Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
22 июля 2018, 21:57

Российская инициатива по Сирии уже помогает простым людям и всему международному сообществу

Россия на этой неделе создала в Сирии в дополнение к Центру по примирению сторон еще один — по приему и размещению беженцев. Их проблема вышла на первый план после российско-американского саммита в Хельсинки. Почти полсотни стран стали убежищем для нескольких миллионов сирийцев. Понятно, так не должно быть вечно. И для принимающей стороны, и для самих гостей. Что-то надо делать, и это должны быть усилия международного уровня.

Лекарства, одежда, палатки, предметы первой необходимости — 44 тонны гуманитарных грузов доставлены российской военно-транспортной авиацией из Франции в Сирию, на аэродром Хмеймим. Это помощь людям, живущим в Восточной Гуте — недавно освобожденной от боевиков провинции, где люди сейчас живут в условиях, определяемых термином «гуманитарная катастрофа», без электричества, водоснабжения, нормальной медицинской помощи.

Таким образом сделан первый, принципиально важный шаг в части реализации проекта международной гуманитарной помощи гражданскому населению Сирии. Раньше этим занималась на систематической основе только Россия. Теперь вот присоединилась и Франция, о чем ранее договорились президенты Владимир Путин и Эммануэль Макрон.

Об этом же, об оказании масштабной помощи сирийцам в восстановлении их страны, российский лидер говорил в Хельсинки и с Дональдом Трампом.

«Что касается Сирии, то решение задачи установления в этой стране мира и согласия могло бы стать образцом успешной совместной работы. Россия и Соединенные Штаты, безусловно, могут взять на себя лидерство в этом вопросе и организовать взаимодействие по преодолению гуманитарного кризиса, помочь возвращению беженцев к своим родным очагам. Я обсуждал этот вопрос с президентом Франции господином Макроном, и мы с ним договорились о том, что мы и с европейскими странами, в том числе с Францией, активизируем эту работу. Мы со своей стороны готовы предоставлять военно-транспортные самолеты для гуманитарных грузов», — рассказал Владимир Путин.

«Я видел отчеты, фотографии, практически все видел, что там происходит. Если мы что-то можем сделать для того, чтобы помочь народу Сирии, чтобы они вернулись в жилища или какую-то гуманитарную помощь, мы оба будем заинтересованы в этом, и мы это будем делать», — пообещал Дональд Трамп.

Стратегию, позволяющую добиваться результата на основе добровольности и принципов гуманизма, в политике принято называть «мягкой силой». Восстановление Сирии — тот случай, когда демонстрация такого рода силы идет на пользу всем без исключения.

«Мы можем действительно стоять на пороге какого-то большого сдвига в правильном направлении, которое будет приветствоваться всеми сирийцами, которые страшно устали. Путин выдвинул идею не просто возвращения, он сказал «мы готовы оказать огромную гуманитарную помощь», и свои самолеты военно-транспортные предоставлять, чтобы помощь шла, и возвращать беженцев, это колоссальнейший шаг», — отмечает директор Центра партнерства цивилизаций Вениамин Попов.

Российские военные организовали Центр помощи и размещения для тех сирийских беженцев, кто уже решил возвращаться на родину. По некоторым оценкам, готовых это сделать прямо сейчас около полумиллиона человек. Координирует работу специальный Штаб из представителей Министерства обороны и Министерства иностранных дел России, из которого, к слову, отправлено приглашение к совместной работе и представителям Западной коалиции.

Сирийцы начали возвращаться домой. Инженер Ахмад Аль-Абууд не был в своем родном городе Боср-Эш-Шаме с начала гражданской войны.

«Очень рад снова быть дома! Я родился в этом городе, учился, провел свою молодость. Будет тяжело, но главное — можно спокойно жить и работать, а не прятаться постоянно», — говорит Ахмад Мухаммад Аль-Абууд.

Сахар Джамаль и ее дочери Нур, можно сказать, «сказочно повезло» — в районе Дамаска, где много лет хозяйничали боевики, практически не осталось не разрушенных или не разграбленных домов. А вот их дом уцелел, разве что некоторые стены пострадали от взорвавшихся мин, да в стеклах следы от пуль. Зато любимая игрушка Нур цела!

«Самое главное — безопасность, все работает, электричество есть, продукты есть», — говорит Сахар Джамаль.

Соседка Сахар — Наталья Новак, она замужем за сирийцем, в Дамаске с 2000 года, родила здесь детей. Последние два года провела в лагерях беженцев в Германии. Того, что пережила там, говорит она, никому не пожелает — беженцы из Сирии, Ирана, Пакистана, Афганистана, Ливии не могли найти общего языка, Европа, «земля обетованная», как им казалось, не дала того, на что надеялись.

«Это нельзя назвать жилищами, если в комнате по несколько семей; в одной общей комнате женщины мужчины, дети; в туалетах и душевых не было горячей воды, грязь страшная; они устраивали драки каждый день, приезжала полиция ночью с собаками», — рассказывает Наталья Новак.

Вопрос возвращаться домой или нет перед ними не стоял, говорит Наталья. Реальность была такой: «вам тут не рады». «Уходите отсюда! Это частная территория. Вы не можете тут ходить. Уважайте Грецию. Это Греция!» — командует охранник.

На границе Сербии и Венгрии — стена из колючей проволоки, в Варшаве — погром арабских кафе после антимигрантских митингов, в Будапеште — беспорядки, мигранты камнями забрасывают поезда, в которые их отказываются пускать.

Скандал с печально знаменитым французским журналом Charlie Hebdo оскорбил чувства многих. Карикатуристы «покреативили» на тему смерти трехлетнего ребенка, утонувшего по дороге в Евросоюз, снабдив свои рисунки надписями: «Христиане ходят по воде, а мусульманские дети тонут» и «Он был так близко к цели» — чтобы попасть на акцию в ресторан фастфуда, получить там «детский обед» с игрушкой.

И вот реакция: мужчина угрожает бросить своего маленького ребенка в полицейское оцепление, а другой забирается на столб и кричит: «Я человек, я не животное, я человек!»

Поэтому возвращению на родину, пусть даже на руины, сирийцы радуются.

«Человек, у которого нет своей земли, своего дома, он не человек, у него нет жизни. Поэтому я здесь. Я стремился сюда и, наконец, я снова дома. Понимаете?» — признается житель города Фалита Джабраил.

Содействовать возвращению людей можно только одним способом — восстановив в городах и поселках нормальную жизнь. Сделать это можно только сообща, в этом интересы России, США и Евросоюза, безусловно, совпадают.

Для иллюстрации: газета Neue Zürcher Zeitung сообщила, что федеральные земли требуют от правительства Германии возмещения расходов ежегодно в размере от 30 до 40 миллиардов евро! Это огромные деньги, тратя которые, добиваешься разве только роста социальной напряженности в своей стране.

«Зачем строить новые даже не квартиры и дома, а целые поселки здесь, в Германии это происходит, и в других странах Европейского союза для беженцев, которые будут постоянно оплачиваться из социальных касс Германии, если такие же городишки с может быть еще более красивой инфраструктурой можно будет за те же деньги, а, может быть, только за часть этих денег построить в самой Сирии», — задает вопрос политолог Александр Рар.

Признание собственной неправоты, которое обычно предшествует исправлению ошибок, вообще ведь весьма болезненная вещь. Ведущий американского телеканала Fox News Крис Уоллес, который брал интервью у Владимира Путина после его переговоров с Дональдом Трампом, продемонстрировал это сполна, когда пытался обвинить Россию в разрушении сирийских городов. Бывшая столица ИГИЛ Ракка, где когда-то жили 300 тысяч человек, дотла уничтоженная бомбовыми ударами самолетов Западной коалиции, по его мнению, не является примером «напрасного кровопролития».

Возможно, конечно, Уоллес ничего не знает и про страшные находки; в этом некогда городе обнаружены массовые захоронения гражданского населения — людей, погибших, по свидетельству экспертов Amnesty International, и в результате расстрелов со стороны боевиков ИГИЛ, и в результате авиаударов.

Это нарочитое «незнание» выглядит как откровенная манипуляция общественным мнением, недостойная профессионала. Уоллес, задавая вопрос, сообщил несколько цифр, свидетельствующих якобы о вине сирийского правительства, и отдельно выделил 20 тысяч убитых якобы «режимом Асада» детей. Но даже антиасадовский Сирийский наблюдательный совет по правам человека в отчете за март 2018 года, сообщив эту цифру, говорил об общем числе погибших за годы войны детях.

«Не думаю, что было кровопролитие в Ракке, когда сотни тысяч людей были убиты в Алеппо, Гуте и в ходе всей гражданской войны полмиллиона человек, 20 тысяч детей погибли от режима Асада и тех, кто поддерживал его из Москвы. Они — террористы?» — спросил Крис Уоллес.

«Вы глубоко заблуждаетесь, и мне очень жаль, что Вы не знаете реальной обстановки в Сирии. В Ракке погибло огромное количество мирного населения. Ракка стерта с лица земли, это сплошные руины, напоминают Сталинград времен Второй мировой войны, и ничего хорошего, конечно, в этом нет. Повторяю еще раз, вина лежит на тех людях, которые руководствуются соображениями террористического характера и используют мирное население в качестве заложников», — ответил президент России.

Сейчас, когда около 90% территории Сирии освобождены от террористических группировок, появился реальный шанс изменить ситуацию, от взаимных обвинений можно перейти к сотрудничеству, просто начав работу по восстановлению страны.

Пример с гуманитарной помощью от Франции, доставленной российскими самолетами в Сирию, показателен. Однако масштаб того, что предстоит сделать, что сделать необходимо, впечатляет — по официальным данным, не менее четырех миллионов сирийцев покинули свою родину, подавляющее большинство из них хотело бы вернуться туда, где всего-то семь лет назад стояли их дома.

Читайте также: