Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
11 октября 2015, 22:57

В Россию возвращаются известные ученые, которым государство выделяет мега-гранты

Нобелевский комитет в этом году выбирал кандидатуры крайне актуальные. Премию мира дали тунисскому национальному диалоговому квартету - четырем организациям, которым удалось после "жасминовой революции" противостоять и угрозе исламизации страны, и "Аль-Каиде".

Сегодня именно Тунис, где "Аль-Каида" все еще пытается расшатать обстановку, устроив за прошедший год два громких теракта, остается единственным примером страны, где всходы "арабской весны" не превратились в зубы дракона, и правительство согласия смогло без помощи военных перехватить инициативу и власть у исламистов.

Премию по медицине получили изобретатели лекарств от болезней, которыми страдает полмира - малярия и тропические лихорадки, премию по физике - за вычисление массы покоя нейтрино, а это сейчас самая актуальная область исследований в новой физике, родившейся после открытия бозона Хиггса. Премию по химии вручили за работы по механизму восстановления ДНК, то есть, новые способы борьбы с раком. И в российских лабораториях ученые готовы удивить мир своими разработками.

В московской квартире Натальи Берловой, профессора "Сколтеха", директора программы по фотонике и квантовым материалам - Собор Василия Блаженного и Тауэрский мост стоят на одной полке. Малиновое варенье по бабушкиному рецепту и английский чай — на одном столе. Жизнь с британским акцентом, но дома, в России, откуда уехала 23 года назад, чтобы однажды вернуться с двумя детьми, тремя чемоданами книг, мировым признанием и в звании полного профессора математики в Кембридже. До профессора Натальи Берловой ни одна женщина не занимала эту должность 800 лет, и, наверное, ни одна не решалась быстрее купить билет Лондон-Москва.

"Я не думала, что будет такая возможность — мы ее застали — что на протяжении моей жизни вдруг здесь возникнут такие проекты. Конечно, такая немножко авантюрная история - вот так взять детей в охапку, по два чемодана, и вот так мы погрузились и прилетели", - рассказывает Наталья Берлова.

Как принимала решение — крупнейшему специалисту в области квантовой гидродинамики проще описать уравнением. Возможность сохранить профессорскую позицию в знаменитом Кембридже плюс предложение из молодого, но перспективного "Сколтеха". Создать свою уникальную лабораторию, аналогов которой не будет в России, генерировать идеи для учебных программ, воспитать не одно поколение талантливых физиков и математиков. Для исследователя — шанс один на миллион, который упустить она не могла.

Кажется, вся ее блестящая карьера состоит из этих мучительных вопросов — как лучше для профессии, науки и просто для себя. Когда в постперестроечном 1992 однокурсники с физмата МГУ ломали голову, работать маляром или идти в НИИ, Наташа Берлова поступила в аспирантуру во Флориде. Тогда же впервые подписала научную работу - Берлофф. Так ее фамилию потом будут произносить коллеги и студенты в Калифорнии, а потом в Кембридже, где она прошла все ступени от лектора до профессора, обожаемого студентами и склонного к открытиям не только в области "квантовых вихрей".

"Первое, что я сделала, я очень горжусь этим - я поломала 800-летнюю традицию. У нас в колледже, оказывается, до меня 800 лет люди на сладкое брали либо торт, либо пирожное, либо крамбл, либо фруктовый салат. И вот появилась я, и я взяла тарелку, положила туда торт, пирожное, фруктовый салат, полила все это ванильным соусом, и я видела, что на меня странно смотрят. Но я не знала, почему, а потом у меня были последователи", - смеется она.

Но какой бы сильной не была тоска по дому, старым привычкам и просто родным людям, всерьез Наталья задумалась о переезде, когда поняла — сейчас дома перспектив для развития науки не меньше, чем за рубежом. И в русской научной диаспоре последнее время это подтверждают все чаще.

"Становится понятно, что страну делает сильной именно наука. Есть тут один решающий фактор, потому что за наукой потом идет все остальное - и промышленность, и престиж для получения знаний. Если национальной идеей станет наука, в этом случае и можно будет добиться больших результатов", - уверена Наталья Берлова.

С 1989 по 2004 год из нашей страны уехали около 25 тысяч ученых. Сегодня формула "возвращения умов" существует и работает: новые проекты смешать с достойными грантами, добавить современные лаборатории и свободу творчества. К тому же, понятие "утечка мозгов" вытесняет их "циркуляция". Где работа, там и дом.

В его тетради и сейчас пометки на английском. Язык, на котором работал 17 лет, но так и не начал думать. Неоднократный номинант на Нобелевскую премию, в том числе, и в этом году, кристаллограф-теоретик с мировым именем, профессор "Сколтеха" Артем Оганов признается — где бы ни работал, в США, Великобритании, Китае или Швейцарии, называл себя российским ученым, для которого возвращение домой было вопросом времени, но никогда не ставилось под сомнение.

"Со временем я понял, что все страны, по большому счету, одинаковые, что в какой-то стране один аспект хорош, а другой плох, а общая картинка в среднем получается примерно одинаковая. Но одна страна для меня всегда будет особенной - это мой дом, там моя мама, там мой брат, там эта память эмоциональная, которая не стирается с годами", - говорит ученый.

С годами появилось и острое желание поделиться своими знаниями дома. Лекции профессора Оганова, который доказал, что совершенно невозможные с точки зрения правил химии соединения существуют, тут не просто не пропускают — их впитывают. А он сам признается — ради этих ребят с горящими глазами и вернулся.

"Живя много лет за границей, в США, а США как пылесос, притягивает таланты со всего мира, настолько талантливых ребят трудно найти, а здесь десятки - поэтому будущее, конечно, у нас есть", - говорит Артем Оганов.

Будущее, которое пока кажется фантастикой, здесь стремительно движется к реальности. Тканевая инженерия сердца, вечная молодость — в этой лаборатории на физтехе такие слова звучат постоянно. А главный создатель этого места бурлящей научной мысли Константин Агладзе подтверждает — невозможного нет вовсе. Он, как всегда, без белого халата. Объясняет — в Германии в XIX веке профессора работали так филигранно, что отсутствие этого предмета гардероба стало символом мастерства. И в мастерстве ему точно не откажешь. 15 лет работал в ведущих научно-исследовательских центрах США и Японии, а после получил мегагрант в России, чтобы создать улучшенную версию своих же зарубежных лабораторий в МФТИ – лабораторию "Наноконструирование мембранно-белковых комплексов для контроля физиологии клетки".

"Главное наше направление - мы изучаем механизмы образования наиболее опасных сердечных аритмий. Этим сказано почти все. Тахиаритмии - это бич современного общества, от таких вещей погибают не пожилые люди, а люди в расцвете сил после сорока", - говорит Константин Агладзе.

Утечка умов, повернутая вспять - не волшебство, а реальность, которая требует сил и средств, но усилий — стоит. По статистике, каждая третья разработка в сфере программирования приходится на выходцев из России. В одной только Силиконовой долине "русская община" составляет не меньше 30 тысяч человек,которые уезжали за возможностями, и для которых перспективы в родной стране могут стать стимулом купить счастливый обратный билет.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей