Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
11 октября 2018, 21:02

Причины аварии корабля «Союз» выяснит специальная комиссия

 

Кирилл Клейменов

Сегодня утром с космодрома Байконур взлетела наша ракета-носитель с российско-американским экипажем на борту. Цель полета – международная космическая станция. Но, как сказал командир миссии: «Быстро мы прилетели». Буквально. Истекала третья минута полета, когда что-то пошло не так. Космонавты аварийно приземлилась. Все, слава Богу, живы и здоровы. Вот видите. Даже красиво приземляется капсула.

Последний раз нечто подобное произошло сорок три года назад. В семьдесят пятом году. Капсула с космонавтами приземлилась в районе Алтая. Так вот тогда перегрузка при приземлении, говорят, была двадцать g. Что это значит? Когда мы стоим – вот как я сейчас – нагрузка на меня один g. Девять g – предельно допустимая нагрузка для военного летчика высшей квалификации. Двадцать – уже за пределами наших с вами возможностей. Такую перегрузку пилоты могут испытывать в момент катапультирования. Но в течение одной секунды. Кстати, именно эта запредельная перегрузка почти всегда является причиной компрессионного перелома позвоночника.

Так что стоит оценить железные нервы и чувство юмора нашего командира экипажа, который в самый острый момент ЧП таким будничным тоном, продолжая выполнять свои обязанности, говорит, что быстро прилетели. А мы как-то почти и забыли, что космонавт – героическая профессия. 

В наушниках космонавтов хит АС/DС сменяется не менее узнаваемой песней группы «Ария». Все штатно – последние минуты перед стартом. И вот зажигание и заветное «Есть подъем».

Голос командира Алексея Овчинина – «бурлак-1» его позывной. «Бурлак 2» позывной астронавта NASA Ника Хейга. Автоматика отрабатывает циклограмму, то есть план полета, штатно. Отделяется первая ступень, сбрасываются створки головного обтекателя, еще несколько секунд и новый доклад на землю.

Спокойный тон командира, докладывающего об аварии, кажется, только подчеркивает серьезность ситуации. Страшно подумать, что испытывают в этот момент родные, только что проводившие космонавтов в полет.

БС – это баллистический спуск. Аварийная система отстреливает капсулу с космонавтами от носителя. Дальше она устремляется к земле с перегрузкой для экипажа в шесть g.

Что же испытывали в этот момент космонавты? Если уж совсем упростить, то каждый пункт перегрузки – это вес человека. То есть при весе 75 килограмм шесть g – это как если бы пришлось держать условно на плечах еще шестерых. Для справки: при семи g в глазах уже начинает краснеть, а дальше потеря сознания, вопрос, конечно, в продолжительности перегрузки и положении тела, но ощущения, в любом случае, не из приятных.

Несколько минут, и спасательная капсула приземляется в 20 километрах от города Жезказган — примерно 450 километров от стартовой площадки на Байконуре. Овчинин и Хейг выходят на связь, и вот рядом с ними уже спасатели и медики, дальше самолет на космодром и осмотр в госпитале. Наверное, только семьи космонавтов знают, сколько на самом деле эмоций в сухой фразе «экипаж здоров, состояние не вызывает опасений». Для жены командира Овчинина, наконец, закончились эти страшные минуты ожидания.

«Гораздо хуже, чем они, наверное, ощущаю себя. Для меня вообще сегодня с утра понятие времени отсутствовало. И так вся была на нервах, а потом, конечно, вообще накрыло», — поделилась Светлана Овчинина.

Впереди разбор полета. Глава Роскосмоса, наблюдавший за стартом, пока не готов говорить о версиях.

«Авария произошла на ракете с очень высокой безаварийной статистикой, это плохая новость. Хорошая новость — отлично сработала система аварийного спасения. И таким образом эти две новости дают результат, что ситуация драматическая, но удалось избежать худшего развития событий», — отметил Дмитрий Рогозин.

Авария пилотируемого корабля дело не просто серьезное. В истории современной России такого еще не было. Так что эксперты обсуждают все больше новость плохую. И высказывают предположения, что же могло случиться.

«Один из боковых блоков нештатно отделился от центрального. В результате вся эта ракетно-космическая система, то есть вторая ступень, третья, спускаемый аппарат закрытый, космический корабль «Союз-МС10», закрытый обтекателем – вся эта связка отклонилась от траектории. Ну, соответственно, произошло аварийное выключение двигателей, и срабатывала система аварийного спасения», — пояснил главный редактор журнала «Новости космонавтики» Игорь Маринин.

И это происходит с ракетой, которая в принципе летает уже 60 с лишним лет. «Союз-ФГ» – модификация носителя, который вывел на орбиту первый искусственный спутник, а потом и первого космонавта, если вдруг кто забыл знаменитое гагаринское «Поехали». Вроде бы отработанная технология, и на что же нужно махнуть рукой, чтобы получить сбой фактически на ровном месте. Казалось бы, трудно такое представить.

«Как вы можете представить себе, когда наливают в бак разгонного блока больше топлива, чем это требуется. Как ставят датчик вверх ногами, когда у него есть специальная форма, определенное место для крепления. Все вроде предусмотрено, защита от дурака, и тем не менее, ставят, но это абсурдная авария. Если вот подтвердится сегодняшнее сообщение о том, что произошло там неправильное разделение или что-то было с креплением между первой и второй ступенями, это тоже авария из разряда абсурдных», — отметил академик Российской Академия Космонавтики имени К.Э. Циолковского Александр Железняков.

Это, безусловно, предположение, еще не расшифрованы данные телеметрии, которые изучит специальная комиссия, а еще проверит работу предприятия, где ракету собрали. Тогда уже и будут официальные выводы. Но фон, прямо скажем, тяжелый – еще не успели разобраться с дыркой в «Союзе», пристыкованном к международной космической станции, да и другие космические неудачи на слуху. Теперь еще и график полетов к МКС придется пересматривать. 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей