Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
14 марта 2021, 21:25

Работу Twitter в России пришлось замедлить из-за несоблюдения этой соцсетью законов

Повод снова вспомнить о «Спутнике V», хоть и вскользь. Ровно два месяца как случилась такая история. Twitter вдруг взял и ограничил доступ к официальному аккаунту нашей вакцины. Пользователи заволновались, спустя полчаса все вернули как было, но осадок остался. 

Американская соцсеть и прежде была замечена в кое-чем даже похуже, у Дональда Трампа точно остался на нее зуб. Но то их дела, к которым вернемся в этом выпуске. Ну а у нас в России к Twitter на неделе был замедлен доступ. Кто-то скажет: «Птичку жалко».

Санкцию Роскомнадзора в отношении Twitter никак нельзя назвать «первой ласточкой», прилетевшей по приятельски «почирикать» с «голубой птичкой» — символом этой социальной сети. «Чирикать» не о чем да и некогда, заявил Роскомнадзор, социальной сети придется отвечать за нарушение российских законов.

Роскомнадзор: «На 10 марта 2021 года на платформе не удалено 3 168 материалов с противоправным контентом, включая: 2569 призывов к суициду, 450 материалов с детской».

Материалы не удалили, а «предупреждение» в виде четырехмиллионного штрафа руководители Twitter проигнорировали. С 10 марта скорость работы Twitter ограничена на 100% мобильных и 50% стационарных устройств.

«Вижу, как идет замедление Twitter. Сейчас это в два раза замедлилось, в принципе, можно и в трижды, и в четырежды уменьшить и выключить совсем», — говорит президент Фонда информационной демократии Илья Массух.

Twitter на взаимодействие не только не пошел, а еще и затянул старую песню: «Мы по-прежнему пропагандируем открытый интернет во всем мире и глубоко обеспокоены участившимися попытками блокировать и подавлять общественные дискуссии в онлайн».

Происходящее с «общественными дискуссиями» в Twitter при желании можно сравнить с ситуацией, прежде знакомой только некоторым его пользователям, наблюдавшим на экране такую вот огорчающую их надпись: «Мы временно ограничили некоторые возможности вашей учетной записи в Twitter». А уж представить себе, как огорчился пользователь Дональд Трамп, у которого было почти 90 миллионов подписчиков, будет непросто.

Twitter навсегда удалил учетную запись находившегося еще «при исполнении» президента США из-за того, что его сторонники, недовольные подсчетом голосов на выборах, прорвались в здание, где собирается американский Конгресс. Фразу «навсегда удалил учетную запись» теперь расшифровывают еще и так: «Соцсеть совершила публичное «цифровое убийство» одного из наиболее влиятельных в Америке политиков. Безымянные модераторы Twitter заменили собой судебную власть, по сути, объявив о том, что их платформа является политическим ресурсом.

«Если раньше мы думали, что это коммерческая структура и основная задача зарабатывать деньги, то мы видим с историей блокировки республиканцев и Трампа, это открытая игра в политику», — отмечает Илья Массух.

Госдепартамент США осудил замедление работы соцсети в России, выразив беспокойство относительно — да-да, именно так — относительно свободы слова: «Выражение мнений и разногласий, в том числе через интернет, укрепляет общество, а не несет ему угрозу. Свобода самовыражения играет важную роль в формировании более толерантного и инклюзивного общества».

Трамп, вообще-то, до сих пор уверен, что как раз он и «укреплял общество» выражая свое мнение, формируя тот самый неповторимый стиль американской «толерантной инклюзивности». Но где же чиновники Госдепа эдакую редкость, достойную борьбы за нее, разглядели в «твитах» на такие темы:

«Порнографические изображения несовершеннолетних, материалы с информацией о способах совершения самоубийств, включая прямые призывы к совершению самоубийств несовершеннолетними», — сообщил замглавы Роскомнадзора Вадим Субботин.

Объяснение парадоксам госдеповской логики все же есть, уверяет Игорь Ашманов.

«Twitter — это не самостоятельный игрок, а управляется правительством США. И Twitter, и Facebook, и Google получили куратора. Они внедрили куратора от разведки или оборонки в каждую из этих компаний. Профессиональный разведчик или военный входил в топ-менеджмент этих компаний или в совет директоров», — пояснил он.

Фантасты и футурологи пугают наступлением «эры бездушного робота», на деле же он оказывается не бездушным, а весьма душным. Политика навязывания взгляда на мир миллионам людей через социальные сети и называется соответственно: «твиттерная политика».

«Твиттерная политика» — это попытка создать эту политическую и геополитическую реальность исключительно постами в социальных сетях, и оно работает, как с этой русской угрозой и вмешательством, она существует только в социальных сетях. Но это ничего, это работает, законы принимаются, бюджеты выделяются. Да, это «Шлем ужаса», — продолжает Игорь Ашманов.

«Шлем ужаса» — название книги Виктора Пелевина. Она построена на диалогах, подобных тем, которые ведутся в социальных сетях. Человек, ставший активным пользователем, будто бы надевает на себя шлем, и начинает видеть то, что нужно тем, кто его сконструировал, выбирая для покупки вазу на которую указали или, допустим, политика.

- Как можно незаметно подменить то, что у человека перед глазами? Получается, что он смотрит в одно место, а видит другое и ничего не замечает?

- В жизни то, что вы видите, зависит от того, куда вы смотрите. А когда на вас шлем, все наоборот — то, куда вы смотрите, зависит от того, что вы видите. Вы будете видеть то, что у вас перед глазами, как бы вы ни вертели головой. Никакой независимой системы координат у вас нет, и все, что вы видите, определяем мы. Поэтому и заподозрить ничего нельзя. И жизнь для вас уже не то, что есть на самом деле, а то, что вам показывают.

Осознать зависимость от алгоритмов, заложенных в соцсетях, это уже первый личный шаг на пути к тому, чтобы от нее избавиться. Но и люди, руководящие работой цифровых платформ, должны увидеть зону своей ответственности. Иначе им, как говорили эксперты по интернет-безопасности, собравшиеся в Общественной палате, придется постоянно твердить популярный сетевой мем: «что-то пошло не так».

«Сегодня я открываю Twitter, и он мне пишет: «Что-то пошло не так. Не беспокойтесь. Это не ваша вина». Конечно, не наша. Это вина Twitter, а кого же еще?!» — отмечает член Общественной палаты Екатерина Мизулина.

Зато есть ясность относительно того, куда именно «оно» пошло и что, собственно, как говорил Михаил Жванецкий, имеет смысл «в консерватории подправить».

«Twitter, международные корпорации немножечко охамели. Мы настолько погрузились в мир виртуальности, что у нас Twitter, Facebook и YouTube — это такие «государства», у которых есть безграничная территория, которую они отслеживают, чтобы ее никто не нарушал и никто не претендовал на это виртуальное пространство. У них есть деньги — криптовалюта. И у них есть право на насилие — как раз блокировка президента. То есть блокировка любых иных историй», — продолжает Герман Клименко.

Из «мира виртуальности» стоило бы вернуться в реальный мир именно тем, кто вообразил социальные сети чем-то большим и важным чем суверенные государства, полагает американский профессор, историк и писатель Питер Кузник.

«Да, в соцсетях есть плохие люди — террористы, неонацисты, фашисты, которых в какой-то мере надо мониторить, если они представляют угрозу и распространяют насилие. Я считаю, что нам нужно международное соглашение, особенно между США, Россией, Китаем и Европейским союзом. Мне бы хотелось, чтобы эти страны сотрудничали друг с другом по этому вопросу», — говорит он.

Для этого интернет нужно перестать воспринимать в виде некоей «серой зоны» без правил и морали, где привыкли чувствовать себя хозяевами в основном американские программисты из Силиконовой долины. Странам, которые намереваются сохранять свой государственный суверенитет, придется отстаивать «суверенитет цифровой».

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей