Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
13 сентября 2020, 21:03

На неделе вынесен приговор Михаилу Ефремову по делу о смертельном ДТП


Точка в самом громком процессе последнего времени. Михаил Ефремов признан виновным в «пьяном» смертельном ДТП в Москве на Садовом кольце. Решение суда — восемь лет колонии общего режима. Адвокат актера Эльман Пашаев поспешил обжаловать приговор. Вот только в следующей инстанции интересы Ефремова, похоже, будет представлять уже не он. Пашаев и его визави Александр Добровинский постарались превратить процесс в шоу. На это уже отреагировал Минюст.

В записи весеннего выпуска «Гражданина поэта» в пустом московском баре в разгар пандемии теперь задним числом кто-то находит некий символ. Но тогда, конечно, никому и в голову не приходило, что уже осенью Михаил Ефремов станет читать стихи в зале суда в качестве гражданина подсудимого. Между этими двумя стихотворными репликами — одна лишь проза жизни. Порой до того омерзительная, что постановочные судебные телешоу казались по сравнению с происходящим образцом юридической практики.

Тут было все: и рычащая толпа поддержки с шаманами и бубнами, и бесконечные пикировки адвокатов. Все, кроме сути трагедии как минимум двух людей — погибшего курьера Сергея Захарова и пьяного актера Михаила Ефремова, вылетевшего на встречку на своем джипе на Садовом кольце и ставшего причиной смертельного ДТП.

Авария 8 июня пополнила печальную статистику — такие в прошлом году унесли жизни без малого четырех с половиной тысяч человек. И это почти четыре с половиной тысячи уголовных дел, которые никому не были интересны, но и громкое дело Ефремова, казалось, интересовало даже адвокатов лишь с точки зрения какого-то странного пиара.

Адвокат потерпевших Александр Добровинский приезжал в суд то на «Роллс-ройсе», то на кабриолете «Астон Мартин», то на электросамокате. А внутри, в зале заседаний, не скупился на язвительные комментарии — Ефремов, по его словам, подхрюкивал. Артист в долгу не остался, назвав защитника Добросвинским.

Защитник Ефремова Эльман Пашаев заметно отставал от своего оппонента в транспортном разнообразии, появляясь на неизменном «Майбахе» и периодически паркуя его на пешеходном переходе. Впрочем, даже в контексте дела о ДТП и пренебрежение к правилам дорожного движения и манипуляции с номерами выглядели чем-то почти невинным по сравнению с его заявлениями.

«Адвокатская этика — это чушь собачья. Чушь просто!» — заявил он.

И вот это слушала вся страна из каждого утюга, в том числе и коллеги участников процесса.

«Абсолютно недопустимо выяснять отношения — кто что сказал в процессе, что сказал представитель потерпевшего, что сказал представитель подсудимого. Это абсолютно недопустимо. Зачем? Зачем это все превращать в клоунаду? Зачем? Какое-то провинциальное кабаре. Зачем? Это абсолютно недопустимо. Ведь если идти этим путем, тогда не может быть представлено квалифицированной защиты», — сказал председатель Общественного совета при МВД РФ Анатолий Кучерена.

В случае с Михаилом Ефемовым качество юридической защиты в полной мере отразил приговор: «Назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет, с лишением права заниматься деятельностью, связанную с правом управления транспортными средствами, сроком на три года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима».

Это почти верхняя планка. Максимум по статье — 12 лет. И хоть не бывает никакого среднего срока по таким делам, практика, как правило, все же далека от предельного наказания и приговор Ефремову выглядит необычно суровым.

«Это может быть и четыре года. Это может быть и четыре условно, с испытательным сроком. Это может быть колония-поселение несколько лет. То есть альтернативы. Но, опять же, надо просто понимать, что суду нужно представить доказательства, смягчающие вину обстоятельства. Это очень важно», — отметил Анатолий Кучерена.

Среди таких — признание вины и возмещение ущерба потерпевшим. На втором демонстративно поставил крест адвокат семьи погибшего Сергея Захарова Добровинский, а с признанием, которое поначалу и было, защитник актера Пашаев предложил своему клиенту не торопиться: «Когда я исследовал определенные моменты, я понимал, что преждевременно об этом, чтобы признать свою вину. У него есть законное право в любое время признать свою вину».

Так в итоге и вышло — Ефремов признал вину в последний момент, хоть вроде бы с самого начала все было ясно. Но, кроме этих демонстративных признательно-непризнательных качелей, были еще и свидетели со стороны защиты, утверждавшие, что актер не сидел за рулем в момент аварии. Эльман Пашаев обещал поразить всех неопровержимыми доказательствами, и вот что услышал суд от некоего Тевана Бадасяна, описавшего мужчину, который якобы за 40 минут до аварии садился на заднее сиденье машины Ефремова. За пределами зала заседаний этой ценный свидетель говорил, что пишет письма в Голливуд с просьбой разобраться, да и вообще не сдерживал душевных порывов.

Видимо, таких персонажей и надо тащить в суд, чтобы вызвать максимальное общественное раздражение и настроить против обвиняемого всех участников процесса. Непонятно только, существует ли цензурное определение такой тактики. Показания свидетелей защиты суд счел ложными, а это уже повод для уголовного дела и разбирательства с Пашаевым. Впрочем, с подачи Минюста неприятности ждут не только его.

«Соответственно в отношении адвоката Пашаева Минюст России предлагает прекратить его статус, в отношении адвоката Добровинского — возбудить дисциплинарное производство», — сообщил директор Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции РФ Роман Рябый.

Решение, правда, за юридическим сообществом. В Федеральной адвокатской палате говорят о дисциплинарном производстве и против Добровинского, и против Пашаев, но без подробностей.

«Я могу лишь сказать, что наши претензии касаются такого важного положения нашей этики, как доверие к профессии или подрыв доверия к профессии», — сказал президент Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации Юрий Пилипенко.

А Михаил Ефремов, между тем, в СИЗО. Его уже успели посетить правозащитники. И первое, о чем услышали — как раз о доверии к адвокату.

«И тогда прозвучала от него фраза про то, что Пашаев обещал одно, а получилось другое, что Пашаев подставил его на восемь лет. Вот это прозвучало из уст Михаила Ефремова. И мне кажется, Ефремов в сложном психологическом состоянии как раз потому, что вдруг он понимал, что поступает какой-то частью своей порядочности, совестью. Но все это потому, что ему говорили: это единственно правильная тактика, это все для того, чтобы остаться на свободе и не уехать, не знаю, на много-много лет. А по факту получилось так, что от него и общество отвернулось, и срок у него максимальный», — говорит член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Ева Меркачева.

Ева Меркачева говорит, что на входе в изолятор она столкнулась с Эльманом Пашаевым — человеком, от которого Михаил Ефремов ждал помощи и защиты. И, очевидно, не дождался. Как не дождались многие добровольные и вынужденные наблюдатели за процессом чего-то и от самого актера.

«Каждый может, не знаю, впасть в любые состояния и совершить правонарушение, преступление, все что угодно в этой жизни. А вот от тебя только зависит, как ты будешь дальше себя вести», — сказала член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Ева Меркачева.

Как-то, видимо, достойно. Может, как в этих запоздалых стихах в суде:

Я же дошел до ручки.

Как в жизни дошел до края

Есть на кого поставить

Каинову печать. 


Смотрите также
Показать еще

Читайте также: