Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
30 апреля 2017, 22:01

Пуганные «пуговкой» — проба Манту разделила родителей на два лагеря

На встрече президента с кабинетом министров была обозначена проблема, которая станет весьма чувствительной в ближайшие десять лет — сокращение рождаемости.

В прошлом году прирост был плюс 18 тысяч новорожденных. Вроде неплохо. Но в позапрошлом было 32 тысячи. Почти вдвое больше. Дело в том, что в стране уменьшается число женщин репродуктивного возраста. К 2025-му году их станет на треть меньше по сравнению с 2015-м. И от этого никуда не деться. Это то, что называют "демографической ямой" — наследство 90-х годов. Когда жизнь была такая, что создавать семью и растить детей было настоящим вызовом. Чтобы избежать нового спада нужно, чтобы многодетных семей стало больше в 7-8 раз. Их поддержка — это и материнский капитал, и новые школы, детские сады, и доступная и качественная медицинская помощь.

Реакция Манту. Все представляют, что это такое. Всем в детстве делали этот тест. И сейчас все дети проходят этот тест. Это, кстати, именно тест, а не прививка от туберкулеза, как некоторые думают. Этот тест показывает, есть ли в организме туберкулезная инфекция. В последнее время появился новый препарат — диаскинтест. Он тоже дает возможность определить, есть ли в организме туберкулезные палочки. Разгорелась дискуссия — какой тест лучше. Дискуссия временами жесткая. Есть, кстати, и другие тесты. Можно сдать кровь на анализ. Там почти стопроцентная достоверность. Но это дорого — от четырех до семи тысяч рублей. А Манту или диаскинтест для детей бесплатны.

Туберкулез остается опасной болезнью. Конечно, не такой опасной, как в прошлом. В классической русской литературе больной туберкулезом персонаж был почти обязателен. В 90-х годах, после распада Советского Союза, наблюдался резкий рост заболеваемости: до девяноста человек на сто тысяч. Почти в три раза. Последние годы заболеваемость заметно снижается.

Преступность, самоубийства. Везде был просто взлет этих показателей в 90-е годы. А затем снижение в последующие годы. Здесь мы видим то же самое. Социальные потрясения, неустроенность, нищета всегда приводят к росту смертности. В этом отношении туберкулез — социальная болезнь. Когда социальная ситуация улучшается, падает и заболеваемость, как сейчас.

Стол в кабинете уполномоченного по правам ребенка завален жалобами от родителей – тех, что не соглашаются на пробу Манту. И это письма, которые пришли на имя Анны Кузнецовой только за последнюю неделю. Тысячи родителей по всей России бойкотируют процедуру Манту, а это значит, что их детей не пускают в школы и детские сады.

«Родители обращались в прокуратуру, ходили в суды. И еще больше провоцировало напряженность — то, что реакция проверяющих инстанций также была неоднозначна. Наступило время, когда в детских садиках создавались даже по две группы», — рассказывает Анна Кузнецова.

Одна группа малышей, которым сделали пробу Манту, и тех, чьи родители отказались от процедуры.

«Сейчас разделились родители. 50 на 50, наверное. Стараемся убеждать и убеждаем некоторых родителей», — рассказывает заведующая кабинетом профилактики инфекционных заболеваний детской городской поликлиники №1 г. Владимир Инна Турышкина.

Ольгу Степанову, мать двоих детей, убедить не удалось. По закону любой родитель имеет право отказаться от проверки на туберкулез. Но по другому закону его ребенка не допустят в детский коллектив.

«Меня пытались из детского сада выдворить, то есть был даже издан приказ. Я понимаю, что на заведующую детского сада давят извне. Я понимаю, что это их работа. То есть существуют санитарные правила, которые мы обязаны соблюдать», — говорит Ольга Степанова.

Ольга отказалась делать Манту своему ребенку, потому что у старшей дочери еще в 90-е годы проявилась аллергия.

«Была страшная аллергия на реакцию Манту. Аллергия проявлялась в том, что был страшный зуд», — рассказывает Ольга Степанова.

У четырехлетней Лиды была похожая история, поэтому ее мама вышла на тропу борьбы с местной поликлиникой. Причем не одна.

«Нас, таких мам, накопилось очень много. Когда я написала эту проблему в интернете, на форуме, мы стали это обсуждать, очень много народа откликнулось. У меня целая кипа подписей. Мы собирались в реале, мы собирали эти подписи, чтобы обратиться уже к власти. Нам, наверное, всем можно уже дипломы педиатра выдавать, настолько мы уже владеем информацией», — рассказывает Екатерина Озирная.

Учатся такие педиатры-любители, конечно же, в интернете.

«Вот одна из статей, например, из которой многие черпают информацию — "Проба Манту и ее последствия"», — показывает Екатерина Озирная.

Эту же интернет-страницу читает и врач-пульмонолог, преподаватель медицинского университета им. Сеченова. И сразу находит в статье многочисленные ошибки. По тексту видно, что автор даже не участковый терапевт.

«"Это место нельзя три дня мочить". Можно! Нежелательно это место тереть мочалкой, как любое место после инъекции», — говорит врач-пульмонолог, доцент кафедры госпитальной терапии №1 Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова Александр Пальман.

«Раньше называли "одна баба сказала", а теперь в интернете это называется "репост". И кто-то сказал, что кому-то сделали прививку, и он умер. Была некая аллергическая реакция. На 20-й репост это уже "в городе умерло 20 детей". Причем доказательств никаких не надо, просто констатировали факт. Поэтому есть определенный процент людей, свято верящих в теорию массового заговора, что врачи врут, а в интернете говорят правду, что врачи в сговоре с фармацевтическими компаниями. Поэтому травят народ злыми лекарствами, ужасными», — говорит Александр Пальман.

Он никогда не убеждает своих пациентов в том, что медицинские препараты безопасны. Правда заключается в том, что почти у любого проверенного средства есть свои побочные эффекты.

«Если врач назначает что-то, что не несет в себе вообще никакого риска, то, скорее всего, он не лечит, а изображает. Что мы делаем каждый раз? Есть весы некие виртуальные в голове у доктора, и на одну чашу весов кладется болезнь, а на другую — лечение и обследование. Если болезнь перевешивает, мы обследуем и лечим. А немало случаев, когда мы говорим "извини, дорогой"», — говорит Александр Пальман.

В случае с туберкулезом весы показывают, что это инфекция вовсе не редкая. Только в прошлом году выявили почти четыре тысячи больных детей. Туберкулез у несовершеннолетних встречается чаще, чем, например, онкология. И заражаются, в том числе, дети из благополучных семей.

«Два года назад мы столкнулись с тем, что мама не вакцинировала ребенка БЦЖ, не ставила реакцию Манту. Она была уверена, что туберкулеза у ее ребенка не будет никогда. Но, к сожалению, ребенок заболел очень тяжелой формой туберкулеза: генерализованный туберкулез с поражением мозга. И инвалидность этого ребенка лежит на совести мамы, которая была уверена в том, что она лучше всех разбирается в медицине. И эти печальные случаи есть по всей России», — отмечает главный детский фтизиатр Кемеровской области, замглавного врача по детству ГКУЗ КО «Кемеровский областной клинический противотуберкулезный диспансер» Елена Лукашова.

Родители, даже те, кто соглашается делать Манту, часто не понимают, что значит туберкулиновая проба.

«Я считаю, что Манту нужно делать. Туберкулез в нашей стране процветает. Мне нужно обезопасить своего ребенка от туберкулеза. И мы ежегодно ставим Манту», — сказала Яна Малашевич.

«Для каждого — индивидуально. Кто хочет, кто — нет. Кто-то против прививок, а кто-то — нет. Но это не значит, что они не могут общаться с другими детьми», — говорит Евгения Мининкова.

Проба Манту — это вообще не прививка, а анализ. Обезопасить от заражения она не может никак. Поэтому ребенок без справки или с поддельной справкой (доходит и до такого) несет угрозу всему коллективу. Детский омбудсмен Анна Кузнецова предложила узаконить другие варианты проверки на туберкулез, чтобы у родителей был выбор, и они охотнее соглашались на скрининг. Минздрав уже утвердил два новых теста.

«Отказаться от диагностики на туберкулез нельзя. Именно для этого и создаются условия. Кроме реакции Манту теперь принимаются и результаты других тестов на туберкулез», — сообщила Анна Кузнецова.

Реакция Манту — это исследование, которое происходит фактически в организме самого ребенка. Диаскинтест — похожий метод, только состав препарата отличается. И третий способ, одобренный Минздравом — Т-спот. Он редполагает забор крови и анализ в лаборатории. Его минус в том, что у ребенка придется брать кровь из вены и оплачивать за свой счет, а стоит Т-спот порядка шести тысяч рублей. В систему ОМС дополнительные варианты не входят.

«Мы можем ездить на работу на такси, можем на личном автомобиле, можем на автобусе, но мы все понимаем, что мы не можем все одномоментно ездить на такси. И есть базовый уровень — общественный транспорт. Также у нас есть базовый уровень диагностики — реакция Манту. Хороший, старый, добрый метод», — говорит директор Уральского научно-исследовательского института фтизиопульмонологии Минздрава России Сергей Скорняков.

Врачи предупреждают, что новые методы диагностики тоже не могут считаться полностью безвредными. Ведь к Манту почему накопились претензии? Метод применяют с середины прошлого века, а это сотни миллионов детей. В то время как новые тесты на туберкулез пока еще не прошли проверку временем.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей