Новости
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
24 декабря 2010, 12:01

Итоги года с Президентом России. Полная версия


Дмитрий Медведев в прямом эфире беседовал с руководителями трёх российских телеканалов – Первого, "России" и НТВ: Константином Эрнстом, Олегом Добродеевым и Владимиром Кулистиковым.
К.ЭРНСТ: Добрый день, уважаемые телезрители!
Сегодня, как и год назад, мы имеем возможность подвести итоги года в эфире трех федеральных каналов в разговоре с Президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым.
Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.
Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!
К.ЭРНСТ: Дмитрий Анатольевич, у каждого человека, вспоминающего уходящий год, есть такие образы-вспышки, которые остаются в нем навсегда. Что останется в Вашей памяти о 2010 годе?
Д.МЕДВЕДЕВ: Думаю, это правильное сравнение. Я назову пять таких образов, не претендуя, конечно, на исключительность.
Во-первых, и это, может быть, такое длительное событие, но для всех нас очень важное. Это выход из глобального экономического кризиса. Мы действительно в этом году не падали вниз, мы уже росли, мы развивались. Да, с трудностями, с проблемами, с изъянами, но тем не менее это был уже достаточно устойчивый рост. Мы выходим приблизительно на четыре процента роста валового внутреннего продукта. При этом это рост не просто стандартный для нас, но все-таки в этом росте есть элементы модернизации нашей экономики, а стало быть – модернизации жизни.
Во-вторых, и это тоже очень важная тема, – это наш новый взгляд на проблему детства и на то, что мы называем демографическим развитием России. Я специально выбрал эту тему в своем Послании как главную, как профилирующую, и предложил целый набор мер.
Являются ли они достаточными – думаю, что нет. Мы будем стараться совершенствовать эти институты, эти меры. В любом случае это центральное звено социального развития. Без правильной политики по отношению к детям у нас нет будущего.
Третья очень важная тема, которая, конечно, сегодня тоже вспоминается – это те погодные сложности, те пожары, те аномальные явления, которые сотрясали нашу страну летом этого года. Это была очень тяжелая ситуация и психологически, и физически, и, к сожалению, она отразилась на нашей экономике. У нас из-за этого несколько снизились и темпы развития, и в ряде случаев с продуктами стало труднее. Безусловно, это тоже было очень тяжелым событием, тем более в ходе него погибли люди.
Есть еще одна тема, которая, на мой взгляд, очень и очень важна – это тема безопасности. Безопасность нами понимается не только как внутренняя ситуация, хотя это, безусловно, очень важно, но и как глобальная безопасность. Этот год ознаменовался очень серьезным событием. Мы сумели с американцами выйти на подписание важнейшего договора – Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. И этот документ, конечно, является краеугольным камнем обеспечения безопасности на, может быть, ближайшие десятилетия и в мире, и на европейском континенте. Я очень рад, что мы двигаемся по процессу ратификации этого документа.
И я, конечно, не могу не упомянуть такое событие, как 65-летие Победы. Это, безусловно, наша особая дата, это то, что нас делает гражданами России, то, что нас превращает в современных людей, но в то же время не дает забыть о прошлом.
Вот эти пять событий я бы назвал в числе, может быть, самых важных, самых сложных. При этом, конечно, думаю, можно назвать и целый ряд других. Мы об этом, естественно, с вами поговорим. Например, я считаю, что очень важной является наша работа по совершенствованию правоохранительной деятельности, борьбе с преступностью, совершенствованию законодательства о деятельности правоохранительных органов.
В.КУЛИСТИКОВ: Дмитрий Анатольевич, об СНВ. При Картере и при Клинтоне мне очень нравилась одна фраза у О’Генри в "Королях и капусте": "В тот год в Соединенных Штатах ко всем прочим несчастьям был президент-демократ". А вот Обама, демократ, совершенно не такой человек, он молодец. Он продавил через сенат этот важный документ об СНВ. Скажите, пожалуйста, а почему вчера так поздно состоялся с ним разговор, он что, праздновал ратификацию?
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, нет, он уехал отдыхать. Разговор действительно с ним был довольно поздно, уже после 11 часов вечера по нашему времени. Но он как любой человек имеет право на отдых. Он уехал отдыхать на Рождество, но как мне представляется, он уехал с чувством выполненного долга. Потому что он действительно молодец, я с Вами согласен. Он сумел в довольно непростых условиях продавить ратификацию важнейшего документа по СНВ, потому что, я об этом только что сказал, на мой взгляд, на этом будет основываться наша безопасность на ближайшие годы.
Я вообще могу сказать, что мне работается с Президентом Обамой легко, он человек, который умеет слушать и слышать, человек, который не находится в плену у каких-то стереотипов. Человек, который в принципе, может быть, для политика это самое главное, отвечает такому условию: он выполняет обещания – будь то СНВ, будь то ВТО, будь то ратификация одного из очень важных соглашений по атомному сотрудничеству или работа по международным вопросам. Так что я желаю моему коллеге хорошо отдохнуть. Он качественно сделал свою работу, о чем я ему вчера и сказал: "Барак, отдыхай".
В.КУЛИСТИКОВ: Дмитрий Анатольевич, в следующем году ему не будет так комфортно работать, все-таки поражение на выборах в ноябре затрудняет многие его позиции. Скажите, пожалуйста, нет ли угрозы того, что Ваши договоренности не будут выполнены и наши отношения с Америкой пойдут вспять?
Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, надеюсь, что эта угроза будет минимизирована. Понятно, в Америке есть люди, которые относятся с симпатией к так называемой перезагрузке отношений, а есть люди, которых колотит от этого. Они считают, что все зло концентрируется в Российской Федерации. Такие люди там действительно есть. Ну, что делать. В общем, это следствие развитости демократии. Потому что к власти приходят люди с разными убеждениями. И они эти убеждения стараются проводить через законодательные органы. Но я надеюсь, что все-таки американскому обществу и американскому истеблишменту достанет такта и выдержки для того, чтобы продолжить этот курс. И Президенту Обаме будет, может быть, труднее, но все-таки он сможет справиться с этими проблемами.
К.ЭРНСТ: Дмитрий Анатольевич, год назад в этой студии, говоря об итогах 2009 года, мы говорили о результатах того, что произошло, подсчитывали убытки от кризиса, говорили о прогнозах выхода, и Вы сказали, что надо воспользоваться ситуацией, воспользоваться шансом преодолеть технологическую отсталость.
В уходящем году слово модернизация было, пожалуй, самым популярным термином в российской внутренней политике. Как Вы оцениваете первые результаты модернизации для понимания рядового россиянина, обывателя?
Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, я оцениваю их неплохо. Я считаю, что они есть. Но их не много. Мы люди все-таки, надеюсь, прагматичные, мы с самого начала понимали, когда этот курс начал формироваться, и я это понимал, когда известную статью писал, что за один год каких-то колоссальных успехов не достичь.
Но что важно. Действительно, модернизация вошла в политическую повестку дня. Об этом не только говорят, а работают над этим. Законы принимаются, спасибо Государственной Думе за то, что за это взялась и поддерживает курс Президента. Постановления Правительства выходят на эту тему. Самое главное, что в общем даже бизнес стал гораздо более внимательно относиться к инновациям.
Здесь не произошло какого-то коренного перелома, но все-таки наш бизнес понимает, что если не вложить деньги в модернизацию производства, в инновации, если не заниматься этими пятью приоритетами, то скорее всего нас ждет технологическая отсталость и сырьевая зависимость экономики. Что, собственно говоря, в последние годы и наблюдалось по многим оценкам.
Поэтому модернизация идет, темпы ее, может быть, стали больше, чем были в начале уходящего года, но, конечно, сделано еще совсем не много. А что касается обычных вещей, знаете, даже лампочки стали появляться уже – те, которые являются современными, те, которые меньше электричества тратят. Значит, нужно заниматься этим и на бытовом уровне.
О.ДОБРОДЕЕВ: Вы уже упомянули, Дмитрий Анатольевич, о ключевой теме Вашего Послания – о теме детства. Но здесь есть еще одна проблема, которая сильно волнует общество – это проблема брошенных детей.
Мы знаем, что в России родители часто пьют, дети действительно брошены, предоставлены сами себе. И отсюда возникают самые разные угрозы, я уже не говорю о том, что просто дети часто являются источником дохода для родителей в этих ситуациях. А на улице и в школе их поджидает страшнейшая, наверное, проблема нашего времени – наркотики. С этим сталкиваются все больше и больше наших соотечественников. Что здесь можно предпринять?
Д.МЕДВЕДЕВ: Это действительно большая проблема. И хотя частично я говорил об этом в Послании, действительно, остаются темы, которые либо вообще не находятся, может быть, под прямым вниманием, либо как-то стыдливо прячутся в разные укромные места.
Если говорить о брошенных детях. У нас их действительно много. При том что вроде бы формальные показатели сиротства за последние годы объективно стали меньше. У нас, например, в домах ребенка и детских домах где-то на одну треть сократилось количество детей, в том числе за счет усыновления, удочерения.
Наверное, это неплохо, если это осуществляется в соответствии с законодательством и за этим следят потом. В то же время есть дети, которые формально имеют семью, но которые страдают в этой семье. И вот тут статистики нормальной у нас нет. Я именно поэтому ввел специальную должность Уполномоченного по правам ребенка. И он довольно активно взялся за свою работу, смотрит за ситуацией в разных местах. Такие же позиции должны появиться и в регионах. Я в этом абсолютно уверен.
Потому что самое главное – это диагностика. Вовремя определить какую-то угрозу для жизни и здоровья ребенка и принять решение. Решения тоже могут быть разные. У нас в прошлом году более 60 тысяч родителей были лишены родительских прав. К этому нужно относиться внимательно.
С одной стороны у ребенка только одна мама и один папа. И если власть принимает такое решение, по сути она лишает ребенка самых близких людей. Но в ряде случаев это делать необходимо просто для того, чтобы ребенок остался цел. И вот это уже задача для властей и для общественных организаций, в том числе для неправительственных организаций, которые как раз в этом направлении, как мне представляется, должны проявлять повышенную, особую активность и внимание.
Вы знаете, вообще то, что мы взялись за тему детства, материнства, демографии – все-таки привлекло внимание общества к этим делам. Я смотрю, какое количество людей пишет об этом, обращаются ко мне: и так, и сяк, и через интернет. И вы знаете, всегда можно уловить какие-то тенденции, какие-то тренды. Может быть, даже что-то поправить.
Не так давно был подписан закон, касающийся ряда женских пособий – по беременности и родам, по уходу за ребенком. В принципе, когда Правительство его готовило, они считали, что он отразится на относительно небольшом количестве женщин: кто-то выиграет, кто-то, может быть, что-то потеряет. Но я получил большое количество обращений, люди задают вопрос: как это так, Вы все-таки занялись демографией, занялись охраной детства, а это пособие для кого-то может стать меньше. Разве это будет способствовать созданию нормальной семьи и рождению детей?
Поэтому хотел бы сказать прямо сейчас, что я принял решение вернуться к обсуждению этой темы и подготовить такие изменения, которые позволят самой женщине определить период, из которого будет рассчитываться это пособие. Как она хочет, пусть так и будет. И тогда эти вопросы, которые возникли, будут сняты. Я почему об этом специально говорю во всеуслышание? Потому что власть должна слышать то, что ей говорят граждане. Но если сделано что-то, что создает проблемы, не грех и поправить. Это нормально.
В.КУЛИСТИКОВ: Дмитрий Анатольевич, о наркотиках все-таки. Вот уральский парень Егор Бычков взялся за борьбу с этой бедой в своем родном городе Нижний Тагил. Его наше правосудие на радость местным наркобаронам чуть не "закрыло" на несколько лет. Вмешалась общественность, спасибо – Вы высказались. Снята эта опасность.
Он в своей работе достаточно широко применял методы принуждения наркоманов, принуждения их к тому, чтобы они все-таки оставили эту пагубную привычку. Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, не стоит ли эти методы шире использовать, тем более что такая практика существует в развитых странах мира, в Соединенных Штатах, например?
Д.МЕДВЕДЕВ: Я не специалист, конечно, но выскажусь. Во-первых, тема наркомании в школе, наркомании в университетской среде у нас не популярна. Возникает периодически такое ощущение, что этого нет. Но это, к сожалению, есть. Даже по официальной статистике 160 тысяч наших детей, которые учатся в школе, имеют наркологические проблемы. Это колоссальная цифра – 160 тысяч!
РЕПЛИКА: Очень много.
Д.МЕДВЕДЕВ: Это очень много. Причем это, я говорю, официальная статистика. Вы знаете, об этом нужно говорить вслух. Не стесняться. Потому что в ряде случаев, я помню даже, я как-то разговаривал с представителями СМИ, они говорят: "Знаете, эта тема тяжелая, лучше об этом не говорить, у людей настроение портится, и так вокруг все бывает не весело, еще про этих наркоманов".
Это осталось еще, может быть, с советского периода: "У нас нет наркомании. У нас все в порядке". И этот стереотип где-то внутри людей, может быть, сохраняется. К сожалению, об этом нужно бить в набат.
Но это касается внешней стороны. Что касается лечения, то я не специалист. Методики используются разные. Эти методики должны быть законными. Конечно, насилие – это плохо. Это вызывает возмущение. В то же время, Вы знаете, это вопрос выбора. В конечном счете, мне думается, это решение должен принимать сам наркозависимый человек, может быть, его близкие. Потому что в ряде случаев нет никаких шансов иначе вытащить человека. Дилемма выглядит просто: или смерть, или, может быть, какое-то насилие и излечение. И об этом тоже должны помнить критики таких подходов.
О.ДОБРОДЕЕВ: Может быть трудом, делом как-то лечить? Мы прекрасно помним, как поколения советских людей мечтали о своих шести сотках. И очень большой отклик вызвала Ваша идея в Послании о предоставлении земельных участков семьям, где много – три и больше – детей. Вообще в России, мы с Вами прекрасно знаем, миллионы гектаров брошенных земель. Может быть все-таки подумать, как вернуть нашего человека на землю и нащупать механизм наделения тех, кто хочет, земельными участками?
Д.МЕДВЕДЕВ: Олег Борисович, всё время об этом думаю. У нас действительно уникальная страна. У нас самая большая территория. Да, она, конечно, состоит и из северных...

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей