Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
16 ноября 2015, 21:00

По окончании работы саммита G20 Владимир Путин ответил на вопросы журналистов

Только объединенные усилия в борьбе с террором дадут результат. И осознание этого факта, наконец, приходит ко всем мировым лидерам. Сегодня Владимир Путин сделал ряд важных заявлений по итогам встречи G20 в турецкой Анталье.

По словам президента, разведка фиксирует - 40 стран дают деньги бандитам и убийцам из террористической группировки ИГИЛ, запрещенной в России, и некоторые из них входят в престижный клуб G20. Сегодня решали, как перекрыть эти кроваво-финансовые потоки.

Что же касается операции в Сирии, президент сообщил - России удалось наладить контакты с вооруженной сирийской оппозицией, и это может серьезно изменить положение на фронте в борьбе против террористов ИГИЛ.

Работа саммита и двусторонние встречи в Анталье, похоже, оставили у Владимира Путина хорошее впечатление. К ожидавшим его журналистом он приехал в отличном настроении, хотя была заметна и его усталость. Ведь встречи между заседаниями следовали почти непрерывно. И, конечно, президента спросили, изменилась ли атмосфера на переговорах с западными лидерами за год с прошлого саммита.

"Никаких не было проблем ни тогда, ни сейчас, хотя, конечно, отношения были более напряжённые, чем сегодня. Это, конечно, чувствуется, это правда. Но жизнь идёт вперёд, всё меняется: возникают и новые проблемы, и новые угрозы, новые вызовы, которые трудно решать в одиночку кому бы то ни было. Нужно объединять усилия, - сказал Путин. - Мы никогда не отказывались от добрых отношений с нашими партнёрами ни на Востоке, ни на Западе. И те односторонние меры, ограничивающие наше взаимодействие по различным направлениям, были инициированы не нами, а нашими партнёрами. Если сейчас наши партнёры считают, что настало время как‑то менять наши отношения, то мы будем это приветствовать, мы никогда не отказывались от совместной работы и двери не закрывали. Мне показалось, что, действительно, во всяком случае на экспертном уровне, на уровне обсуждения проблем, есть явная заинтересованность в том, чтобы возобновить работу по очень многим направлениям, включая и экономику, и политику, и сферы безопасности".

Журналисты напомнили, что еще совсем недавно Россию критиковали за ее военную операцию в Сирии. Якобы мы наносим удары не по ИГИЛ, а по так называемой умеренной оппозиции. А сейчас такой критики почти не слышно. Заметил ли президент эти изменения во время встреч?

В. Путин: "Вы знаете, в общем и целом, эта критика как‑то немножко, почти не звучала, так скажем. Да и трудно нас критиковать‑то. Нам говорят: "Вы бьете не туда!". А когда мы говорим: "Скажите, куда, назовите цели!", – нам не дают. "Скажите, куда не надо", – тоже не дают. Как нас критиковать‑то? Знаете, я не хочу ерничать на этот счет. Как ни странно, есть и свои резоны в этом, свои причины. И одна из них, я вам скажу сейчас прямо, заключается в том, что нам боятся давать территории, по которым не надо наносить удары, опасаясь, что именно туда мы и будем удары наносить, что мы всех обманем. Видимо, о нас думают, исходя из своих собственных представлений о порядочности. Но я могу подтвердить, что мы сейчас, что называется, на поле боя установили контакты с частью (конечно, не со всей, но с частью) так называемой непримиримой, даже вооруженной сирийской оппозицией, которая сама нас просила не наносить удары по тем участкам территорий, которые они контролируют. Мы достигли этих договоренностей и исполняем их. Более того, эта часть вооруженной оппозиции считает возможным начать активные боевые действия против террористических организаций, прежде всего, против ИГИЛ в случае нашей поддержки с воздуха. И мы готовы оказать им эту поддержку. Если это произойдет, то это значит, что армия президента Асада, с одной стороны, и вооруженной оппозиции, с другой, борется с общим врагом. Мне представляется, что это может стать хорошей базой, хорошей основой для последующей работы и на площадке политического урегулирования. Нам очень нужна помощь и поддержка Соединенных Штатов, европейских стран, Саудовской Аравии, Турции, Ирана для того, чтобы этот процесс сделать необратимым".

Возможно ли сегодня создание реальной коалиции против ИГИЛ? Насколько Запад готов двигаться в этом направлении?

"Конечно, я думаю, что это не только можно, но и необходимо сделать. Если Вы помните, я же говорил об этом и на Генеральной сессии ООН, посвященной 70-летию создания Организации. Именно об этом ведь я и говорил. И трагические события, которые за этим последовали, только подтвердили нашу правоту, - говорит президент РФ. - А как это должно выглядеть – ничего сложного здесь нет. Нужно наладить конкретную работу по предотвращению террористических актов, предупреждению и борьбе с терроризмом в глобальном масштабе. Мы же предложили сотрудничество на антиигиловском направлении. К сожалению, наши партнеры в Соединенных Штатах на первом этапе ответили отказом. Они просто в письменном виде направили ноту, и там написано: "Мы отклоняем ваше предложение". Но, действительно, жизнь развивается очень быстро и часто преподносит нам уроки. И мне кажется, что сейчас все‑таки осознание того, что эффективно бороться можно только вместе, приходит ко всем. Мы никогда не закрывали двери для этого сотрудничества. Полагаем, что оно, это сотрудничество, может быть налажено и на политическом уровне, и на уровне спецслужб, которые должны активнее друг с другом работать, обмениваться информацией, помогать друг другу и предупреждать друг друга об опасности".

Кроме того, президент раскрыл очень важные подробности переговоров в рамках "двадцатки" по борьбе с террористическими группировками. Еще в своем выступлении в ООН Путин говорил, что нужно срочно перекрыть каналы финансирования экстремистов. И вот уже здесь, на саммите, по словам президента, шел обстоятельный разговор о том, как это сделать.

В. Путин: "Я приводил примеры, связанные с нашими данными о финансировании физическими лицами различных подразделений ИГИЛа в разных странах. Финансирование, как мы установили, идёт из 40 стран, причём в том числе из стран "двадцатки". Обсуждали эту тему. Обсуждали необходимость исполнения соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, которая, кстати, была принята по инициативе Российской Федерации, по предотвращению финансирования терроризма и по пресечению незаконной торговли предметами искусства, когда террористы грабят музеи на тех территориях, которые захватывают, и по предотвращению незаконной продажи и получения доходов от нефти и нефтепродуктов. Более того, я даже продемонстрировал нашим коллегам наши снимки из космоса и с самолётов, на которых ясно показано и видно, какие масштабы приобретает эта незаконная торговля нефтью и нефтепродуктами. Колонны автомашин-заправщиков растянуты на десятки километров, так что с высоты 4–5 тысяч метров они уходят за горизонт. Выглядит это просто как нефтепроводная система. Мы с коллегами, конечно, этот вопрос обсуждали, и надеюсь, что мы и дальше продолжим эту работу, которая, на мой взгляд, является чрезвычайно важной для борьбы с террором".

Поинтересовались журналисты и тем, как сейчас Запад воспринимает поддержку Россией руководства Сирии во главе с Башаром Асадом, и какие перспективы у политического процесса в этой стране с участием оппозиции.

"К сожалению, от террористических атак никто не застрахован. Допустим, Франция относилась к числу тех стран, которые вообще занимали достаточно жесткую позицию в отношении президента Асада лично. Мы слышали все время от наших французских друзей, что предварительным условием для начала политических преобразований должно быть согласование вопроса об уходе президента Асада. Ну и что, это уберегло Париж от террористической атаки? Нет, - сказал Путин. - Нам, мне кажется, не нужно выдвигать вперед вопросы, которые по сути являются второстепенными. Первое, что мы должны сделать, – это объединить свои усилия в борьбе с террором и с террористическими организациями и на этой базе договариваться о политических преобразованиях".

О своих переговорах с президентом Турции Путин рассказал подробно и отметил, что Эрдоган, конечно, тяжелый переговорщик, но человек очень опытный и разумный. По мнению российского президента, общие точки по урегулированию в Сирии уже найдены.

В. Путин: "Мы вчера с ним долго говорили и по нашим двусторонним отношениям, и по сирийскому урегулированию. Мне показалось, что мы все‑таки можем нащупать какие‑то общие точки, которые позволят нам, оттолкнувшись от них, добиться общего успеха. Это, прежде всего, относится к тому, что президент Турции, как он вчера мне об этом прямо сказал, считает, что сирийский кризис может быть решен только политическими средствами, и нужно создать условия для продвижения этого политического процесса".

Раскрыл Путин и детали его переговоров по решению проблемы украинского долга нашей стране. Украина получила от России суверенный кредит в три миллиарда, который по международным правилам реструктурировать нельзя. Украина сейчас не в силах платить. А крайний срок - до конца года. МВФ уговаривает нас пойти именно на реструктуризацию. Россия сделала встречное предложение.

"Мы не просто согласились на реструктуризацию украинского долга, но и предложили лучшие условия этой реструктуризации, чем от нас просил Международный валютный фонд. Нас просили перенести этот платёж в объёме 3 миллиардов на следующий год. Я сказал, что мы готовы пойти на более глубокую реструктуризацию, готовы на то, чтобы в этом году вообще не получать никаких денег, а в следующем году получить миллиард, в 2016-м; в 2017-м – ещё миллиард и в 2018-м – ещё один миллиард. Но наши партнёры уверены, что кредитоспособность украинского государства будет расти и у нас нет оснований сомневаться в том, что мы получим даже три миллиарда в следующем году. А если это так, то нет никаких опасений у наших партнёров выставить гарантии по этому кредиту. И мы попросили таких гарантий либо от правительства Соединённых Штатов, либо от Евросоюза, либо от одного из солидных международных финансовых институтов. Причём мы надеемся, что этот вопрос будет решён до начала декабря текущего года в силу определённого графика работы Международного валютного фонда", - сообщил В. Путин.

Этот саммит можно считать удачным для России. Западные лидеры явно сменили тональность по отношению к Владимиру Путину. А судя по количеству его встреч, российский президент был в центре всеобщего внимания. Похоже, Запад, наконец, услышал призывы России отбросить противоречия и по-настоящему вместе ударить по террористам. Сожаление вызывает только одно: отрезвление Запада началось только после кровавых терактов в Париже.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей