Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
3 августа 2020, 21:03

Мосгорсуд вынес новый приговор по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева

Новый поворот в деле футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина, которые получили реальные сроки за драки в октябре 2018 года. Мосгорсуд изменил приговор. В частности, Павел Мамаев оправдан по эпизоду о хулиганстве, приговор ему теперь звучит совсем по-другому. Что в итоге учел суд и каковым теперь стало наказание за события почти двухлетней давности?

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов называет теперешний процесс четвертым таймом. Был первый суд, потом апелляция, уже этой весной кассация. И вот теперь пересмотр, в том числе буквально — пересмотр всех видеозаписей из уголовного дела. После их демонстрации защита Александра Кокорина доказывала, что футболист не попал стулом по голове чиновника Дениса Пака.

- Попал или не попал?

- Нет никаких доказательств. От чего он получил сотрясение мозга, это тоже вопрос, мы об этом говорили. Сотрясение можно получить просто от пощечины даже. А удар, как считает защита, пришелся в плечо.

Спорили и о том, кто кого каким обозвал словом. Звука на видео драки в кафе нет, но адвокаты говорят, что разобрали брань с помощью сурдологической экспертизы.

- По губам читали?

- Да.

- И что ж там вычитали?

- Ну, вы знаете, мне не хотелось бы сейчас вам здесь произносить это слово, оно нецензурное. Причем сказано оно было дважды.

Это, получается, чиновник Пак говорил футболистам. А вот на записи разборки с водителем Виталием Соловчуком у гостиницы «Пекин» звук есть.

«Мамаев задает вопрос: «Брат, ты почему Кокорина петухом назвал?» Соловчука речи не слышно, он говорит настолько тихо, но ведет себя более чем уверенно», — рассказывает адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик.

Также в Мосгорсуде выясняли, можно ли считать сравнение чиновника Пака и корейского исполнителя Псай.

«Что значит смеялись и издевались? Ребята разговаривали между собой, они слушали музыку и действительно говорили о том, что человек, который сидит за столом, очень похож на этого исполнителя. И если это оскорбление, ну, я не знаю», — говорит адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова.

И вот этого всего набралось аж на 33 тома. Плюс 1200 страниц обвинительного заключения. Хотя казалось бы.

«Ну, это обычное дело, которое вполне может разобрать студент второго курса юридического вуза. Тут ничего сложного нет. Это обычное рядовое дело, которых тысячи в год, в день даже, не в год, возникает в стране», — отмечает адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов.

На пересмотр ушла половина пятницы. Сегодня — решение. Первый приговор отменен. Младшего Кокорина, Павла Мамаева и его друга Александра Протосовицкого больше не считают виновными в хулиганстве и побоях — только в причинении легкого вреда. Новое наказание — исправительные работы. Но после реального срока в колонии поселении ни на какие работы идти уже не придется.

«Ощущения в целом пока непонятные. Вроде мы просидели и не должны были радоваться этому или огорчаться. Непонятные ощущения. Приятного я пока не испытываю, если честно», — признается Александр Протосовицкий.

С троих теперь снимут судимость. В случае Александра Кокорина суд оставил и преступления и наказания без изменений. Хулиганство и реальный срок.

«Хулиганство оставили по второму с потерпевшим Паком, но он там один хулиганил, получается, один хулиган», — говорит Татьяна Стукалова.

Все адвокаты в той или иной мере недовольны новым решением. Споры о том, кто кого бил и кто кого как обозвал, опять переносятся в кассационный суд.

«Слава Богу, что правосудие устроено таким образом, что мы можем обжаловать, мы пойдем до конца», — заверяет Татьяна Стукалова.

А еще все, кроме старшего Кокорина, теперь могут рассчитывать на компенсацию за незаконное пребывание в СИЗО и колонии.

«Федеральный бюджет должен выплатить и все прямые убытки, ущерб, что он был в лагере», — поясняет адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик.

Будут ли судиться — пока неизвестно.

«Ой, я еще ничего не решил, я только услышал; надо подумать, посоветоваться с людьми», — говорит Александр Протасовицкий.

«Вопрос, будет ли кто-либо обращаться еще по этому вопросу, под большим вопросом», — говорит Игорь Бушманов.

«Никто не говорил ни о какой компенсации, об этом вообще нет разговоров. Речь идет только о правильной квалификации. Все», — заявляет Татьяна Стукалова.

В любом случае — в суд. Пятый тайм, говоря словами адвоката Павла Мамаева.

Смотрите также
Показать еще

Читайте также: