Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
4 февраля 2018, 21:45

Что на самом деле стоит за кремлевским докладом Минфина США?

Новая американская угроза — кремлевский список, 210 человек. К каждому из этого списка в любой момент могут быть применены санкции. Некоторые посмеиваются. Ну что это за список! В нем вся администрация президента России, правительство и все крупнейшие бизнесмены. Ничего конкретного никому не предъявили. У некоторых бизнесменов были проблемы с российским правосудием. А кто-то даже в бегах, и все равно в списке. Схалтурили американцы.

Нет, не схалтурили. И это вовсе не смешно. Они дают нам сигнал. В этом списке может оказаться любой гражданин России. Претензии предъявлены всем нам, всему народу. Каждый из нас плох уже только тем, что он живет в России, что он русский, россиянин. Это что-то вроде расовой сегрегации. Почти нацизм. Есть аналогия в прошлом веке. В Германии сказали: еврей — враг немецкого народа только потому, что он еврей. И устроили холокост.

Американские власти встали именно на эту дорожку. Они объявляют врагами не какие-то отдельные личности, что можно было бы объяснить их интересами, их отношениями с нашей страной, наконец, их отношением к Владимиру Путину. Нет, они объявляют врагами всех без разбора. Например, по бизнесу линия отсечения — миллиард долларов. А завтра скажут — миллион долларов. И любой, кто занимается более или менее заметным бизнесом, попадет в санкционный список. Сегодня там нет депутатов, а завтра они скажут: все российские депутаты — наши враги, включая муниципальных вашего города или района. Вот что означает этот список.

Всеобщее недоумение по обе стороны океана, вызванное последними санкционными инициативами Вашингтона, нагляднее всего в Тюменской области. Работники совхоза «Червишевский» начали эту трудовую неделю с известия о том, что их хозяйство представляет угрозу для Америки и отныне находится в санкционном списке Министерства финансов США.

«Ну, наверное, что еще живые коровы ходят, люди работают. Наверно, им это поперек горла стоит», — объясняет это решение генеральный директор совхоза «Червишевский» Сергей Григорьев.

Вся вина совхоза в том, что его основным акционером является концерн «Сургутнефтегаз», находящийся под санкциями еще с 2014 года. Штат хозяйства — чуть больше 200 человек. Это примерно столько же, сколько номинаций в опубликованном на этой неделе так называемом «кремлевском списке». Понятно, что тюменским труженикам села на санкции Вашингтона весело плевать, чего не скажешь о многих из тех, кто никак не ожидал найти свою фамилию в длинном перечне американского Минфина.

«Я бы сказал так, что Капитолийский холм родил даже не мышь, а просто телефонный справочник, вот в русском дореволюционном уголовном праве было такое понятие — оставлен под подозрением. Не виноват, никакого обвинения мы ему не предъявляем, но, оставляем под подозрением. И поэтому, быть оставленным под подозрением очень противно. Противно, и, я бы сказал, незаслуженно», — отмечает председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

Многие недоброжелатели в этом слове «незаслуженно» видят главный смысл этого лишенного признаков осмысленности документа. Если кто-то сочтет свое появление в списке незаслуженным, это автоматически подтвердит то, что есть в нем и те, кто заслужил. Однако приоритетной все же остается версия о полной некомпетентности составителей, включивших в список угрожающих интересам США, например, мать семерых детей, детского омбудсмена Анну Кузнецову.

«Я не знаю, что я успела за столь небольшой срок пребывания на этой должности такого натворить, чтобы стать человеком, который вредит Америке, как значится в заголовке этого доклада. То есть там список вредоносных людей, и пофамильно они перечислены, под 31-м номером Кузнецова», — недоумевает Анна Кузнецова.

Итак, 210 фамилий, из которых примерно половина — это почти поименное перечисление руководства администрации президента и правительства России, а оставшиеся — промышленники и финансисты, перешагнувшие миллиардный порог личного состояния. Изначальная цель доклада и прилагающегося к нему списка — очертить для американского Конгресса ближний круг соратников Владимира Путина и соответственно отделить тех, с кем можно работать на перспективу, от тех, на ком надо поставить крест. Исходя из результатов, недовольным конгрессменам предложено смириться с тем, что команда Владимира Путина не знает брешей, ибо в нее входит все без исключения высшее российское чиновничество и весь крупный отечественный капитал.

Бывший премьер-министр Югославии, в конце 90-х управлявший экономикой страны под жесточайшими международными санкциями, убежден: надо обратить особое внимание на логику секторальных санкций, постепенно вводимых американцами. Что же касается уже опубликованных персональных списков, а так же тех, что еще остаются под грифом секретно, Булатович убежден: это все интриги, затрагивающие Вашингтон, значительно больше чем Москву.

«Все эти списки, о которых они сейчас так кричат, в сущности прямое отражение их внутренних склок и придворной борьбы. Они не представляют серьезной опасности для России. Мы, пережившие весь цикл санкций, которые были куда жестче ваших, хорошо знаем, что, в конечном счете, санкции как простуда. Сначала неприятно, конечно, но потом привыкаешь — организм вырабатывает иммунитет. Поэтому нас им пришлось лечить с помощью кулаков. Но с вами это у них не пройдет», — считает премьер-министр Югославии в 1998-2000 гг. Момир Булатович.

Действительно, доклад и списки к нему появились во исполнение летнего закона о противодействии России, принятого Конгрессом вопреки настойчивым просьбам американского президента этого не делать. Трамп вынужден был тогда подписать этот закон, потому что на волне прошлогодней русофобской истерики его вето было бы гарантировано преодолено в парламенте. Но Трамп не был бы Трампом, если бы просто покорно подчинился воле Конгресса. Хотите списки — извольте, получите.

«В общем такой список вряд ли поможет американской политике. То есть российская внешняя политика не изменится, олигархи не начнут бунтовать против Кремля, скорее наоборот, произойдет консолидация нашей экономической элиты, нашей политической элиты вокруг лидеров», — полагает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

Более того, Трамп и этим не ограничился. Администрация Белого Дома сопроводила публикацию кремлевского списка неожиданным заявлением о том, что приняла решение пока не вводить никаких ограничительных мер против кого бы то ни было из его фигурантов. Вопль негодования демократов в Конгрессе сменился истерикой, когда с подачи Трампа достоянием гласности стал меморандум надзорного комитета Палаты Представителей Конгресса. В нем ФБР и Минюст США обвиняются в злоупотреблениях в ходе расследования так называемого российского вмешательства в американские выборы, с которого, собственно все и начиналось.

«Удивительная вещь — оказывается, был некий сговор, организованной бюрократами от правительства с целью подорвать президентские выборы. А еще оказывается, что это были бюрократы не из России, а из США!» — говорит бывший спикер Палаты Представителей Конгресса США Ньют Гингрич.

Старый американский политик, кандидат в президенты США от республиканской партии на выборах 2012 года, Ньют Гингрич предрекает скорую чистку высшего руководства ФБР и Министерства юстиции.

Трое высокопоставленных сотрудников ФБР уже в отставке, среди них один заместитель главы ведомства. Пусть пока не официально, но речь идет о заговоре спецслужб с целью недопущения Трампа к власти и его последующей дискредитации. Под угрозой развала оказалось расследование «русского досье», проводимое специальным прокурором Мюллером. Слушания в суде по делу его первой жертвы — советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна неожиданно перенесено на май. Выяснилось, что Флинна допрашивал сотрудник ФБР, уже уличенный в участии в политическом заговоре против американского президента.

Как далеко протянулись нити заговора, сейчас можно только догадываться, как и о том, рискнет ли Трамп назвать вещи своими именами, и если рискнет, то когда. В ноябре в Штатах выборы в Конгресс, и, судя по тому, как развиваются события, списки американцев, действительно представляющих угрозу для США, могут оказаться куда длиннее и интереснее так называемого кремлевского списка.

Читайте также: