Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
19 июля 2020, 21:29

Часть новой американской реальности — новая политкорректность


COVID, конечно, не единственное, что влияет на уклад американской жизни много недель подряд. Часть новой реальности — новая политкорректность: погромы, война с памятниками, травля тех, кто не подчиняется воле меньшинства, агрессивного и уверенного в своей безнаказанности. Георгий Олисашвили уже видеть не может, как толпа захватывает место на улицах и в головах, но не удивлен, что все стало так. Он читал, это было предсказано более чем полвека назад.

В Портленде разбушевавшуюся толпу вечером зачищает спецназ, но утром в городском парке опять вырастает автономная зона. Оружие, стрельба, горы марихуаны... Городские власти наивно полагали: выпустят пар и разойдутся. Протестующие уже шесть недель в режиме «ни шагу назад».

На брифингах в Белом доме цитируют полицейские сводки. И звучат они словно вести с передовой.

«Портленд полностью вышел из-под контроля! Когда у вас 22 убийства и 88 случаев стрельбы за один уик-энд только в Чикаго – это немыслимо. Это хуже, чем в Афганистане», — заявил Дональд Трамп.

В хаосе расползающегося от штата к штату протеста все отчетливее голоса тех, кто призывает к революции.

«Кому-то, может, нужны постепенные перемены. Но мы хотим революции», — заявил президент нью-йоркского отделения движения «Черные жизни имеют значение» Хоук Ньюсом.

Ассата Шакур вспоминает, как убила полицейского. Бывшая активистка «Черных пантер» бежала из тюрьмы на Кубу 40 лет назад. В Штатах ее давно бы забыли, если бы не основатели движения «Черные жизни имеют значение».

«Наша любимая Ассата Шакур. Она первая в списке самых разыскиваемых ФБР людей. Она сильный лидер, который вдохновляет нас», — говорит сооснователь движения «Черные жизни имеют значение» Патрис Куллорс.

Еще один вдохновляющий герой – Сьюзан Розенберг. Радикальная коммунистка 17 лет отсидела за хранение взрывчатки, а сейчас собирает деньги на нужды протеста.

«Никто не обращает внимания на то, что в организации "Черные жизни имеют значение" работает человек, осужденный за терроризм. Она хотела свергнуть правительство США и была против капитализма и Америки в 60-е, 70-е и 80-е», — говорит экс-комиссар полиции Нью-Йорка Бернард Керик.

Черно-красное колесо великой американской революции катит вперед союз темнокожих активистов и крайне-левых радикалов. На семинаре по толерантности белых объявляют недочеловеками.

«Вы всегда будете расистами, даже если попытаетесь стать лучше. Потому что я верю, что белые уже с рождения не люди», — сказала организатор движения «Черные жизни имеют значение» Эшли Шекелфорд.

Слушатели (большинство – белые) скромно молчат. А вот тут публика не стерпела: куратор выставки оказался настоящим расистом.

«Хочу успокоить всех: мы продолжим собирать работы белых художников», — сказал старший куратор Музея современного искусства (Сан-Франциско) Гэри Гаррелс.

Высказывание сочли оскорбительным. Оскандалившегося куратора Гаррелса коллеги заставили уволиться.

Несогласных с принципами движения «Черные жизни имеют значение» выдавливают из творческих союзов и выгоняют с работы. Ученые, писатели, журналисты даже письмо открытое написали: такая борьба за равенство ведет к установлению настоящей диктатуры.

Из письма: «В нашей культуре все глубже укореняется цензура. Стало модным клеймить позором и преследовать инакомыслящих, выражать нетерпимость к инакомыслию, а сложные политические вопросы размывать с непреклонностью слепых моралистов».

Некоторые, впрочем, уже отозвали свои подписи, чтобы с парохода современности не сбросили. Отрицание всего, что не нравится толпе, легло в основу так называемой “культуры отмены”. По сути, это тотальный бойкот; то, что раньше называли гражданской казнью.

Выразитель непопулярной точки зрения объявляется токсичным. Все, к чему он прикасается, также токсично. В этой культуре инакомыслящий обречен на изоляцию. Пропасть между здравым смыслом и «новой нормальностью» расширяет происходящее на улицах. В Детройте полицейский убивает афроамериканца, а в штате Вашингтон – афроамериканец полицейского. На чьих условиях возможен компромисс?

«Их идентичность сводится к объяснению: я – черный, поэтому у меня есть доступ к некому знанию, которым другие никогда не смогут овладеть. И все, что вы можете сделать – это сидеть и помалкивать. Если вы союзник, от вас требуется только молчание», — говорит писатель Томас Уильямс.

Шеф полиции Нью-Йорка Монахен так и поступил, даже встал на колено перед протестующими. Но через пару недель полицейский начальник нарушил молчание, пытаясь вразумить толпу. И тут же получил палкой по голове.

О захвате западной цивилизации новыми варварами еще 60 лет назад писал классик неомарксизма Герберт Маркузе, разработавший концепцию Великого отказа – от плодов современной культуры, в результате чего сама культура разрушается до основания. И вместе с ней исчезает то, на чем она выросла — принцип свободной конкуренции.

Из книги Герберта Маркузе «Эрос и цивилизация»: «Сегодняшние общество и культура обвиняются в том, что они препятствуют реализации здорового и зрелого человека, а также в том, что принципом конкуренции и сопутствующей ему враждебностью проникнуты все человеческие отношения».

И вот уже в Вашингтонском университете афроамериканцы требуют отменить сессию, а то ведь могут отчислить, а твое место займет белый: «Темнокожие студенты не должны провалить сессию в этом году, они ведь и так борются с пандемией и психологическими травмами. В связи с этим мы просим университет приостановить выпускные экзамены для всех чернокожих студентов на всех факультетах».

Руководство сразу же согласилось: лучше так, чем обвинение в расизме. По той же логике городской совет в городе Эшвил одобрил предложение о выплате репараций всем местным потомкам рабов.

«Чернокожие в этой стране сталкиваются с системным неравенством. Репарации – очень сложный вопрос, требующий решения. Я не знаю, будет ли это разовый платеж или чек», —  сказал член совета города Эшвил (Северная Каролина) Кит Янг.

В Калифорнии из-за COVID 18 тысяч уголовников выпускают из тюрем и при этом меняют полицейские патрули на гражданские. В городе Беркли вместо копов машины теперь будут тормозить безоружные дружинники. Таков результат многодневных протестов.

Общественное мнение определяют демократические СМИ, они всегда на стороне протеста. Авторов с другой точкой зрения травят всей редакцией. Об этом в открытом письме рассказала теперь уже бывшая колумнистка «Нью-Йорк Таймс».

«Сотрудники "Нью-Йорк Таймс" публично в "Твиттере" называют меня лгуньей и фанатичкой, преследуют меня, не опасаясь ответных мер. Их ведь никогда не бывает, хоть для этого есть все условия: незаконная дискриминация, враждебная атмосфера на работе и принуждение к увольнению. Я не юрист, но я знаю, что это неправильно», — написала Бари Вайс.

Но что правильно — теперь все чаще решают меньшинства всех цветов радуги, которые ведут себя как новое большинство, готовое силой насаждать свой новый порядок.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей