Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
20 августа 2017, 21:56

Фанатик за рулем — реальность, в которой не всегда помогут бетонные блоки

Сегодня вечером в Британии подтвердили: в результате теракта в Барселоне погиб семилетний мальчик, у которого есть еще австралийское подданство. Ранее он числился пропавшим без вести.

Власти Австралии, кстати, сегодня обнародовали меры, которые, как считают, позволят защититься от новых угроз. Работу над планом начали еще прошлым летом, когда впервые наезд на людей был применен как способ террора. В основном австралийцам предлагают все те же бетонные блоки, которых не было вокруг достопримечательностей в Барселоне. Но бетон сам по себе не всегда защита, уверены специалисты.

Это не просто испанский полицейский после теракта в центре Барселоны в бессилии разводит руками — в отчаянии вся Европа. По швам трещит выстроенная система безопасности. Оказалось, что, несмотря на внушительный арсенал средств современных спецслужб, противоядия от фанатика за рулем автомобиля, по сути, нет.

Июль 2016 года. Теракт в Ницце. Грузовик на скорости врезался в толпу прохожих. Погибли 86 человек, 430 получили ранения. После Ниццы, говорят эксперты, Европа проснулась в новой реальности — стало ясно, что посеять панику и убить десятки людей под силу фанатику — одиночке с минимальной подготовкой.

«Дешевый способ — немного затрат по времени на подготовку. Они и использовали такой нестандартный метод, потому что он приносит резонанс и эффект», — сказал бывший начальник управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ РФ в 2004-2007гг. Юрий Сапунов.

Эффект неожиданности боевики использовали сполна. В декабре 2016 года террорист атакует на грузовике рождественскую ярмарку в Берлине. 12 погибших.

В апреле уже этого года дорогой смерти стала главная пешеходная улица Стокгольма. Под колесами грузовика погибли четыре человека.

Сразу три подобные атаки в Лондоне. В марте очередная машина смерти сбивает прохожих на Вестминстерском мосту, в июне террористы протаранили толпу на автомобиле, а затем устроили резню на Лондонском мосту. Спустя две недели еще один грузовик врезался в мусульман по дороге из мечети.

Всего за год с небольшим в Европе произошло восемь атак с использованием автомобилей, в результате погибло 130 человек, пострадавших — сотни. Новый способ совершения терактов поставил спецслужбы в тупик.

«Его сложно предотвратить, очень сложно выявить — вы же не запретите въезд любого большегрузного транспорта в черту любой городской среды. Взрывчатка маркирована, ее сложнее добывать, сложнее перевозить, а украсть или арендовать автомобиль намного проще», — отмечает президент Международной контртеррористической организации Иосиф Линдер.

Новая тактика, отмечают эксперты, позволяет привлечь и тех, кто никогда не входил ни в какую террористическую группировку, но разделяет их взгляды. Не случайно же большинство убийц за рулем грузовиков в Европе считались добропорядочными гражданами и не попадали в поле зрения полиции. И если бомбу можно найти с помощью металлоискателя или обученной собаки, то как понять, что убийца-одиночка готовит очередной теракт на автомобиле?

«Европа провалила задачу по интеграции мигрантов в собственные сообщества. Эти люди не хотят интегрироваться в европейское сообщество, не хотят чувствовать себя частью этих стран, той родины, которая их приняла. И то отчаяние, с которым они сталкиваются, возможно, толкает их на совершение этих преступлений», — говорит старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Руслан Курбатов.

После теракта в Берлине установили бетонные блоки на въезде в места массового скопления людей. Подобные заграждения появились в Лондоне и в ряде других европейских городов.

Массивные цветочные клумбы на одной из улиц в Каннах, тоже говорят, для того, чтобы предотвратить выезд автомобилей на тротуар.

В Ницце въезд на Английскую набережную перегородили болларды — выдвижные дорожные столбы-блокираторы, способные остановить многотонные грузовики.

В Барселоне ничего подобного сделано не было. Хотя коллеги из ЦРУ накануне предупреждали спецслужбы Каталонии о готовящихся атаках.

«Достаточно было трагедии в Ницце, чтобы все зоны, которые отданы гражданам для пешеходных прогулок, были обеспечены антитаранными приспособлениями. Высокие бордюрные камни, специальные антитаранные заграждении, тяжелые клумбы из соответствующего материала, с одной стороны, украшающие город, с другой — препятствующие наезду и необязательно террориста — водителю, который не справился с управлением на скользкой дороге», — сказал президент Международной контртеррористической организации Иосиф Линдер.

Ряд экспертов считает, что и заграждения — не панацея от террориста за рулем. Ничто не помешает ему направить машину туда, где никаких препятствий не будет. Уже сейчас предлагается оснащать большегрузные машины специальной автоматикой, которая экстренно остановит автомобиль при угрозе столкновения. И, конечно, нужна системная работа спецслужб. Но чтобы внедрить агентов, создать сеть осведомителей, необходимо время, которого у европейцев, похоже, нет.

«Существуют группы риска, которые должны быть под постоянным контролем: электронным, агентурным, оперативным. Пока европейские спецслужбы и полиция не контролируют ситуацию среди мигрантов, среди этнических анклавов, не понимают, что там происходит, каждый раз мы будем являться свидетелями новых терактов и запоздалой реакции правоохранительных структур Евросоюза», — говорит главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

То, что перед европейскими спецслужбами стоит трудная задача, говорит и опыт других государств. Тактику использования автомобиля как орудия убийства давно применяют палестинские радикалы. В Израиле за последние три года зафиксировано более 50 таких случаев. Целями становились израильские солдаты и полицейские, а также люди на автобусных остановках. В начале года в результате подобной атаки погибли четыре человека. А ведь Израиль ведет борьбу с терроризмом практически на протяжении всей своей истории и вопрос «Что делать?» до сих пор остается открытым.

Читайте также: