Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
8 января 2016, 21:03

В Финляндии обсуждают очередной случай изъятия ребенка у русскоговорящей матери

В Финляндии обсуждают новый случай, когда ребёнка забрали в приют из семьи, где мать говорит по-русски. Но дело не в споре между родителями, как бывало раньше в этой стране, и Первый канал о таком рассказывал. Сейчас для отца, финского гражданина, всё стало неожиданностью.

Показывая детскую комнату, Вероника Стопкина по привычке говорит о сыне, как будто он дома, хотя Томас находится в приюте уже несколько недель. 10-летнего мальчика социальная служба увезла прямо с уроков. Якобы Томас пожаловался в школе, что дома его за что-то наказали. Мама говорит, что не пустила сына в спортивную секцию - в школе в тот день слишком много задали на дом. Родители смогли увидеть сына лишь накануне Нового года. Как выяснилось, в приюте Томасу рассказывали, что семье он не нужен.

"Он думал, что мы его бросили. Он не знал, что мы не знаем, где он, и не можем с ним связаться. Он думал, что мы отказались от него и бросили", - почти плачет Вероника.

Семейное фото сделано незадолго до произошедшего. Счастливая русско-финская семья. Вероника Стопкина с мужем Райфмо и четырьмя детьми.

Вероника — гражданка Эстонии, но русская по национальности. В Финляндии живет уже более 12 лет. Правозащитник Йохан Бекман уверен — русское происхождение Вероники - единственная причина, по которой ее сына Томаса забрали из благополучной семьи.

"У финского Минздрава есть официальная рекомендация, где написано, что русские родители системно избивают своих детей, поэтому их придется преследовать, проверять", - говорит он.

Во время одной из встреч Томасу удалось передать мобильный телефон. Он сумел послать домой фотографии, на которых отчетливо видны синяки — по его словам, его отправили играть в хоккей без щитков и наколенников. А ведь когда ребенка забирали из семьи якобы из за домашнего насилия, ничего подобного на его теле не было. Когда мама примчалась в приют, соцработники сначала пытались выставить ее за дверь, а затем вызвали полицию.

"Я при этом социальном работнике спрашиваю, ты хочешь здесь жить? На что он мне сказал - это тюрьма, я нахожусь в тюрьме. Я хочу домой, и стал плакать, он говорит, я хочу домой, к маме, к папе и братьям", - рассказывает Вероника.

После этого случая свидания с сыном родителям запретили.

"Видели Томаса только через окно, и целовала я его только через окно. Через стекло. И он махал там ручкой", - говорит мама мальчика.

По финским законам, детей могут отобрать без предупреждений и разбирательств вначале в детский дом, затем к приемным родителям. Мнение ребенка при этом никого не интересует. Есть и те, кто получает прямую выгоду от "изъятий" - так процедура называется в официальных документах.

"Здесь именно деньги играют главную роль. Как вы понимаете, Томаса передали сразу же в частный детский дом, то есть, они живет сейчас в фирме, он живет в частном детском доме, который получает за каждого изъятого ребенка несколько сотен евро каждый день, за сутки. То есть, это фактически торговля детьми", - возмущается правозащитник Йохан Бекман.

На этом примере хорошо видно, как часто происходят подобные "изъятия". Мальчика насильно чуть ли не волоком тащат к машине, не обращая внимания на его протесты. В последнее время число подобных случаев в Финляндии растет с пугающей быстрой. За последние четыре года - полсотни изъятий. Сколько времени потребуется Веронике Стопкиной, чтобы вернуть сына, не ясно. На практике подобные дела рассматриваются от нескольких месяцев до полугода.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей