Новости
5 сентября 2014, 09:15

МХТ имени Чехова представляет первую премьеру нового сезона — «Трамвай „Желание“ Тенессии Ульямса

"Трамвай "Желание" американского драматурга Тенессии Ульямса аудитория знает хорошо: его показывали на широком экране и на театральных подмостках, его многократно переиздавали. И всё же, как уверяют авторы постановки, это - новое прочтение классики.

Он проговаривает монолог за монологом, меняя маски с невероятной скоростью. Репетиции перед первой премьерой сезона режиссер Роман Феодори называет не иначе как "сеансами психоанализа", без которых поставить одну из самых известных пьес "американского Чехова" Теннеси Уильямса невозможно. Ведь у его "Трамвая "Желания" только один маршрут — в самые далекие уголки человеческой души.

"Теннеси Уильямсу не везло ни в Советском Союзе, ни в России. И это на моей памяти едва ли не первая горькая и человековедческая пьеса", - отмечает народный артист СССР, художественный руководитель МХТ им. А.П. Чехова Олег Табаков.

Там, где заканчивается путешествие в Новый Орлеан, начинается дорога в никуда. Переехав в рабочий квартал к сестре и ее мужу, Бланш окружает себя остатками былой роскоши, и это — приближение катастрофы. Сначала столкновение с реальностью вызывает удивление, потом желаемое выдается за действительность, но в финале самообман оборачивается безумием.

"Это о поиске себя и невозможности себя вписать в ту действительность, которая тебя окружает, попытка создать что-то идеальное, что-то, что ускользает и то, чего нет, и это рушится — и это главная трагедия", - говорит народная артистка России Марина Зудина.

Своих героев Теннеси Уильямс поселил в двухэтажном доме, затерянном, как он писал, "где-то между рекой и железнодорожными путями". На сцене все, как в пьесе — тут и шаткие лесенки, и старое пианино где-то за углом. На задворках Нового Орлеана разворачивается история, которая могла произойти и в любом другом городе. История о том, что родные люди могут вовсе и не быть родственными душами. Эту трагедию чувствуешь не просто в монологах — в каждой ноте. За сценой — настоящая музыкальная лаборатория.

"Это могут быть даже постукивания какие-то, когда в воздухе напряжение и какая-то тихая сцена, тогда постукивание по цепи звучит совсем по-другому", - отмечает композитор Ольга Шайдуллина.

Пьеса, за которую Тэннеси Уильямс получил Пулитцеровскую премию, увидела свет еще в 1947-м. Через несколько лет "Трамвай "Желание" уже — кинохит. Фильм с Марлоном Брандо и Вивьен Ли получил сразу четыре "Оскара".

Впрочем, Михаил Пореченков говорит: своего Стенли сочинял сам и хотел понять, почему обычный работяга стал тираном.

"Мы решили, что это все-таки человек, переживший в жизни много потрясений, боровшийся за свою жизнь, страдавший и отвоевавший себе кусок своего благополучия", - говорит заслуженный артист РФ Михаил Пореченков.

Роман Феодори, главный режиссер Красноярского ТЮЗа, ставивший спектакли по всей России, кино и записи спектаклей по пьесе Уильямса не смотрел специально. Слушал интуицию и бессмертное произведение старался читать между строк.

"Этот автор сказал однажды одну прекрасную фразу, мне кажется, она очень актуальна до сих пор и очень важна: "Каждый человек - это одиночная камера, а искусство - это попытка перестука между камерами", - говорит режиссер Роман Феодори.

Читайте также: