Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
11 ноября 2019, 18:12

В Тулуне до сих пор не все жители обеспечены жильем, несмотря на 20-градусные морозы

Иркутская область — регион, пострадавший от сильнейшего паводка летом, теперь во власти трескучих морозов. Там, где оставалась вода, все сковано льдом. Тулун, который в июне оказался в эпицентре наводнения, по-прежнему как зона бедствия. А для людей, которые потеряли все, кошмар будто не заканчивался.

Новое жилье регион должен был предоставить до холодов. Понятно, что эта задача уже провалена. За право на компенсации люди бьются в судах, но силы уже на исходе. Впрочем, бедствуют не все. У некоторых чиновников на местах, например, выросла зарплата, выписаны премии.

«Это наводнение, оно все оторвало — всю жизнь, все здоровье, все на свете», — говорит пострадавшая.

В Тулуне люди доведены до отчаяния: в регионе уже наступила зима, а многие пострадавшие от июньского наводнения так и не решили вопрос с жильем.

«До сих пор в подполе вода, метр; наступят морозы — замерзнет, все превратится в лед и разорвет все стены», — поясняет женщина.

Семья Пшеничниковых с двумя маленькими детьми будет зимовать в насквозь прогнившем и потрескавшемся доме. Еще недавно здесь ходили в резиновых сапогах, из подпола бежала вода. Дом признали аварийным, семья попала в программу на расселение.

«Это пять лет нам ждать на расселение; пока мы будем пять лет ждать, нас завалит этой крышей, и мы точно будем лежать в больнице. Каждый раз болеем. Стены в плесени, вот так мы и живем, фундамента нет», — рассказывает Галина Пшеничникова.

Причем средства из федерального центра поступили сразу. Но прошло уже пять месяцев, а некоторые до сих пор так и не получили даже первоначальную выплату в 10 тысяч рублей. Документы в администрации постоянно теряются, то вместо «е» буква «е», то в одной базе Паберега деревня, а в другой — село.

«Два дня только как съехали отсюда, то какая-то запятая неправильная, то еще чего-то», — говорит мужчина.

Из федеральных средств сегодня до сих пор не использовано восемь миллиардов. Причины решили выяснить активисты «Народного фронта». Они опросили более 300 жителей из 15 подтопленных населенных пунктов. О проблемах с выплатами заявили почти все.

«У людей неразрешенные проблемы до сегодняшнего дня; местные власти либо самоустранялись, либо четко не давали информации о решении той или иной проблемы и никакого участия не принимали», — говорит сопредседатель регионального штаба ОНФ в Иркутской области Сергей Апанович.

В городе до сих пор стоит вода, хотя этот район в 10 минутах от центра. Дворы превратились в один сплошной каток. И в таких ужасных условиях еще несколько дней назад жили люди. Из-за резко выросшего спроса на жилье так же резко подскочили цены. Поэтому обналичить сертификат многие смогли только в отдаленных деревнях и в других городах.

«Трехкомнатная квартира в 2018 году стоила 825, а сейчас — три миллиона», — говорит местная жительница.

«Сыну сертификат дают только на одного, миллион 400. Хотя по суду доказано, что дать на троих. А что за миллион 400 можно купить — не знаю, конуру собачью. Да наплевать им всем на нас, мы им не нужны», — говорит пострадавшая Анна Якимова.

Но местные чиновники нашли отличный рекламный ход — запугивают подтопленцев. Якобы сертификаты будут действовать только до середины декабря. Хотя еще месяц назад курирующий ликвидацию Виталий Мутко заявил, что срока давности в этом вопросе быть не может.

«Соцзащита теребит и говорит, что до 15 ноября мы только принимаем документы, а до 15 декабря только нужно обналичить сертификат», — говорит жительница деревни Паберега Татьяна Мазникова.

Дом Татьяны Семеновны, учителя с 40-летним стажем, еще в начале осени признали аварийным. Но сертификат так и не дают. Те же, кто до сих пор ютится в общежитиях, потому что от их дома не осталось даже фундамента, скоро могут вообще оказаться на улице. Постоянно звонят из соцзащиты, просят освободить помещения.

«Спать не могу. Однокомнатная — 15-17 тысяч, а у меня зарплата 17 тысяч. Мне, тем более с детьми, куда идти?» — плачет пострадавшая Татьяна Хабайдарова.

Сами местные чиновники считают, что с чрезвычайной ситуацией справились. Тем госслужащим, которые работали с людьми, повысили зарплату, а для этого по областному законодательству сначала надо было прибавить жалованье губернатору.

«Люди приехали в командировки, работали без выходных, минимум по 12 часов, и получали зарплату в районе 30 тысяч рублей. В таких психологически трудных условиях помогали людям. А заработная плата зависит от зарплаты губернатора в процентах», — пояснил губернатор Иркутской области Сергей Левченко.

Правда, свою прибавку он обещал отдать в фонд пострадавших от наводнения, но неизвестно, поступят ли так же другие чиновники. С октября их оклад повысился сразу на 33%. Дополнительно были выделены 337 миллионов на премии за работу в зоне ЧС. Ситуацией заинтересовались в Контрольно-счетной палате.

«Размер средств, которые предусмотрены для выплат госслужащим на ликвидацию ЧС, гораздо выше, чем финансирование мероприятий непосредственно по ликвидации чрезвычайной ситуации», — сообщила аудитор Контрольно-счетной палаты Иркутской области Ксения Корень.

Между тем в регион уже пришли морозы: этой ночью столбик термометра упадет до минус 20 градусов. Через месяц будет уже 40 градусов мороза. Но многие пострадавшие останутся в отсыревших насквозь домах.

Читайте также: