Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
10 марта 2014, 21:30

Разговор по телефону между Кэтрин Эштон и главой эстонского МИД вылился в международный скандал

Судя по появившейся в интернете записи, Эштон знала - из снайперских винтовок на киевских улицах и по мирным жителям, и по сотрудникам "Беркута" стреляли одни и те же люди. Логично предположить, что бойцами "Беркута" они не были.

Характерно, что об этом разговоре и разразившемся скандале на западе предпочитали молчать - до последнего. Российский МИД уже потребовал европейского расследования - на чьей совести почти сотня жизней граждан Украины.

Режиссеры просят огня, крови и трупов. Многим из тех, кто сейчас пытается закрыться потешными щитами, остается жить секунды. И удивительно, что члены съемочной группы в курсе. Камера в этом пекле оказалась не просто так.

Команду "мотор" для корреспондента, который говорит и показывает прямо с места боевых действий, заглушают хлесткие звуки выстрелов. Выход репортера в прямой эфир чудесным образом совпадает с началом наступления.

Но передвижение майдановцев от гостиницы "Украина" вверх по улице Институтской, навстречу оттесненным отрядам "Беркута", обрывается. Наступающих косят пули.

Для неискушенного зрителя, в Киеве никогда не бывавшего, все должно быть предельно ясно: впереди "Беркут" - он и стреляет. Но вот первый прокол: внезапно в дерево, за которое только что прятались нападающие, попадает пуля, - это хорошо видно на замедленном повторе. Почти сразу - на звук неожиданного выстрела из-за спины - обращает внимание один из наступавших, он оборачивается. Оператор, а судя по расположению камеры, и снайпер, в этот момент буквально встречается с ним взглядом.

Вообще, о снайперах или людях со снайперскими винтовками в захваченном майдановцами отеле "Украина" было известно почти сразу. Занявшие господствующую высоту в одном из номеров уже не скрывают своих действий и даже не прячут от камеры лиц.

Но гостиница "Украина" - это еще не весь Крещатик и окрестности. Точек, где могли находиться снайперы, было куда больше. Один из очевидцев тех событий насчитал целых 4 предполагаемых позиции. Откуда, по его мнению, могли стрелять не только по майдановцам, но и по сотрудникам силовых структур - в другом конце улицы.

В своем расследовании неизвестный блогер - он скрывает и личность, и голос - проанализировал все имеющиеся видео и события. Он уверен: стрелять по защитникам Майдана могли снайперы не только из гостиницы "Украина". Стреляли, возможно, и с крыши дома номер 7 по улице Институтской - отсюда, судя по имеющемуся видео, чаще всего и с Аркада-банка - он сразу за станцией метро "Крещатик". На это жаловались даже сами участники тех боев. Все перечисленные здания в это время находились уже под контролем защитников Майдана.

Выстрелы были и с другой стороны улицы - из здания "Кинопаласа". Оттуда видно, что атакующие под обстрелом, одна из пуль тоже оставляет входное отверстие на дереве.

Кадры мы попросили прокомментировать ветерана российского спецподразделения "Альфа" Сергея Гончарова. Он невысокого мнения о качестве стрельбы неизвестных киевских снайперов, но их цель, уверен Гончаров, вовсе не в том, чтобы точным выстрелом убить нужного человека. Этим охотникам за головами нужны десятки погибших, хаос, страх и ненависть. Ведь толпой разъяренных людей легче манипулировать.

"Рядом падает ваш товарищ неизвестно от чего, вы не знаете, справа его убили, слева убили, но вас уверяют, что это именно те, которые якобы находятся прямо, это ваши враги, конечно, это огромная масса - она заводится. И чем больше трупов, тем больше ажиотажа, что вы правы и должны пойти на штурм", - говорит президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" Сергей Гончаров.

Ажиотаж в этом случае нужно непременно снять на видео и растиражировать, чтобы оправдать можно было даже самые радикальные действия протестующих.

Оператор Дмитрий Кияновский - он снимает войны и конфликты последние 20 лет, а на днях вернулся из Киева - уверен: и снайперов, и оказавшиеся поблизости съемочные группы контролировали одни и те же люди. "Стреляющий" планы оператор и буквально снимающий человека за человеком снайпер зачастую имели общие позиции и взгляды на происходящее.

"Как показывает практика, та точка, с которой лучше всего снимать, оттуда лучше всего и стрелять... Или наоборот - там хорошо просматриваемое пространство и, насколько я понимаю, дальность, которую хорошо видно в обычный снайперский прицел, и то, что снимает камера, это примерно одинаковое расстояние, с которого комфортно снимать и стрелять", - отмечает оператор Дмитрий Кияновский.

В стрельбе по майдановцам обвиняли сам "Беркут", другие спецподразделения - ту же украинскую "Альфу", на видео бойцы и правда вглядываются в прицелы - вот только, учитывая то, что наступающие из-за наклона улицы находятся внизу - целятся эти снайперы явно не в защитников Майдана. А в тех, кто стреляет и в силовиков, и в их противников откуда-то сверху. Это подвтерждает и попавшая в сеть запись радиоперехвата контрснайперской группы.

Смерть на улицах Киева тем временем занимала уже весь телеэфир и интернет. Задача по смене власти на Украине - ее к тому моменты ненавидели и австралийцы, и канадцы, и даже эстонцы - была уже делом техники.

"Весь смысл - чтобы через жертвы создать впечатление кровавого режима, который разъяренная толпа, требующая свободы, снесла. И вот вам, пожалуйста, доказательства кровавости: вом вам убитые люди. Люди, которые проводили этот сценарий, работали под диктовку из-за рубежа", - считает блогер Анатолий Несмиян.

Спустя несколько дней после того, как появились подозрения о том, что людей в Киеве расстреливали снайперы оппозиционных сил, и в Брюсселе, и в Нью-Йорке заявили о готовности провести анализ событий, происходящих на Майдане и около него. Впрочем, даже из уст дипломатов уже звучат опасения, что само расследование может закончиться ничем.

Пока что крайними остаются снайперы украинских спецподразделений. Информации о пулях и характере ран погибших - почти нет. Хотя командиры спецподразделений уже заявили о готовности отдать на экспертизу винтовки своих подчиненных.

Но вот другое оружие и тех, кто его использовал, отыскать, видимо, уже будет непросто. Как, например, готовую к стрельбе снайперскую винтовку, которую в багажнике своей машины вывозит с Майдана депутат Сергей Пашинский. Первыми выяснить, что это за оружие самозащиты, пытались его же сторонники. Но ответа почему-то не получили даже они.

Любая война начинается с первого выстрела. В тишине последних часов мира он всегда особенно громкий. Потом, в грохоте последующей канонады уже не разобрать с какой стороны был хлопок. Немедленное, максимально подробное расследование обстоятельств снайперской стрельбы в Киеве, установление не только исполнителей, но и заказчиков расстрела - сейчас возможно единственный реальный шанс предотвратить развязывание войны.

Война начинается тогда, когда прежняя система управления миром входит в кризис и дает трещину. Так было в 1914, в 1939, так есть и сейчас. Поэтому, попытка скрыть истину о прицельной стрельбе на улице Институтской в Киеве, по своим последствиям может оказаться сопоставимой с профанацией расследования убийства австрийского эрц-герцога Фердинанда в Сараево ровно сто лет назад.

"С первой мировой войной я бы это не сравнивал. Тем не менее, ситуацию на Украине считаю трагически серьезной. То, как с ними там играют, мне напоминает события не столетней давности, а двадцатилетней. Подобное происходило в Югославии. Это был также спровоцированный извне трагический кровавый конфликт. Я боюсь, что то же самое начинается и на Украине... Я боюсь, что к сожалению, свой большой вклад в это внесла Западная Европа, Евросоюз, Соединенные Штаты. Это просто беда", - говорит второй президент Чехии (с 2003 по 2013 год) Вацлав Клаус.

5 апреля 1992 года во время многотысячного сараевского Марша мира по его участникам неизвестными был открыт снайперский огонь. Как минимум, две женщины, заметим, мусульманка и сербка - были убиты, десятки человек ранены. Стрелков не поймали, однако во всех мировых информационных агентствах прозвучало: "вероятно, это сербы". Только что наметившееся объединение людей разной веры против националистов, толкавших Боснию к резне, было сорвано. Уже на следующий день Босния заявила о своей независимости, которая немедленно была признана Турцией, США и другими западными странами. Война стала неизбежной.

Десятилетие нескончаемой бойни на руинах Югославии стало периодом отработки на будущее методик провокаций, преследующих различные цели - от привнесения хаоса до прямой военной интервенции. Так было с не расследованным до сих пор артиллерийским обстрелом рынка в том же Сараево, ставшим поводом для ударов авиацией НАТО по сербским позициям в Боснии. Так было и в Косово, когда албанские боевики, погибшие в бою за селение Рачак, были переодеты в гражданскую одежду и объявлены жертвами сербского геноцида. За этим последовала 78-дневная бомбардировка Югославии силами НАТО, а результаты расследования инцидента, ставшего поводом для агрессии так и остались достоянием, проводивших его финских патологоанатомов...

"Эти тела принадлежали и боевикам, и сербским солдатам, и жителям деревни. Заключение до сих пор не было опубликовано. О его содержании вообще мало кто знает", - говорит патологоанатом, в 1999 году глава группы финских экспертов в Косово Хелена Ранта.

Но вернемся к загадочным стрелкам. У них в новейшей истории Восточной Европы особая роль. Румыния, декабрь 1989. В Бухаресте начались антиправительственные беспорядки. И тут же появились "неизвестные снайперы", которые стреляли, как в участников протестов, так и в силы безопасности и военных. Январь 1991, Литва. В Вильнюсе, у телецентра происходят столкновения демонстрантов с советскими армейскими подразделениями. Снайперская стрельба велась с крыш домов, где советских солдат не было. Один из погибших был убит из винтовки Мосина, которая, скорее всего, не могла быть на вооружении у военных. Трое, якобы, раздавленных у телебашни танками, оказались жертвами ДТП. Спустя несколько дней та же история повторяется в Риге. И снова неизвестный стрелок выбирает жертвы среди противоборствующих сторон, добавляя к ним случайных прохожих. В 1992 году невидимки открывают огонь в Сараево, а в 1993, в Москве, пули летят в спину офицерам "Альфы", направлявшимся в Белый Дом для переговоров. И вот, наконец февраль 2014. Киев. Из перехвата телефонного разговора министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта с главой дипломатии Евросоюза Кэтрин Эштон, мир узнает: в том, что за снайперами стрелявшими в киевлян, стоят украинские власти сомневается даже главный врач Майдана Ольга Богомолец, рассказавшая эстонцу о выводах, к которым пришли медики, осматривавшие тела погибших...

Урмас Паэт: Ольга, о которой я уже упоминал, сказала мне, что, согласно собранным уликам, убитые на майдане с обеих сторон, как милиционеры, так и люди на улице - что их убили одни и те же снайперы. Это были одни и те же снайперы, стрелявшие и в тех, и в других.

Кэтрин Эштон :..Да, да

Урмас Паэт: Она показала мне фотографии и сказала, что у нее есть медицинские эксперты, которые могут подтвердить, что у все эти убийства были совершены одним и тем же почерком и пулями одного и того же калибра. И удручает тот факт, что новая коалиция не хочет расследовать эти убийства, потому что все сильнее и сильнее растет понимание того, что за спиной этих снайперов стоял не Янукович, а кто-то из представителей новой коалиции.

Кэтрин Эштон: Я слышала, что они хотят провести расследование. Это интересно. Продолжайте...

Урмас Паэт: Это крайне раздражающий фактор. Это дискредитирует новую коалицию с самого начала.

Кэтрин Эштон: Им надо быть очень осторожными. Люди требуют серьезных изменений, но нужно, чтобы механизм функционировал. Им надо одновременно быть активистами, врачами и политиками, это очень сложно. Им нужно продержаться хотя бы несколько недель, потом будут выборы.

Ни возмущения, ни даже удивления. Суть беседы сводится к тому, что с расследованием надо повременить. Нельзя допустить чтобы его результаты сказались на итогах предстоящих выборов. Иными словами надо сделать все, чтобы к власти на Украине беспрепятственно пришли те, кто, вероятно, имеет отношение к убийству или был осведомлен о его истинных заказчиках. А дальше, как это уже многократно бывало, один из трех вариантов - либо улики и свидетели будут уничтожены, либо расследование будет передано европейцам и станет столь же результативным, как, например, дело о торговле органами сербов, похищенных в Косове, либо жертвы борьбы за свободу Украины будут признаны священными и любое сомнение в причинах их гибели станет приравниваться к государственной измене...

"Старые правила игры", доставшиеся нам в наследство от Ялтинской конференции и Хельсинских соглашений уже фактически не действуют. Два десятилетия, минувших после окончания Холодной войны, не оставили от них камня на камне. Переворот в Киеве, ставший следствием прицельных выстрелов на Институтской улице, уже поставил Великие Державы на линию прямого противостояния. Поэтому либо сейчас мир выяснит, кто стрелял, либо стрельба будет продолжаться. Установление истины о тех, кто отдавал приказ нажать на курок, может стать отправной точкой для выработки соглашений, которые лягут в основу нового мирового порядка. Ведь в отличие от всех уже названных случаев снайперских провокаций, приведших к трагическим последствиям, но решавшим локальные тактические задачи, февральская стрельба в Киеве сопоставима со стрельбой в Сараеве 100 лет назад. Пули, выпущенные тогда и сейчас, попали в самый центр противоречий накопившихся в мире за десятилетия без войны. О том, чем это может закончиться, как, впрочем, и о том, кто в конечном счете окажется в выигрыше, мы уже сейчас можем судить по истории Первой мировой войны...

Читайте также: