Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
23 февраля 2020, 21:24

Познается в сравнении: сколько в Европе и Америке дают тем, кто не прочь стать террористом?

Резонансный процесс в Пензе. В деле группировки «Сеть», которую суд назвал террористической, — признания подсудимых, видеодоказательства, изъятое оружие, инструкции по изготовлению взрывных устройств. Приговор — 84 года на семерых. Много это или мало, обсуждают и юристы, и люди далекие от подобных тем. Подсудимые не успели совершить теракты, но планы имели, А вот за границей такие дела не редкость.

2018 год. Следователь проводит очную ставку участников «Сети» Дмитрия Пчелинцева и Максима Иванкина. Рядом находятся их адвокаты. Признание вины добровольное. А вот это дополнительный допрос Максима Иванкина, который провели летом 2018 года по просьбе самого же обвиняемого. Рядом —  адвокат, все происходящее снимается на видеокамеру. Пыток, избиений, угроз на видеозаписях нет. Молодые люди чувствуют себя вполне уверенно. У Пчелинцева, который уже много времени провел под стражей, так и вовсе «мушкетерские» усики кокетливо закручены вверх. На замученных и изможденных обвиняемые в терроризме совершенно непохожи. То же самое и на видео с проверкой показаний обвиняемых в заброшенном пионерском лагере, где они несколькими тактическими группами отрабатывали захват здания.

Признаваясь в участии в террористической группе, эти молодые люди рассчитывали, что раскаяние учтет суд, что тюремные сроки будут меньше. Позже, правда, под влиянием новых адвокатов, стали уверять, что эти признания из них якобы выбивали. Тактика «новой искренности», а точнее, банальная попытка обмануть судей, вероятно, тоже сказалась на приговоре, согласно которому Дмитрий Пчелинцев получил 18 лет заключения, а Максим Иванкин – 13. Много ли это для обвиняемых в терроризме?

В Англии, скажем, считают, что немного — сестер Сафу и Ризлейн Булар, сторонниц игиловцев, воевавших в Сирии, приговорили к пожизненному заключению за намерение совершить теракты. Разговор сестер показали в эфире телекомпании Би-би-си. В нем, согласно решению английского суда, под словом «вечеринка» подразумевалось нападение на прохожих в Лондоне.

Пензенские террористы пошли куда дальше, чем сестры Ризлейн, у которых оружия не было, было только намерение. Они в совершенно практическом смысле готовились совершать нападения, с оружием и «коктейлями Молотова». В их случае нужно говорить не о намерении, а о приготовлениях. Они, как сами рассказывали, тренировались раз в две недели, иногда реже — раз в месяц, постоянно пополняли свой арсенал, в котором, кроме карабинов «Сайга», как выяснило следствие, были еще боевые гранаты со взрывателями и пистолеты Макарова.

Анархисты-террористы изучили не только способ изготовления «коктейля Молотова», они еще конструировали самодельные взрывные устройства, для чего закупили алюминиевый порошок и аммиачную селитру, а также огнетушитель, который должен был стать оболочкой для бомбы.

Деньги на все это добывали в том числе благодаря торговле наркотиками. В материалах дела содержатся данные, что в Пензе было сделано больше сотни так называемых «закладок» — потайных мест, в которых наркоманам оставляли дозы.

Пензенский видеоблогер Станислав Морозов хорошо знаком с представителями разных молодежных группировок города, в том числе и маргинальных. Вот его свидетельство: «Они занимались распространением наркотиков с целью использовать эти деньги для развития террористической группы "Сеть"».

Объекты для атаки тоже были определены. Вот еще фрагмент из очной ставки. Приступить к этому боевая группа анархистов-террористов под названием «5.11» собиралась, когда наступит «время Ч».

«Это переломные моменты, когда боевые группы уже решают, что  готовы вступить в открытую конфронтацию с противником. Мы рассматривали варианты Болотной площади и Майдана», – рассказал Максим Иванкин.

Отдельные террористические группы, входящие в структуру под названием «Сеть», одновременно должны были начать проводить акции в разных городах в момент, когда, скажем, в Москве, начинают происходить массовые беспорядки вроде тех, что состоялись на Болотной площади весной 2012 года. Идеальной же ситуацией для себя пензенские анархисты считали нечто похожее на кровавый киевский Майдан 2014 года. Именно для налаживания контактов с радикалами пензенские анархисты ездили в Москву и Петербург, проводили «съезды», учились делать бомбы в домашних условиях.

Американка Элизабет Лекрон, называющая себя экологическим активистом, занималась тем же – собирала кустарную бомбу. В своем дневнике, который был изучен в суде, писала, что в рамках борьбы за природу взорвет трубопровод, а предварительно потренируется, взорвав что-нибудь другое.

«Она заявляла, что участвует в планировании, как она выразилась, первоклассного массового убийства», — сообщил агент ФБР Джефф Фортунато.

Активистка Лекрон раскаялась уже во время обыска, сообщив, что ее террористические намерения просто «часть виртуального образа». И хотя жертв и ущерба от этого образа не случилось, ее посадили аж на 15 лет. После 11 сентября 2001 года в США спецслужбы действительно на воду дуют, и это трудно не понять.

Еще пример — Самир Хассун, исламист-радикал, эмигрант из Ливана, стал предметом разработки ФБР.

«Он говорил, что хочет совершить теракт. И когда ему предоставили такую возможность, он с радостью за нее ухватился», — рассказывает помощник прокурора Джоэль Хаммерман.

Агент под прикрытием булочника из Чикаго взял Хассуна на слабо — раз ненавидишь Америку, то вот тебе деньги и бомба.

Из архива ФБР: «Один из агентов объяснил Хассуну, что бомба начинена подшипниками и что ее взрыв уничтожит половину квартала. Хассун вышел из машины с сумкой, в которой, как он полагал, была бомба. Он прошел небольшое расстояние и положил ее в контейнер для мусора».

На суде он просил у всех прощения, сетовал на то, что его спровоцировали спецслужбы. Судьи выслушали эти жалобы и дали срок 23 года.

В Америке даже и предполагаемое психическое расстройство не служит основанием для жалости к тем, кто не прочь стать террористом. Родственники отсидевшего за грабеж Эммануэля Латчмана, который в тюрьме подружился с исламистами, принесли судье справку от врачей, надеясь на снисхождение. Это не помогло. Латчман отправился поправлять свою психику в тюрьму на 20 лет, поскольку в докладе ФБР, приобщенном к делу, есть такая формулировка: «Лично мог пытаться оказать материальную помощь и свои услуги террористической организации».

А британец Хаснан Рашид получил в суде пожизненное заключение только лишь за свою гиперактивную деятельность в интернете.

«Он переписывался с человеком, который воевал в Сирии и в тот момент находился на передовой», — говорит детектив Северо-Западного антитеррористического подразделения Уилл Чаттертон.

Рашид призывал взрывать стадионы, нападать на политиков и пожелал скорейшей смерти наследнику британского престола – принцу Джорджу. Максимум чего смогли добиться адвокаты – снижения срока. Вместо пожизненной отсидки – 18 лет. И это только за призывы!

Пензенские же анархо-террористы, как ясно видно и в видеороликах, которые сами же записывали, могли перейти от призывов к действиям в любой момент, они старательно готовились к такому моменту. Если бы чем-то подобным они занимались в других странах и их на этом поймали бы, то исход, как показывают примеры из многих стран, был бы тем же самым – либо приговоры о пожизненном заключении, либо длительностью в десятки лет.

Об особенностях психики и мировоззрения радикалов, склонных к терроризму, судьи предпочитают особо не рассуждать: никому ведь не хочется стать случайной жертвой такого, скажем, персонажа. Гуманизм же, как концепция глобального мироустройства, бывает особенно полезен тогда, когда желающие захватывать улицы при помощи террора получают возможность изучать основы гуманизма в тюремных библиотеках. Да вот хоть книжки Федора Михайловича Достоевского пускай уже там почитают.

Читайте также: