Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
14 июня 2021, 21:00

Опубликовано интервью Владимира Путина американскому телеканалу NBC

Фрагменты интервью зрители могли видеть в эфире Первого канала еще в конце той недели. Уже тогда было много острых вопросов и жестких прямых ответов. Но, конечно, полная картина важнее и интереснее. Особенно с учетом повода и фона для беседы. Послезавтра в Женеве — первая личная встреча президентов России и Соединенных Штатов.

Корреспондент NBC, составляя свои вопросы Владимиру Путину, видимо, пытался предугадать, какой именно окажется повестка переговоров между лидерами России и США. По мнению Кира Симмонса, Байден неслучайно перед этими переговорами решил пообщаться с руководителями стран «большой семерки» и младшими партнерами Америки по НАТО.

Кир Симмонс: «Это подается как попытка сплотить ряды мировых демократий. Теперь он собирается встретиться с президентом, которого подают как диктатора, автократа», — отмечает

Владимир Путин: «Я не знаю, кто-то подает под таким соусом, кто-то смотрит на развитие ситуации и на Вашего покорного слугу по-другому. Все это подается публике так, как считается целесообразным для правящих классов в той или другой стране. Встречаются союзники, и что здесь необычного? Это подается как желание узнать их мнение по ключевым вопросам современной повестки дня, в том числе и по тем вопросам, которые мы будем обсуждать с президентом Байденом. Но все-таки я склонен думать, что, несмотря на все эти политесы, США будут продвигать в отношениях с Россией то, что они считают нужным и важным для себя и прежде всего для себя, для своих экономических, политических и военных интересов».

Кир Симмонс: «Президент Байден запросил эту встречу, и он не выдвигал никаких предварительных условий. Это Вас не удивило?».

Владимир Путин: «Нет. У нас отношения двусторонние деградировали до самой низкой планки за последние годы, а все-таки есть вопросы, которые требуют сверки часов, определения каких-то позиций взаимных, для того чтобы вопросы, представляющие взаимный интерес, решались эффективнее в интересах как Соединенных Штатов, так и России. Это должно было состояться рано или поздно. Ну, вот президент Байден проявил такую инициативу. До этого, как вы знаете, он поддержал продление Договора о СНВ, что не могло не встретить с нашей стороны поддержку».

Российско-американские переговоры по контролю за вооружениями, которые в последние годы фактически прекратились, главным образом, по причине внутриполитических конфликтов в самих США, могут возобновиться. Американская сторона, сказал Путин, хотела бы их возобновления на профессиональном экспертном уровне, и это ровно то, что неоднократно предлагала сделать Россия — стабильность и предсказуемость нужны не только двум странам, а и всему миру. Байден говорит о намерениях сделать то, что не удалось сделать Трампу.

Кир Симмонс: «Вы когда-то говорили, что Трамп ‒ человек незаурядный, талантливый. Как вы опишете президента Байдена?»

Владимир Путин: «Президент Байден, конечно, кардинальным образом отличается от Трампа, потому что он профессионал, он почти что всю жизнь свою сознательную в политике. Он занимается этим многие-многие годы. Я очень рассчитываю ‒ есть плюсы, есть минусы, что не будет таких импульсивных движений со стороны действующего президента, что мы будем соблюдать определенные правила общения, сможем о чем-то договариваться, находить какие-то точки соприкосновения, что будет происходить на самом деле, это нужно будет смотреть исходя из реальной, практической политики и ее результатов».

Одной из тем, которые могли бы стать поводом для обсуждения на встрече президентов — обмен российскими и американскими гражданами, находящимися в тюрьмах по приговору суда. Такие вопросы, которые принято называть «вопросами гуманитарного характера», имеют ведь неплохие шансы на положительное решение, что, в свою очередь, в обеих странах будет воспринято как «жест доброй воли».

Владимир Путин: «Еще лучше было бы обсудить возможность заключения соглашения о выдаче лиц, которые находятся в местах лишения свободы. Это обычная мировая практика, у нас с некоторыми странами есть такие соглашения. Мы и со Штатами готовы это обсудить».

Во время интервью корреспондент NBC припомнил реакцию Джо Байдена на вопрос другого американского журналиста, считает ли он российского президента убийцей, и его ответ: «угу». Каково же будет Владимиру Путину вести переговоры с автором этого самого «угу»?

Владимир Путин: «Послушайте меня, я привык за время своей работы к атакам с разных сторон по очень многим поводам, разного качества и остроты. Меня это не удивляет. Вот что касается жесткой риторики, то мне кажется, что это вообще проявление отчасти общей американской культуры. Это в американской, в том числе политической культуре вроде считается нормально. Кстати говоря, у нас нет. Но если после этой риторики следует предложение встретиться и обсудить двусторонние вопросы и вопросы международной политики, я воспринимаю это как желание к совместной работе. Если это желание серьезное, мы готовы это поддержать».

Кир Симмонс: «Но вы же, по-моему, напрямую на вопрос не ответили».

Владимир Путин: «Ответил. Я сейчас добавлю, если Вы позволите. Я таких обвинений слышал десятки, особенно в период наших тяжелых событий во время нашей борьбы с терроризмом на Северном Кавказе. Я при этом всегда руководствуюсь интересами российского государства и русского народа, и вот эти сентенции по поводу того, кто, как, чего и кого называет, меня абсолютно не волнуют».

Кир Симмонс настаивал, он перечислил несколько имен людей, погибших в разное время при различных обстоятельствах: Анна Политковская, Александр Литвиненко, Сергей Магнитский, Борис Немцов, Михаил Лесин. И сделал собственное обобщение, которое, пожалуй, выглядит даже еще более нелепо и по-ковбойски, чем байденовское «угу».

Кир Симмонс: «Это все Ваши жертвы».

Владимир Путин: «Знаете что, мне не хочется казаться грубым, но это похоже на какое-то такое несварение желудка, только словесное. Вы перечислили много людей, которые действительно пострадали и погибли в разное время по разным причинам от рук разных людей, кого-то мы нашли, кого-то нет — из тех преступников, которые совершили те или другие преступления, кто-то в тюрьме сидит. Мы готовы и дальше работать в таком же ключе и в таком же режиме, выявляя всех, кто идет против закона и своими действиями приносит ущерб, в том числе имиджу Российской Федерации. Но вот так все подряд вываливать ‒ это просто бессмысленно, некорректно и не имеет под собой никаких оснований. Если представить себе это как линию атаки, пожалуйста, давайте я послушаю это еще раз. Повторяю, я слышал это многократно, но это меня абсолютно не сбивает с толку».

Еще одна тема, которая вызывает у представителей американского истеблишмента ощущения, подобные «несварению желудка» — готовность России противодействовать дальнейшему расширению границ блока НАТО к нашим границам.

Кир Симмонс: «Ваше противостояние с НАТО во многом ведь усугубило ситуацию, и НАТО своего рода играет в оборону».

Владимир Путин: «Ничего себе оборона! В период Советского Союза еще Горбачеву, он, слава богу, жив-здоров, спросите у него, устно, но все-таки было обещано, что не будет расширения НАТО на восток. Ну и где эти обещания? Две волны расширения».

Кир Симмонс: «Где написано, где было закреплено это обещание?».

Владимир Путин: «Вы молодец! Правильно, обманули дурачка на четыре кулачка ‒ у нас так в народе говорят. Надо все закреплять на бумаге. Но зачем надо было расширять НАТО на восток, приближая инфраструктуру к нашим границам? И вы говорите, что это мы ведем себя агрессивно. С какой стати? Что, Россия даже после развала Советского Союза представляла угрозу какую-то для Соединенных Штатов и для других стран Европы? Мы добровольно вывели все свои войска из Восточной Европы. Мы пошли на огромные издержки. А что получили в ответ? Инфраструктура здесь, у наших границ. И Вы говорите о том, что мы кому-то угрожаем?»

Хорошие отношения России с Китаем тоже «повод для несварения желудка» у части американских политиков, которых называют «ястребами». Баланс в отношениях наших стран, по мнению американцев, тоже, якобы, повод для обсуждения с ними.

Кир Симмонс: «Вы жалуетесь относительно НАТО на Западе. Почему вы не жалуетесь о милитаризации Китая на Востоке?» Владимир Путин: «У нас с Китаем за последние годы, за последние десятилетия сложились отношения стратегического партнерства, которых в истории наших государств мы ранее не достигали. Большой уровень доверительности и сотрудничества, причем по всем направлениям: в политике, в экономике, в сфере технологий, в военно-техническом сотрудничестве. Мы не считаем, что Китай представляет для нас угрозу. Это дружественная страна. Она же не объявляет нас врагом, как это сделали в Соединенных Штатах. Вам об этом разве ничего не известно? Мы довольны тем беспрецедентно высоким уровнем наших отношений, как я уже сказал, которые сложились за предыдущие десятилетия, мы этим дорожим. Так же, как дорожат этим и наши китайские друзья, мы это тоже видим».

Дружественные отношения с Китаем, сказал Путин, вовсе не означают, что сотрудничество с американцами, в тех сферах где оно сохраняется, будет сворачиваться. Это ведь тоже часть возможной «позитивной повестки» на встрече лидеров России и Америки.

Кир Симмонс: «Вы отделяетесь от космической программы США, идете в сторону Китая?»

Владимир Путин: «Нет, почему? Мы готовы работать со Штатами в космосе, и, по-моему, руководитель NASA недавно как раз сказал, что не представляет себе просто развитие космических программ без своего партнерства с Россией. Мы приветствуем это заявление и дорожим, в целом сотрудничество с Соединенными Штатами в космосе, мне кажется, является хорошим примером, где мы, несмотря ни на какие проблемы политических отношений за последние годы, сумели сохранить партнерство, и с обеих сторон дорожим им».

Во время интервью обсуждались и бездоказательные обвинения в адрес России, звучащие в американских СМИ. Недавние перебои в работе американского трубопровода или же крупнейшего поставщика мяса на американский рынок практически рефлекторно, не задумываясь, начинают объяснять ничем иным как «кибервойной со стороны русских».

Кир Симмонс: «Господин Президент, вы ведете кибервойну против Америки? Так ли это?»

Владимир Путин: «Где же доказательства того, что это было сделано на самом деле? Я Вам скажу: и это, и то, и тот сказал, и этот сказал, а доказательства-то где? На такие бездоказательные обвинения я могу Вам ответить: можете жаловаться в Международную лигу сексуальных реформ. Вас это устроит? Но это же просто разговор ни о чем. Ну, хотя бы что-нибудь положите на стол, чтобы мы могли посмотреть и как-то на это отреагировать. Но ведь ничего этого нет, какая-то кибератака на мясокомбинат какой-то. Потом на крашеные яйца, скажут, атака совершена, понимаете? Это просто превращается в какой-то фарс, бесконечный фарс. Вы сказали: много-много доказательств, но ни одного опять не привели. Это же разговор в пустоту, в пользу бедных совсем. О чем мы говорим?»

Тема прав человека, которую американцы традиционно считают одной из основ своей внешнеполитической демагогии, тоже вряд ли в ближайшее время окажется в позитивной российско-американской повестке. Под громкозвучащие обвинения России во вмешательстве во внутренние дела США, американцы осуществляют вмешательство в наши внутренние дела.

Кир Симмонс: «Несистемная оппозиция сейчас сталкивается с уголовными обвинениями, также журналисты, многим дают статус иностранных агентов, и это вызывает, собственно, серьезный сбой в их деятельности. То есть инакомыслие в России больше не терпят».

Владимир Путин: «Это вы подаете это как инакомыслие и нетерпимость к инакомыслию в России. Мы на это смотрим совсем по-другому. И Вы упомянули закон об иностранных агентах. Но это не наше изобретение, это еще в 30-е годы закон об иностранных агентах был принят в США, и он гораздо более жесткий, чем у нас. Многие структуры так называемого гражданского общества. Почему говорю «так называемого»? Они финансируются из-за рубежа, готовятся соответствующие программы действий, активисты проходят подготовку за рубежом, и когда наши официальные структуры видят это, с целью предотвращения такого вмешательства в наши внутренние дела, мы принимаем соответствующие решения и законы, и они мягче, чем ваши. У нас есть такая пословица: нечего на зеркало пенять, если рожа кривая. Это к Вам лично не имеет никакого отношения, но если нам кто-то что-то ставит в вину, вы посмотрите на себя, вы там себя в зеркале увидите, а не нас».

В качестве зеркала, в которое Путин призвал посмотреть, он предложил использовать, например, преследования американцев, проникших в здание Конгресса во время акций политического протеста в Вашингтоне. Теперь около 500 человек находятся под обвинениями, грозящими им тюремное заключение сроком от 15 до 25 лет. Да и акции BLM, во время которых Америка была охвачена беспорядками, говорят сами за себя — убитые, раненые, погромы и грабежи, расовое насилие, царившие в нескольких крупных городах, ну совершенно точно не дают США оснований выступать в качестве ментора, поучая кого-либо соблюдать «прав человека». Те, кто будет пытаться использовать экстремизм в России, призывать и организовывать уличные беспорядки, соответственно, в нашей стране тоже ведь не будут признаны «борцами за права человека», сказал российский президент.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей