Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
7 марта 2021, 21:15

Энтони Блинкин заявил, что США не будут насаждать демократию за рубежом силой

75 лет назад произошло событие, на первый взгляд особо не примечательное. В колледж американского города Фултон пригласили выступить бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. И он речь произнес. А ведь с нее, по сути, началась холодная война, именно в этой речи была провозглашена исключительность англосаксов и впервые прозвучал термин «железный занавес». Казалось бы и термин этот и сама холодная война уже давно позади.

Но на этой неделе новый Госсекретарь США Энтони Блинкен выступил со своей речью.

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону этой линии оказались все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти славные города со всеми, кто живет вокруг, попали, как я бы это назвал, в сферу советского влияния», — заявила Уинстон Черчилль.

Пожалуй, это самый растиражированный фрагмент знаменитой Фултонской речи Уинстона Черчилля — речи, положившей начало холодной войне, отголоски которой слышны и после краха Советского Союза, а в последнее время все громче. Но есть в этом выступлении часть, не сохранившаяся на кинопленке, и потому, видимо, не столь популярная, зато аудиозапись 1946 года рисует буквально мост в будущее или в наше настоящее 2021-го.

«Не наше дело — особенно сейчас, когда у нас самих столько трудностей — силой вмешиваться во внутренние дела стран, которые мы не покорили военными средствами. Но в то же время мы должны неустанно и бескомпромиссно провозглашать великие принципы прав и свобод человека, представляющие собой общее достояние англоязычного мира», — заявил Уинстон Черчилль.

Кто бы мог подумать, что спустя 75 лет слова Уинстона Черчилля, выступавшего в американском Фултоне как частное лицо, довольно близко по смыслу воспроизведет новый Госсекретарь Соединенных Штатов Энтони Блинкен.

«Мы используем силу нашего примера. Мы будем поощрять других проводить ключевые реформы, отменять плохие законы, бороться с коррупцией и отказываться от практики несправедливости. Мы будем стимулировать демократическое поведение. Но мы не будем продвигать демократию через дорогостоящее военное вмешательство или попытки свергнуть авторитарные режимы силой. Мы пробовали эту тактику в прошлом. Какими бы благими ни были намерения, они не сработали», — заявил Госсекретарь США Энтони Блинкен.

Программная речь господина Блинкена под общим лозунгом «Америка вернулась» продолжалась 40 минут. При всей, разумеется, абсурдности сравнения масштаба личностей, Уинстон Черчилль говорил всего 15 и успел очертить устройство мира таким, каким мы его видим и сейчас, пусть и трещащим по швам.

«Ни эффективное предотвращение войны, ни постоянное расширение влияния Всемирной организации не могут быть достигнуты без того, что я бы назвал братским союзом англоязычных народов. Это означает особые отношения между Британским Содружеством и Британской империей и Соединенными Штатами», — сказал Черчилль.

Тогда в 46-м, уже через несколько дней в газете «Правда» вышла статья с ответом Сталина еще недавно военному союзнику по антигитлеровской коалиции: «Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира».

Нетрудно заметить, что и сейчас реакция на англосаксонскую исключительность напоминает настрой советского руководства.

Но теперь мир знает последствия. А что же нового предлагает вернувшаяся Америка? Все те же цитаты из Черчилля.

«Сейчас мы делаем большой рывок для восстановления связи с нашими друзьями и союзниками и заново построить партнерские отношения, которые создавались много лет назад, чтобы они соответствовали сегодняшним и завтрашним вызовам. Сюда входят страны Европы и Азии, а также старые и новые партнеры в Африке, на Ближнем Востоке и в Азии», — заявил Энтони Блинкен.

То есть Блинкен замахнулся на альянс пошире предложенного в свое время Черчиллем, но все равно исторические параллели так и проступают между строк, а если уж назвать вещи своими именами, так просто банальный плагиат в расчете, видимо, и на традиционно подводящую память и, все-таки, на результат 75-летней давности.

«Результатом было создание англоязычного союза наций, Евроатлантического сообщества, мощного, которое на протяжении второй половины XX века и вот первой четверти XXI века, рулит миром. Вот это важно в Фултонской речи. И сегодня Америка пытается опять вот через слова Блинкина, через то, что говорит американский истеблишмент другим странам, пытается создать новое, не обязательно англоязычное, но сообщество стран, которые будут действовать более-менее слаженно во внешней политике. У американцев вот первую четверть XXI века этого не получилось», — отмечает политолог, президент Центра глобальных интересов Николай Злобин.

Чем увенчается новая попытка, вопрос, но и тут если уж кому-то пришло в голову брать за основу идеи Черчилля, стоит задуматься о том, кого он видел в будущем союзе главным.

«Вообще в результате оказалось, что Англия выкинута оказалась из мировой политики в результате этой речи, а Соединенные Штаты вышли на первое место, хотя, конечно, Черчилль этого и не подразумевал. Он думал, что он обыграет легко малоопытного Гарри Трумэна, и как патриарх мировой политики, он возьмет верх, будет, так сказать, главным гуру мировой политики. А жизнь показала, что гуру в прошлом отнюдь не является гуру в будущем. И легко сносятся старые авторитеты», — отмечает Николай Злобин.

Новым авторитетом, как всем отлично известно, стали Соединенные Штаты с соответствующими повадками в деле продвижения демократических принципов — от Кореи и Вьетнама до Ирака и Ливии — масштаб описан в книге Уильяма Блума под пугающим названием "Смертоносный экспорт Америки — демократия" о цене стремления к мировому господству:

"Если попытаться выразить это стремление к господству в цифрах, следует напомнить, что с окончания Второй мировой войны США:

• более 50 раз пытались свергнуть иностранные правительства, большинство из которых было избрано демократическим путем

• грубо вмешивались в демократические выборы как минимум в 30 странах

• совершили более 50 покушений на лидеров иностранных государств

• бомбили население более чем 30 стран

• пытались подавить народные или национально-освободительные движения в 20 странах.

При этом США лишили жизни несколько миллионов человек и обрекли еще многие миллионы на жизнь, полную мук и отчаяния".

И вот теперь, спустя много десятилетий перманентного разрушения неправильных с американской точки зрения государств, такая политика вдруг объявляется нежизнеспособной, но те, кто внимательно прочитал непопулярную в Штатах книгу Блума, предлагают отказаться от ложных иллюзий, а внимательнее прислушиваться к словам того же Энтони Блинкена.

«Итак, он говорит о том, что Соединенные Штаты не будут проводить дорогостоящие операции за рубежом и дорогостоящие здесь ключевое слово. А какими еще средствами Соединенные Штаты собираются менять режимы? И здесь ответ на самом деле в кадровой политике. Наша давняя знакомая Виктория Нулланд — та дама с печеньем на Майдане, она теперь занимает пост одного из заместителей Госсекретаря, раньше ее пост был гораздо ниже. Другая дама, тоже нам известная, очень активный интервеницианист, Саманта Пауэр стала главой агентства США по международному развитию. Кадры решают все в любые времена и во всех странах», — поясняет политолог, генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова.

Кстати, в новой внешнеполитической доктрине Соединенных Штатов главными угрозами названы Китай и Россия, и тут понятно, что привычные методы с опорой на смелых мужчин и женщин, запускающих ракеты по столицам недостаточно демократических стран, явно не годятся.

«Очевидно, что фронтальная военная атака против России и против Китая невозможна, ну что касается России, это стало понятно еще в 45-м году. Нам нужно ожидать повышение военного давления вдоль границ. Нам нужно ожидать повышение экономического давления, санкционного давления, ну и, конечно же, попытки раскачать ситуацию внутри страны — это всегда актуально, всегда они будут пытаться это сделать», — считает Вероника Крашенинникова.

В общем все то, что, по большому счету, придумал Черчилль и рассказал в Фултоне в 46-м году. Но есть и существенная разница — тогда новый миропорядок строился после самой страшной войны в истории человечества, а теперь все иначе.

«Обычно новый миропорядок является последствием той или иной войны или серии войн. Сегодня он складывается в условиях мира, и вот эти методы, которые мы сегодня с вами обсуждаем, которые Блинкин предлагает, которые мы называем санкциями, по сути дела, это такой эрзац тех самых войн, тех самых военных конфликтов и так далее, которые приводили к новому миропорядку», — отмечает Николай Злобин.

Прежние красные линии времен Черчилля уже в прошлом — теперь пришла пора чертить новые, и вот как раз глобальные санкции, которыми грозят Соединенные Штаты, возможно, и есть та грань, за которой начинается война, пусть и не в привычной форме. А Белый Дом пытается понять, готовы ли союзники пойти с ним за край пропасти. С тем, кто отчаянно хочет вернуть могущество мирового Колосса, понимая, что устоять на старых ногах невозможно.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей