Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
13 декабря 2018, 21:00

Вопросы оказания паллиативной помощи Владимир Путин обсудил с Нютой Федермессер

 

Кирилл Клейменов

Тема, с которой сложно начинать программу, но надо. Надо обязательно просто потому, что тема эта касается каждого, точнее коснется каждого. Это тема — смерть.

Когда у нас о человеке после смерти говорят: слава богу, отмучился, это ведь не о смерти говорят. Это говорят о жизни человека, о ее финале. Но так как живем мы все дольше, то ведь это означает (извините за невольный цинизм) только одно — что финал растягивается, что пожелание — если смерти, то мгновенной — редко сбывается.

Как сделать, чтобы это последнее время нашей жизни не превращалось в мучение? Глава государства встретился сегодня с руководителем московского центра паллиативной помощи Нютой Федермессер. Итогом разговора стали конкретные поручения президента.

Еще несколько лет назад само слово «хоспис» люди в нашей стране буквально боялись произносить. Не говоря уже о том, что помощь людям, которых нельзя вылечить, считалась исключительно проблемой врачей. Сегодня же все меняется на глазах.

В.Путин: «Я знаю о Вашей работе, так или иначе, мы к этому возвращались. Вы несколько раз ставили очень чувствительные вопросы о расширении государственной поддержки по этому направлению. Она у нас увеличивается. Но есть очень чувствительные вопросы, например, я знаю, Вы напомнили о проблеме допуска лекарственных препаратов обезболивающих для детей».

Н.Федермессер: «В детских формах, да, то, чего нет абсолютно».

В.Путин: «Это очень чувствительная вещь».

Особо чувствительная эта проблема не только потому, что ребенок с онкозаболеванием по определению не должен терпеть боль. Часто малыши даже не могут сказать, что им больно.

«А то, что мы понимаем, что температуру ребенку надо снимать сиропом или клизмой, а обезболивать – нет, давайте колоть уколы. И что бы ни говорили нам производители и Минздрав, обезболивающих для детей нет. Потому что можно обезболить малыша с рождения только морфином или промедолом. Это инъекция, укол. Если ребенку год, два, три – это только укол. После 14 лет можно пластырь. Вообще после 14 лет можно было бы и укол, уже больше зрелости у человека», — сказала Нюта Федермессер.

Глава государства впервые столь серьезно и пристально занимается проблемой паллиативной помощи. В октябре, после вопроса той же Нюты Феремессер на Валдайском дискуссионном форуме пообещал изучить подготовленные документы и разобраться в этой тяжелой теме.

«Государство будет, конечно, реализовывать все задачи в контексте, который Вы сейчас затронули. Не беспокойтесь. Я и документы, конечно, Ваши возьму. Это не значит, что тему мы закроем, потому что кто-то недоистратил деньги. Даже не сомневайтесь. Я посмотрю, почему такой незначительный процент истрачен. Странно даже», — сказал тогда Владимир Путин.

В паллиативной помощи в нашей стране каждый год нуждается один миллион 300 тысяч человек. Но, как говорит Нюта Федермессер, помочь такому пациенту — это значит избавить от страданий и всех его близких. А это уже десятки миллионов людей, многим их которых, особенно подальше от Москвы, приходится бросать работу, чтобы заботиться о любимом человеке и впадать в отчаяние, если врачи не выписывают то обезболивающее, которое поможет.

«Обезболивание не назначается не потому, что его нет в аптеках, а потому что его не назначают врачи. Потому что врачи недообучены, с одной стороны, а с другой стороны, в Уголовном кодексе есть такая статья 228.2. Эта статья – страшная штука для врачей, потому что любая ошибка в процедуре выписывания, назначения, хранения, списывания – это уголовная ответственность», — говорит Нюта Федермессер.

А ведь именно этот страх — оказаться на скамье подсудимых за то, что назначили сильное средство от боли — чаще всего сегодня останавливает врачей, ведь по опросам большинство из них считают себя связанными по рукам и ногам. Особенно трудно добиться этих препаратов людям в тех же Домах милосердия.

«В социальных учреждениях кого ни спросишь, так у них ни у кого ничего не болит. Вне социальных учреждений болит, а там не болит, поэтому им не надо. Очень закрытая история», — говорит Нюта Федермессер.

Видеоэкскурсию в Дом милосердия в селе Поречье-Рыбное под Ярославлем Нюта Федермессер сняла специально для президента накануне встречи. Чтобы подробно показать, что хоспис на самом деле это не страшно и не больно. И что самое важное для государства — совсем не дорого сделать так, чтобы последние месяцы или дни жизни человек не чувствовал унижения.

Вместе с Нютой съемочная группа заезжала сюда же всего полгода назад, когда волонтеры еще не успели сделать ремонт, а врачи не знали, чем снять боль своих пациентов. Тогда же здесь находился Георгий Лобов — местный кузнец, которого успели обезболить, а Дом милосердия теперь назван его именем.

К сотрудникам и пациентам хосписа, который всего за несколько месяцев стал примером того, как можно усилиями чиновников, благотворителей и волонтеров создать место, где не страшно и не стыдно уйти, сегодня записал обращение Владимир Путин.

Поехать и посмотреть, как сегодня живут в Доме милосердия кузнеца Лобова и не просто лежат в кроватях, а вовсю готовятся встречать Новый год, президент попросил первого зама руководителя своей администрации Сергея Кириенко и зампремьера по вопросам социальной политики Татьяну Голикову. И, конечно, не просто посмотреть, а взять этот опыт на вооружение.

Н.Федермессер: «Вообще, конечно, люди хотят болеть дома, особенно, если они болеют долго. Им нельзя ничего запретить. У нас не зря там собака, волонтеры, у нас не зря действительно можно и выпить, если хочется выпить. И сейчас эта потрясающая от Вас елка и подарки под елкой, которые лежат. Это потому, что у них может не быть завтра. Это люди, у которых нет потом»,

В.Путин: «Вам спасибо за то, что Вы так с душой этим занимаетесь».

В минувшем году на развитие паллиативной помощи государство выделило больше четырех миллиардов рублей. Но качество этой помощи зависит не только от закупленных памперсов и кроватей, а в первую очередь от отношения к пациентам и врачам.

Разговор с президентом продолжился уже без камер. Но, очевидно, что эта проблема искренне взволновала Владимира Путина и уж точно не останется без серьезных решений.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей