Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
6 августа 2017, 21:15

В России поменяется порядок проверок малого и среднего бизнеса и сам подход к этой процедуре

 Если коротко, проверять предпринимателей должны реже и так, чтобы при этом не вставала работа. Если в деталях - конкретные поручения дал Владимир Путин во время поездки по восточным регионам страны на этой неделе.

Внеплановые проверки словно по расписанию. Компанию по переработке мусора, которую Евгений Калмыков открыл с партнерами, буквально преследуют надзорные ведомства.

«Роспотребнадзор, Росприроднадзор, Транспортная прокуратура и многие другие. 32 проверки за год!» - сетует предприниматель.

Его прежний бизнес в той же сфере арестовали. Сам предприниматель под подпиской о невыезде. Но вот что странно: уголовное дело о мошенничестве, заведенное против него, четыре года не может дойти до суда. Калмыкова обвинили в махинациях с госконтрактами. Доказать ничего не смогли, но дело закрывать не стали — приостановили. Вести бизнес приходится в непонятном статусе. Клиенты боятся связываться, банки не кредитуют.

«Я постоянно пишу ходатайства в Следственный комитет, чтобы они рассмотрели варианты снятия ареста хотя бы с организации. Меня не интересует снятие ареста с имущества. Интересует именно снятие ареста с организации, чтобы организация могла дальше спокойно развиваться», - рассказывает предприниматель Евгений Калмыков.

Ставшему крылатым призыву «хватит кошмарить бизнес!» уже почти 10 лет, а бизнес все равно кошмарят. В медцентре Галины Чеснаковой каждый месяц все новые проверки. С изъятием техники, документов. Забирают даже карточки пациентов, не обращая внимания на медицинскую тайну. Никаких нарушений не находят, но все равно возвращаются. Снова и снова.

«В течение года к нам приходили и полиция, и прокуратура, и Роспотребнадзор, и Росздравнадзор. Зачем пришли, спрашиваю, ничего не отвечают. Сотрудники устали, клиенты тоже об этом знают. Очень просим навести в этой сфере порядок и дать работать!» - говорит генеральный директор медицинского центра Галина Чеснакова.

Веерные проверки самых разных надзорных ведомств - страшный сон российских предпринимателей. И, как отметил Владимир Путин, нередко проверки эти не по делу и без повода.

«Административное давление со стороны правоохранительных органов часто является совершенно избыточным. Это касается и количества так называемых внеплановых проверок. Внеплановые проверки осуществляются, как правило, без соответствующего согласования с прокуратурой. Там только 2-3% согласовывается с прокуратурой. Все остальное идет самостоятельно. И в этой связи считаю возможным ограничить количество внеплановых проверок в отношении предпринимателей не более 30% от количества плановых проверок за исключением ситуаций, связанных чрезвычайными обстоятельствами», - сказал глава государства.

Срок внеплановых проверок, по словам президента, необходимо ограничить до 10 суток. Причем проверять должны только то, что послужило основанием для ревизии, а не все подряд, как это часто бывает.

У предпринимателя из Костромы Алексея Цыплакова несколько компаний. Одну из них решил проверить ОБЭП. Но в процессе разбирательств полицейские так увлеклись, что стали проверять и все остальные. Что называется, за компанию.

«Фактически было изъято 11 системных блоков», - рассказывает Алексей Цыплаков.

Над основанием для проверки думали недолго: якобы искали пиратское программное обеспечение. Да так тщательно, что на это ушло полтора года! Ничего криминального, кстати, не нашли. Но к моменту, когда конфискованную технику вернули, Алексей уже сократил всех сотрудников. 20 человек потеряли работу!

«Мы не работаем, то есть вы видите, коллектива нет. Фактически дестабилизировалась полностью работа предприятия. С 1 декабря 2015 года мы не выполняли никакие работы», - говорит генеральный директор финансово-юридической компании Алексей Цыплаков.

А ведь для проверки достаточно было просто скопировать все данные! Фирма осталась бы на рынке, и увольнять бы никого не пришлось.

Следственные действия в подобных случаях, как заявил Владимир Путин, не должны останавливать работу предприятия. Но есть и другая больная для российского бизнеса тема.

«Мы ни у кого ничего не просили! Мы зарабатывали сами!» - говорит предприниматель Никита Абрамидзе.

Все в прошлом. Крупное петербуржское агентство по организации мероприятий закрылось, когда владельцев посадили в СИЗО. Их обвиняли в присвоении государственных денег, но суд состава преступления не нашел. Полтора года директор компании Никита Абрамидзе сидел в изоляторе. Говорит, следователь потерял к нему интерес сразу же после ареста.

«За полтора года у меня не было ни одного допроса. За полтора года ни разу следователь не пришел ко мне допросить по предъявленному обвинению!», - рассказывает мужчина.

Это типичная история. Закон дает следствию время, чтобы как следует разобраться было нарушение или нет. Но часто сами следователи этим злоупотребляют. В теории при расследовании уголовных дел в отношении предпринимателей установлен особый порядок, чтобы исключить давление на бизнес. Но на практике уголовные дела возбуждаются по статье «мошенничество». Чтобы обойти тот самый особый порядок, бизнесменов заключают под стражу. А если следствие буксует и затягивается, задержанные бизнесмены все равно продолжают сидеть.

«Следствие ведется очень долго. Представители правоохранительных органов время от времени обращаются в суд за продлением содержания под стражей. Вот этот вопрос должен быть отрегулирован. И часто при обращении в суд за продлением представители следствия не предъявляют убедительных доказательств того, что следствие вообще ведется. Считаю абсолютно обоснованным, если при отсутствии активных действий по ведению следствия, граждане, находящиеся под арестом, имею виду предпринимателей, будут от этих арестов, заключения под стражу, освобождены», - сказал президент.

Обвиненный в крупном хищении владелец ростовской энергетический компании Александр Хуруджи провел за решеткой девять месяцев. За это время его предприятие отошло к другим людям, а со счетов исчезли полтора миллиарда рублей, их вывели на счета фирм-однодневок. Хуруджи в итоге оправдали по все статьям, но сам бизнесмен уверен: оставшись на свободе, он сумел бы защитить не только репутацию, но и компанию.

«Ты оказываешься в СИЗО и ты не понимаешь, что вообще происходит вокруг, потому что у тебя связи никакой нет. Ты не знаешь, что происходит с предприятием, что с кредитами, что со счетами, ты вообще ничего не знаешь. Именно этим зачастую и пользуются, чтобы захватить или разрушить бизнес», - говорит предприниматель Александр Хуруджи.

Разобраться в этом запутанном деле Александру помог уполномоченный по защите прав предпринимателей. Бизнес-омбудсмены, к слову, работают во всех регионах России.

«У нас по закону есть право участия в проверках. Мы можем проконтролировать, мы можем обеспечить прозрачность проверки, мы можем обеспечить ее законность, то есть снять эти избыточные требования, незаконные требования, которые часто бывают», - напоминает уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Но для этого сам предприниматель должен обратиться к бизнес-омбудсмену и дать добро на его участие в деле. В свою очередь у омбудсменов, по словам Владимира Путина, должно быть право представлять интересы своих подопечных в суде. Это как минимум поможет сократить сроки расследования и рассмотрения затянутых дел. Ведь если бизнес в итоге потерян, для бизнесмена даже выигранный суд — не более чем пиррова победа.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей