Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
7 февраля 2016, 22:12

Члены Общественной палаты требуют запретить микрофинансовые организации

Микрокредиты - настоящая угроза национальной безопасности, это заявляют члены общественной палаты и требуют микрофинансовые организации запретить.

Ведь это - нерегулируемая цивилизованными законами серая зона, в которой действуют абсолютно бандитскими способами те, кто официально называются коллекторами. Их методы - не на грани, а уже - за гранью. Угрозы, шантаж, нападения, вымогательство.

Жительнице Петербурга на неделе коллекторы обещали сжечь ее детей - если не отдаст долг. И страшный случай прошлой недели, когда из-за брошенного коллектором в окно квартиры коктейля Молотова пострадал ребенок, питерские коллекторы записали себе в актив - вот посмотрите, так будет с теми, кто не платит.

Это только за последние недели. Да, на фоне кризиса сумма просроченных россиянами кредитов уже - 1 триллион рублей. Но тех, кто взял цивилизованные кредиты, все-таки защищает закон - о личном банкротстве. А есть еще и серая зона - микрокредиты, этакая схема с большой дороги, когда должник увязнет в процентах. И выдают эти кредиты, суммы которых очень невелики, на каждом углу - те, кто в 90% случаев вообще не имеет права финансовой деятельностью заниматься. Это такая полулегальная схема - деньги за пять минут, без объяснения - зачем, возьмете быстро - вернете быстро. Неправда. Уловок столько, что проценты растут ежесекундно.

Контор, предлагающих "скорую финансовую помощь", так много, что в Москве, выйдя из любого метро, можно не сомневаться: где-то рядом за углом тебя обязательно ждут быстрые деньги. Никаких справок не требуют, из документов спрашивают только паспорт. Если заявить с порога: очень нужны деньги, весь в долгах, а работы нет - в любом банке уже на этом разговор бы закончился.

Татьяна с мужем взяли на оплату квартиры 15 тысяч. А должны оказались - 40. Муж лишился работы, Татьяна была беременна. Первое время молодая семья справлялась, выплаты шли точно в срок. Но потом деньги закончились, и начались звонки.

"Они мне звонят, я говорю: у меня нет денег сейчас, я не работаю, давайте, буду частями вам отдавать. Я, вообще, хотела в суд обратиться, но, может быть, так все как-то решится", - говорит Татьяна Субботина.

Не решилось. К делу подключились коллекторы. По телефону обещают большие неприятности. Иногда - весьма экзотические. Речь коллектора кажется бредом не очень воспитанного человека, но Татьяна боится. Ведь после писем с угрозами ей уже сожгли детскую коляску.

Таксист Алексей Носов взял в кредит 25 тысяч на ремонт служебной машины. Затянул с выплатами, долг увеличился втрое. Дело передали коллекторам. Не выдержав постоянных угроз по телефону, мужчина покончил с собой. Теперь те же люди звонят его близким. Каждый день.

"Они продолжают угрожать, они продолжают оскорблять, они продолжают всю семью морально изводить, они либо ждут следующего, либо я не понимаю, чего они ждут", - говорит родственница Алексея Носова Лидия Журавель.

В кредитной организации уверяют: претензий к покойному они больше не имеют. Но о продолжающихся звонках говорить не хотят.

Процент, под который берутся деньги, кажется небольшим. Полтора-два, но это в день. Сколько получается за год, узнают только самые внимательные. В договорах и даже на сайтах эти данные - мелким прозрачным шрифтом. Есть что скрывать: реальная ставка может превышать 800%. То есть, взяв 50 тысяч, через год придется отдать 400. Цифры настолько дикие, что если дело о невозвращении кредита организация передаст в суд, заемщика могут освободить от набежавших неустоек.

"Те проценты, которые в договоре о неустойке прописаны, они, как правило, в суде убираются, потому что договор признается просто кабальным. Конечно, проще долг выбить. Услуги юриста нанимать, суды, госпошлины, приставы - это все время, это определенный штат людей, это невыгодно", - говорит юрист Данила Махалищев.

Концов не найти. Разные названия на вывесках и в уставных документах. Или еще типичный пример: офис в Москве, а юридический адрес в Ульяновске. Где искать защиты? Кому жаловаться? Вместо звонка в полицию, многие заемщики предпочитают взять новый кредит. Так советуют те, кто приходит за кредитом - старым.

"Человек уже находится на дне финансовой ямы, полностью зажат и коллекторы фактически снова вынуждают брать кредит. Не знаю ни одного примера, кому бы микрофинансовая организация помогла или спасла, а вот примеров, когда люди оказываются еще ниже, теряют свое здоровье, они, к сожалению нередки", - говорит руководитель общественного проекта "Стоп, коллектор" Вячеслав Курилин.

Официально в России работают 5 тысяч микрофинансовых организаций, в реальности - их намного больше. Для ведения этого бизнеса не нужны ни лицензия, ни большой уставной фонд. Отчетность - символическая. Что касается коллекторов, то их деятельность вообще законом не регулируется никак. На практике здесь приветствуются молодые мужчины крепкого телосложения. Главное качество - умение убеждать клиента любой ценой.

"Стук такой - аж дрожь в ногах. Я выскочила, говорю: вы что долбитесь? Мы, говорит, не долбимся, мы стучим, мы все про вас знаем, у вас маленький ребенок. Я говорю: вы заведомо знаете, что у меня грудной ребенок и вот так вот долбитесь. Они такие: а что нам, извиняться, что ли?" - рассказывает Наталья Малетина.

"Коллектор - это не сотрудник правоохранительных органов. Должник не обязан выполнять его указания, подчиняться его действия и даже не обязан общаться с этим человеком. Для того чтобы коллекторские службы могли взыскать задолженность, с другой стороны, - для того, чтобы коллекторские службы не превращались в вышибал эпохи 90-х годов, необходим здравый законодательный компромисс", - говорит экономист, доцент РАНХиГС Сергей Хестанов.

Но пока его нет, и это дикий бизнес. В том, что деньги может получить каждый, журналисты Первого канала убедились, обратившись в четыре микрофинансовые организации. Корреспондент представлялся безработным, без кредитной истории, без прописки и даже без временной регистрации в Москве, человеком без образования и планов на жизнь. Не отказали нигде, хотя просил он немало – 100 тысяч. Самые скромные кредиторы на возврат долга давали полгода. Но возвращать надо будет уже не 100, а 217 тысяч рублей.

Причем, если человек растворится в толпе и не вернёт свой долг, компания потеряет не так уж много. Грабительские проценты - это и есть страховка кредитора на случай, если кто-то решит не платить. Эксперт посчитал, сколько заработает организация, если половина таких заемщиков исчезнет вместе с деньгами.

"Наша годовая доходность при потере половины составит 94% на вложенный капитал. Мне трудно судить, сколько зарабатывают торговцы наркотиками, но, скорее всего, после всех издержек их доходность окажется меньше", - говорит экономист, доцент РАНХиГС Сергей Хестанов.

Компания "выходит в ноль", если деньги вернет хотя бы один из семи заемщиков. Все остальное, включая то, что выбьют из должника коллекторы, - чистая прибыль, и почти никакого мошенничества.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей