«Крым. Небо Родины»: почему нельзя пропустить документальный фильм
8 июня 2017
На Первом — заключительная часть документальной трилогии Наталии Гугуевой о непростой судьбе летчиков, базирующихся в Крыму. Как родилась идея снять фильм о выборе Родины, какие сложности сопровождали съемочный процесс, и о чем шла речь в первых двух фильмах цикла — в материале 1tv.ru.
пн, 12
июня
21:30

Режиссер Наталия Гугуева возвращается к теме авиации, снимая третий документальный фильм о базирующихся в Крыму летчиках, которым несколько раз приходилось делать выбор между приказом и совестью. Трагические события на Донбассе и присоединение Крыма к России в 2014 году заставили документалиста вернуться к проблеме, затронутой в фильмах «Форсаж» и «Тимур. История последнего полета», — стоит ли принимать присягу на верность другой стране и как избежать кровопролития, когда бывшие сослуживцы становятся гражданами разных государств. Герои первого «Форсажа» возвращаются в Крым после трагических событий на Донбассе, чтобы вновь увидеть родную авиабазу и оставленных там в начале 1990-х близких людей.

«Крым. Небо Родины». Большая премьера на Первом. Доброе утро. Фрагмент выпуска от 09.06.2017

Наталия Гугуева: «Я считаю, что нас (Россию и Украину, — прим.ред.) вначале разделили — тогда при развале Советского Союза, а теперь уже стравили. Мне хотелось показать это разделение прежде всего на человеческом уровне, без политики. Вообще, разделение — это самый страшный процесс, который происходит сейчас во всем мире. Многие страны переживают этот разрушительный процесс, который необратим, если его не пресечь на корню. Так было в Югославии. Разделение происходит повсюду: в человеческих и профессиональных коллективах, в семьях. Именно события 2014 года — присоединение Крыма к России и авиабомбежки на Донбассе — заставили меня вернуться к этой теме и моим героям вновь. Нынешняя ситуация отношений Украины и России, на мой взгляд, значительно драматичнее и даже трагичнее, чем ситуация 1992 года. А бомбежки на Донбассе, в результате которых погибли мирные жители, были выполнены с тех самолетов, которые некогда были советскими».

Новый фильм Наталии Гугуевой завоевал уже 16 наград на международных и всероссийских кинофестивалях. Редакция 1tv.ru рассказывает историю первых фильмов трилогии.  

Крым. Небо Родины. Анонс

«Форсаж», 2001 год

С распадом СССР полк палубного летчика Тимура Апакидзе вместе с Крымом отошел Украине. Военным пришлось делать непростой выбор — присягать новой стране или возвращаться в Россию, бросая дом, работу и даже семью. О судьбе этих людей в 2001 году был снят фильм «Форсаж», награжденный десятками призов международных и российских фестивалей, номинированный на премии «Ника» и «Золотой орел».

Материал в картине подан в виде рассказа об истории страны через судьбу главного героя Тимура Апакидзе. После распада СССР не все расквартированные в Крыму летчики захотели принять присягу на верность независимой Украине. В 1991 году крейсер «Адмирал Кузнецов» был экстренно переведен из Севастополя на Северный флот. Вместе с кораблем на Север отправились и летчики. Они оставили на крымском полуострове свой родной аэродром «Нитка» в Саках, свои дома на берегу моря, а кто-то из них тогда оставил в Крыму свою семью, буквально, по национальному признаку. Обстановка между поделившимися на «русских» и «украинцев» была накалена до предела, и все могло бы закончиться кровью.

Наталия Гугуева: «Я поняла, что через историю жизни отдельных людей-летчиков могу рассказать об истории моей страны. Это было самым сложным во время работы над фильмом. Выстроить вертикальную драматургию — от истории разрушения семьи провести линию через историю разрушения русско-украинского авиационного полка и далее к разрушению государства».

Съемки фильма проходили не только на аэродроме в Саках, но и на авианосце, работать на котором невыносимо тяжело. Съемочной группе приходилось терпеть разъедавшую глаза гарь, боль в груди из-за звуковой вибрации от взлетавших истребителей, недосыпание, холод, дождь и ветер, от которых некуда укрыться в море.

Наталия Гугуева: «Съемки фильма "Форсаж" мы вынесли на своих плечах фактически втроем — оператор Ира Уральская, звукооператор Николай Устименко и я. Это была крепкая, работавшая на пределе сил команда. Когда мы улетали по вечерам с авианосца в гарнизон, я видела, как Коля и Ира, в полусидячем положении "отключались" прямо в вертолете. А ночью нужно было подготовить и организовать съемки следующего дня, и в 4-5 утра — подъем!»

В этих тяжелых условиях решения некоторым задачам находились весьма экстравагантные.

Наталия Гугуева: «Когда мы попали на авианосец, то обнаружили, что там очень сильная вибрация, тряска, и снять ни одного качественного кадра в связи с этим нельзя. Это была катастрофа — ведь никаких "стадикамов" у нас не было. И Устименко нас просто спас. Он вдруг вспомнил, что вибрацию могут погасить куски сала. Если под каждую ножку штатива положить по банке с салом, то вибрация будет гаситься. Решили рискнуть. Но сала на авианосце не оказалось. Да и вообще, командование кораблем на все поиски съемочной группой сала смотрело подозрительно. В результате по военной связи (что строжайше запрещено!), в Североморск-3, где живут наши палубные летчики, была передана команда — срочно привезти для съемочной группы пару килограммов сала. Конечно, нашим летчикам ничего не пришло в голову по поводу такого странного приказа, кроме одного — съемочной группе надо выпить, а сало — на закуску. И что по военной связи мы им по-другому никак не могли обозначить это свое желание выпить, кроме, как салом. Через несколько часов на палубу сел, зацепившись, как положено, гаком за трос, корабельный истребитель. И из самолета вылез летчик с хозяйственной сумкой. А в ней было 2 кг копченого сала и пара бутылок коньяка. До сих пор не понимаю, почему к салу был куплен коньяк, а не водка. Наверное, наши летчики решили, что двум женщинам больше подобает пить коньяк, чем водку. Коньяк мы с благодарностью выпили. А сало под ножками штатива, действительно, погасило вибрацию. Это было удивительно!»

За плечами у оператора Ирины Уральской на тот момент было всего несколько фильмов, а для Наталии Гугуевой «Форсаж» вообще был дебютом в кино. Двух девушек на борту авианосца встретили настороженно — к ним была приставлена охрана, что усложняло съемки. В итоге звукооператор Николай Устименко, по словам Гугуевой, «не только писал звук, но и создавал возможные условия для съемки — был и за ассистента оператора, ремонтировал камеру, обустраивал быт, заступался за нас (Гугуеву и Уральскую, — прим.ред.) и героев перед начальством, сглаживал взрывоопасные ситуации и конфликты». Огромную работу проделал также и оператор воздушных съемок Роман Кондратьев, снимавший из кабины самолета на высоте всего 10-15 метров от воды.

Наталия Гугуева: «Я ставила перед собой задачу сделать в фильме концентрат идеи, мысли, эмоций, чтобы каждый кадр, каждое слово било в "десятку". Ведь фильм длится 50 минут. В фильме почти нет ни одной "живой" фразы, абзаца — то есть над каждой фразой пришлось поработать "с ножницами" и вырезать все незначительное, проходное, уводящее в сторону от основного сюжета картины».

Режиссер Наталия Гугуева
Режиссер Наталия Гугуева

«Тимур. История последнего полета», 2005 год

Через несколько месяцев после съемок фильма «Форсаж» главный герой Тимур Апакидзе разбился на авиашоу, посвященном 85-летию морской авиации, отказавшись катапультироваться из падающего самолета, а четыре года спустя Наталия Гугуева сняла ленту о гибели летчика.

Фильм завоевал специальный приз международного фестиваля «Послание к человеку» и спецдиплом фестиваля «Золотой витязь».

Наталия Гугуева: «Многие коллеги и зрители советуют смотреть "Форсаж" и "Тимур. История последнего полета" друг за другом. Хотя и считают эти две картины совершенно самостоятельными — по смыслу, задаче, форме и тональности. Интересно, что те, кто не видел "Форсаж", воспринимают картину "Тимур…" совершенно законченной и цельной работой. Как историю не просто конкретного летчика Тимура Апакидзе, а как фильм о человеческой жизни и смерти. Мне даже интересную формулировку в дипломе фестиваля "Золотой витязь" жюри написало "За наше равновесие на пороге жизни и смерти"».

Тимур Апакидзе
Тимур Апакидзе

Тимур Апакидзе погиб на глазах тысяч людей, среди которых были и его сослуживцы, летчики, которых он увез в 1991 году из Крыма, и его ученики. Один из них, Евгений Кузнецов, руководил полетом своего командира. Именно он кричал Тимуру «катапультируйся», и этот момент случайно попал в поле зрения видеокамеры, снимавшей полет Апакидзе. В фильме летчики-очевидцы трагедии по-разному описывают эту катастрофу.

Наталия Гугуева: «Кто-то из великих режиссеров сказал, что смерть — самый точный монтажер жизни человека. Именно, смерть придает жизни, каждому событию и поступку человека тот сокровенный до времени смысл, который нам еще не виден, пока жизнь человека не завершена. Когда Тимур погиб, это было настоящим потрясением для всех людей, кому он был дорог. <…> Первое, что я осознала спустя какое-то время после катастрофы, находясь с летчиками Тимура, что это не Тимур потерпел катастрофу, а все мы — оставшиеся без него на земле. В фильме эта линия одна из главных».   

Смотрите документальный фильм «Крым. Небо Родины» 12 июня после программы «Время»

Тематические категории:
Комментарии загружаются