Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
29 апреля 2020, 18:09

Тысячам врачей на время пандемии пришлось расстаться со своими семьями ради спасения других людей

В наших силах сделать так, чтобы работы у врачей не прибавилось. Они и так на посту 24 на 7, на износ. Рискуют ради нас, и умирают — тоже. Количество заболевших медиков в России растет. Но работа есть работа. И они выполняют ее на совесть.

«Красная зона» подмосковной больницы. После похожей на лабиринт системы шлюзов непривычно пустые коридоры. И абсолютная тишина. Ее прерывает только сигнал аппарата искусственной вентиляции легких.

Впервые журналистов пустили в реанимацию. Раньше здесь был стационар родовспоможения. Теперь — развернули койки для тяжелых больных. Их 11. Трое находятся на аппаратах ИВЛ.

«Вчера у нас было шесть на ИВЛ. Мы троих перевели в МОНИКИ. Соответственно, осталось трое, но я думаю, что это вопрос времени, все равно их будет больше, потому что тяжелые пациенты продолжают поступать, большое их количество», — рассказывает врач-реаниматолог Андрей Козлов.

Все на ИВЛ — без сознания. Здесь приоткрыты окна, но все равно тяжело дышать. Морально тяжело видеть беспомощных людей.

Голос едва слышен. Даже с подачей кислорода не хватает сил отчетливо произнести хоть одно слово. Любое движение пациентам дается тяжело, даже перевернуться на живот, а это сейчас жизненно важно. 16 часов в сутки больной должен лежать так — улучшается насыщение крови кислородом. На глазах журналистов одному из пациентов стало хуже.

«Мы его переведем на искусственную вентиляцию. Он был лучше, а сейчас показатели падают и падают, нет возможности ждать, потому что это может плачевно закончиться», — поясняет Андрей Козлов.

Александр Федоров наконец смог сесть на своей койке. Он сразу попал в реанимацию в крайне тяжелом состоянии — внезапно начал задыхаться. Врачи его буквально откачали.

«Врачи, я не знаю, врачам вообще цены нет. Самое лучшее, что осталось — это врачи и медсестры», — говорит пациент Александр Федоров.

Несколько пациентов этой больницы — ее же медики. Когда журналисты выходят из «красной зоны» — реаниматолог с испариной, как от лихорадки, поясняет, почему

«Постоянно получают большую дозу вируса. Какая бы защита ни была, все равно это вирус. И он имеет возможность проникнуть в дыхательные пути. Боюсь, а чего делать? Все боятся. И вы боитесь. Сейчас все боятся, ну а что делать? Ну, надо же работу свою выполнять. Вот и выполняем. Боимся и выполняем», — признается Андрей Козлов.

Каждые шесть часов медикам положен перерыв. Здесь, в больнице, для них обустроили комнату отдыха, просторную. Но из-за больших нагрузок режим часто не соблюдается и эта комната преимущественно пустует. После суточной смены и самим врачам разговор дается нелегко.

«Насколько тяжело.... мы, допустим, ни разу не присели, если подумать. Все время на ногах, очень много тяжелых больных, всем надо помочь», — говорит врач-инфекционист Юнус Тараканов.

С новорожденным сыном Алексей Кудрявцев успел побыть лишь две недели. Уже 1,5 месяца заведующий реанимацией Саратовской больницы живет на работе. Буквально. Спит в комнате дежурного врача. Журналистам удалось с ним поговорить лишь в момент, когда он торопился переодеться — так много работы.

«На мне хотя бы сейчас сухая пижама. И то не до конца. Только верхняя ее половина, нижнюю показывать не буду. Там все мокро. Все до носок. Действительно, очень жесткие условия», — отмечает заведующий реанимацией Алексей Кудрявцев.

Тысячам врачей на время пандемии пришлось расстаться со своими семьями. Медсестра Ирина Савельева пропустила день рождения старшего сына. И момент, когда младший -полуторогодовалый Степа — начал говорить.

«Тяжело. Но лучше, когда они в безопасности. Ну и надо работать, надо помогать», — говорит Ирина Савельева.

Момент, когда медики вернутся домой, можем приблизить только мы. Если сами будем находиться дома.

Смотрите также
Показать еще

Читайте также: