семья и друзья были его главной ценностью в жизни.

«Он так жил. И я уверен совершенно, что о сотнях людей, которых он где-то поддержал и помог чем-то, мы даже не узнаем никогда. Не потому что они неблагодарны, а потому что это рутина, не было у него книжечки добрых дел», — рассказывает тележурналист, депутат ГД РФ Евгений Примаков.

Уйдя из большой политики Евгений Примаков, быстро погрузился в новое дело. Возглавлял торгово-промышленную палату. Создал неформальный политический клуб «Меркурий», быть приглашенным на заседания которого считал за честь весь российский истеблишмент. Даже когда Евгений Максимович был уже смертельно болен, в России продолжали внимательно прислушиваться к его политическим оценкам и прогнозам.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей