Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
17 ноября 2020, 21:00

Владимир Путин рассказал о том, как удалось добиться долгожданных перемен в Карабахе

Прошла неделя с момента, когда прекратился огонь в Нагорном Карабахе. Лидеры Азербайджана и Армении приняли решение при участии Владимира Путина, после чего туда выдвинулись российские миротворцы. 

30 лет тянулся конфликт, который перешел в горячую фазу в конце сентября. Как сейчас президент России оценивает обстановку? Об этом рассказал он сам в интервью нашим коллегам из ВГТРК.

Вопрос: Сейчас вообще существует ли проблема статуса Карабаха?

В.Путин: Да, такая проблема существует, окончательный статус Карабаха не урегулирован. Мы договорились о том, что мы сохраняем статус-кво, на сегодняшний день существующее положение. Что будет дальше – это предстоит решить в будущем или будущим руководителям, будущим участникам этого процесса. Но, на мой взгляд, если будут созданы условия для нормальной жизни, для восстановления отношений между Армений и Азербайджаном, между людьми на бытовом уровне, особенно в зоне конфликта, то это создаст условия и для определения статуса Карабаха. Что касается признания–не признания Карабах в качестве независимого, самостоятельного государства, здесь можно по-разному это оценивать, но это без всяких сомнений было существенным фактором, в том числе и в ходе только что, надеюсь, завершенного кровопролитного конфликта. Потому что сам факт непризнания Карабаха, в том числе со стороны Армении, существенным образом накладывал отпечаток на ход событий и на его восприятие. Здесь надо прямо говорить, в свое время после преступных, без всякого сомнения, действий бывшего грузинского руководства, имею в виду нанесение ударов по нашим миротворцам в Южной Осетии, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Мы признали справедливым волеизъявление народа, проживающего в Крыму, и стремление людей, проживающих там, воссоединиться с Россией, мы пошли навстречу людям, мы сделали это открыто. Кому-то это может нравиться, кому-то не нравиться, но мы делали это в интересах тех людей, которые там проживают, и в интересах всей России, и мы не стесняемся об этом прямо говорить. В отношении Карабаха это сделано не было, и это существенным образом, конечно, оказывало влияние на все происходящие там события. Как Вы видите, под этим документом стоит подпись и премьер-министра Армении, и президента Азербайджана, и моя подпись стоит. Мы все прекрасно понимаем, отдаем себе отчет в том, что исходя из тяжести этого конфликта, исходя из того, что раны еще, конечно, не затянулись, очень свежи, очень много потерь, как я уже сказал, беда пришла во многие дома, во многие семьи, и, кстати говоря, и в Азербайджане, и в Армении. Поэтому нужно время, для того чтобы все успокоилось, улеглось и чтобы люди действительно почувствовали, что мирная жизнь вернулась в их сердце, в их душу, вот что самое главное. Ну а до этого, конечно, следует подумать о реальной безопасности людей, в том числе беженцев, возвращающихся, кстати говоря, с обеих сторон. И эта миссия возложена на российских миротворцев.

Вопрос: В ту ночь, сразу после подписания этого соглашения мы стали свидетелями, как буквально в течение часа начали идти сообщения из Еревана о том, что там забурлила ситуация. И мы видим, что она бурлит и сейчас. Оппозиция обвиняет премьера Пашиняна чуть ли не в измене, в предательстве Родины. В свою очередь, Пашинян вот буквально накануне сказал следующее: армянская сторона могла избежать войны, если бы согласилась передать Азербайджану семь районов, а также город Шуша, но мы не хотели соглашаться на это, приняли вызов и боролись до конца. Действительно ли в ходе переговоров так тоже ставился вопрос?

В.Путин: Вопрос о возвращении Азербайджану пяти, а затем двух районов, которые находились под контролем (фактически под контролем Армении, надо прямо об этом сказать), ставился на протяжении длительного времени. В 2013 году в рамках Минской группы ОБСЕ Россия сформулировала условия, которые, на наш взгляд, могли бы положить начало мирному процессу. И с этим, кстати говоря, все участники этого минского процесса, Минской группы ОБСЕ, включая сопредседателей, а это, напомню, Россия, Франция и Соединенные Штаты Америки, все с этим согласились и поддержали. Что лежало в основе этих предложений? Возвращение на первом этапе пяти контролируемых Арменией районов, а затем и двух районов дополнительно, создание коридора, который соединял бы Карабах и Армению в зоне Лачинского района Азербайджана (поэтому он условно получил название Лачинский коридор) и признание статус-кво самого Карабаха, не закрепляя его окончательного статуса. Действительно, это я все время говорил нашим армянским друзьям и азербайджанским тоже, на мой взгляд, это было бы решением вопроса. Но, к сожалению, мы подходили несколько раз к окончательному решению на этой базе… Да, кстати говоря, еще обязательное условие было – возвращение беженцев, причем с обеих сторон, как азербайджанских беженцев, так и армянских беженцев к своим родным очагам. И это является безусловным требованием международного гуманитарного права. На мой взгляд, если бы это нам удалось сделать, удалось бы достигнуть договоренностей на этой базе, и войны бы не было, это правда. Я и сейчас в этом абсолютно убежден. К сожалению, когда мы подходили, вот-вот казалось, уже совсем близко были к решению вопроса на этой базе, то с одной, то с другой стороны возникали препятствия, которые мы так и не смогли преодолеть. В конечном итоге дело вылилось в такой кровавый, прямо скажем, вооруженный конфликт, свидетелями которого мы все были только что. Что касается города Шуша, то о передаче Шуши вопрос никогда не ставился. Повторяю, статус окончательный Карабаха передавался на будущее время, и все должны были договориться о том, что сохраняется статус-кво как непризнанного государства. Что касается города Шуша, то этот вопрос возник в ходе этого конфликта, в ходе этого кризиса. Действительно, это было, но было в каком контексте? 19–20 октября у меня состоялась серия телефонных переговоров как с президентом Алиевым, так и с премьер-министром Пашиняном. И тогда вооруженные силы Азербайджана вернули себе контроль над незначительной частью, южной частью Карабаха. В целом мне удалось убедить президента Алиева в том, что можно прекратить боевые действия, но обязательным условием с его стороны было возвращение беженцев, в том числе в город Шуша. Неожиданно для меня позиция наших армянских партнеров была сформулирована таким образом, что это для них неприемлемо. И премьер Пашинян мне прямо сказал, что видит в этом угрозу для интересов Армении и Карабаха. Мне сейчас не очень понятно, в чем эта угроза была бы, имею в виду, что предполагалось возвращение мирных граждан при сохранении контроля с армянской стороны над этой частью территории Карабаха, включая Шушу, и имея в виду наличие наших миротворцев, о чем мы уже тогда договаривались и с Арменией, и с Азербайджаном. И мне премьер тогда сказал: «Нет, мы не можем на это пойти. Мы будем бороться. Будем воевать». Поэтому и обвинения в его адрес о каком-то предательстве не имеют под собой никаких оснований. Другое дело – правильно это было или неправильно, это другой вопрос, но здесь и речи быть не может ни о каком предательстве.

В Азербайджане будет совместный российско-турецкий центр мониторинга, чтобы контролировать обстановку с беспилотников. Роль Турции в последних событиях журналистов заинтересовала отдельно.

Вопрос: Много возникает очень вопросов по поводу центра с Турцией по контролю за прекращением огня. Президент Эрдоган и глава МИД Турции заявляли о том, что турки будут принимать участие в миротворческой миссии на совместной основе с Россией. Действительно ли это так? И чем будет этот центр заниматься? И самое интересное, где он все-таки будет в итоге дислоцироваться?

В.Путин: Что касается Турции, роли Турции, об этом хорошо известно, об этом прямо говорили неоднократно в Азербайджане, да и турецкая сторона этого никогда не скрывала, они поддерживали в одностороннем порядке Азербайджан. Но что я могу Вам сказать? Это геополитические последствия развала Советского Союза. Мы все время говорим об этом как-то в общем и целом. Здесь не в общем и целом, здесь совершенно конкретные события, которые мы сейчас наблюдаем, свидетелями которых мы являемся. Что я имею в виду? Азербайджан – это независимое суверенное государство. Азербайджан вправе выбирать себе союзников так, как он считает нужным. Кто же ему в этом может отказать? Это первое. И второе. Я уже сказал, что никто, даже Армения не признала независимость Карабаха. Что это означает с точки зрения международного права? Что Азербайджан возвращал территории, которые он считал (Азербайджан), но и все мировое сообщество считало азербайджанской территорией. И в этой связи он имел право выбрать любого союзника, кто оказывает ему в этом известную помощь. Кстати говоря, Турция изначально была членом Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. Так что она находилась внутри и международного института, международного механизма урегулирования. Она не была в качестве сопредседателя. Было три сопредседателя у нас: Франция, Россия и США. Турция в число сопредседателей не входила, тем не менее она входила в эту группу, всего там 11 государств. Можно какие угодно давать оценки действиям Турции, но трудно обвинить Турцию в нарушении международного права. Там вкусовые оценки могут быть какие угодно, но тем не менее дело обстоит именно так, как я сейчас об этом сказал. Что касается миротворческой миссии, то да, действительно, и Азербайджан, и Турция всегда говорили о возможности участия Турции в миротворческих операциях. Мне все-таки, кажется, удалось убедить и наших турецких партнеров, и наших коллег в Азербайджане в том, что не надо создавать условия или предпосылки для разрушения наших договоренностей, такие условия, которые бы провоцировали одну из договаривающихся сторон на какие-то крайние меры и крайние действия. Что я имею в виду? Имею в виду очень тяжелое наследие прошлых лет и то, что связано с трагическими, кровавыми событиями времен Первой мировой войны, с геноцидом. Это фактор, который можно признавать, можно не признавать, кто-то признает, а кто-то в мире не признает. Для России здесь проблем нет, мы давно это все признали. Но зачем же провоцировать армянскую сторону наличием турецких солдат на линии соприкосновения? Мне кажется, что и президент Эрдоган это прекрасно понимал и понял. Здесь не было у нас никаких проблем. Мы договорились о том, что Турция по просьбе Азербайджана будет принимать участие в контроле за соблюдением прекращения огня. Мы сделаем это совместно с Турцией, имею в виду, что у нас есть очень хороший опыт взаимодействия на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии, где мы и в Идлибской зоне, и на границе между Сирией и Турцией вместе организуем совместное патрулирование, конвой. Здесь такого рода взаимодействие не требуется, но мы договорились о том, что мы создадим совместный центр, который будет использовать беспилотные летательные аппараты, вместе будем контролировать ситуацию вдоль линии разграничения с помощью этих летательных аппаратов, вместе будем получать информацию и вместе ее анализировать и, соотвественно, делать выводы из того, что происходит в действительности, в жизни в режиме онлайн, в режиме текущего времени. Где он будет размещаться – это другой вопрос. Очевидно, что он будет на суверенной территории Азербайджана находиться, и Азербайджан вправе принять решение самостоятельно, где он посчитает целесообразным его разместить.

Вопрос: А Армению поддерживали, она чувствовала помощь? Как известно, Армения – член ОДКБ.

В.Путин: Я хочу вернуть Вас к той части, о которой я говорил в начале. Армения же не признала независимость и суверенитет Нагорного Карабаха. Это означало, с точки зрения международного права, и Нагорный Карабах, и все прилегающие к нему районы являлись, являются неотъемлемой частью территории Азербайджанской Республики. Договор ОДКБ (о коллективной безопасности) предусматривает взаимную помощь в случае агрессии в отношении территории страны – участницы этого Договора. На территорию Армянской Республики никто не покушался. И это не давало нам никакого права принять прямое участие в этих боевых действиях. Что касается того, не чувствовала ли себя Армения в одиночестве – уверяю вас, что Российская Федерация в рамках и многосторонних, и двусторонних обязательств, в том числе в сфере военно-технического сотрудничества полностью выполняла все свои обязательства, за что руководство Армении, в том числе в лице премьер-министра Пашиняна, неоднократно выражала слова благодарности и подчеркивала, что Россия в полном соответствии со своими обязательствами выполняет все обязательства (прошу прощения за тавтологию) в этой сфере. Мы, кстати говоря, исходили и из того (Вы сейчас упомянули о роли Турции, о неформальных вооруженных формированиях), мы исходили из того, что даже в ходе таких серьезных событий должен быть соблюден баланс сил. И уверяю вас в том, что Армения не чувствовала себя брошенной, забытой. И Россия сделала все, чтобы этого не было. Но так сложилась ситуация на поле боя, именно так, как она сложилась, о чем и сказал откровенно и честно премьер-министр Пашинян в своем обращении к нации, во вчерашнем своем заявлении.


Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей