Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
16 сентября 2012, 21:40

Как российские города превращают в поле битвы трудовых мигрантов и российских безработных?

Сгорели заживо - пожар на ткацкой фабрике в подмосковном Егорьевске унес жизни 14 человек. Все - граждане Вьетнама. Все - нелегалы. Ни у одного не было шанса на спасение - дверь была заперта снаружи.

Проблема нелегальных мигрантов, приехавших в Россию наобум, без профессии, без разрешения на работу, но работающих помногу и дешево, помогающих решать во многом некоторые наши проблемы, стоит очень остро особенно там, где своих безработных много, особенно в отношении мигрантов, плохо ассимилированных в России.

Самый центр Москвы. Расселенный подъезд в километре от Кремля. Группа молодых москвичей выдвинулась сюда по просьбе местных жителей, которым стало страшно появляться в собственном дворе. Таких рейдов эти добровольцы провели больше сотни. Все отработано: войти, по возможности заблокировать двери и вызвать полицию. 

Такое вот жесткое прочтение забытого понятия дружинник. В квартирах затхлость, осыпающийся потолок, грязь, насекомые и сырость. А поверх всего самодельная проводка. Пожары в таких домах - дело обычное. В основном здесь уставшие работяги - дворники, обслуживающие окрестные дома. Их по-человечески жаль. Но у старшего группы Игоря на этот счет свои, беспощадные аргументы.

"По-человечески, мне больше жалко жителей окрестных домов. Намного больше. Мы не ищем сами адреса, у нас принципиальная позиция, мы работаем по заявкам людей. Нам сообщают о каком-то адресе, мы его отрабатываем", - рассказывает Игорь Мангушев.

На вопрос - кто вас сюда поселил, ответ как под копирку: "Не могу сказать". И не скажут никогда, потому что чаще всего такие нелегальные общежития возникают при непосредственном участии работодателя. В Москве устроиться дворником москвичу почти невозможно. И не только потому, что столичные жители боятся грязной работы.

Журналист из газеты "МК" попытался устроиться. Не получилось. Провел целое расследование. И оказалось: москвич в отличие от гастарбайтера, никогда не будет делиться зарплатой с управляющей компанией. 

"Если ты метешь три двора, то получаешь около 39 тысяч. А так как все дворники берут в основном несколько участков, то по идее зарплата должна быть большая. Хотя фактически они получают вместо 39 тысяч 10", - рассказывает корреспондент МК Олег Адамович.

Этих денег мигрантам в Москве едва хватает на пропитание. Жилье соответствующее. Они набиваются в подвалы, легальные и нелегальные общежития, образуя замкнутые на себя национальные сообщества. Для работодателя - в данном случае управляющей компании - это просто часть бизнеса. Трудно представить, что официально расселенный подъезд в центре Москвы, несколько месяцев щедро потребляет дорогие нынче электричество, воду, тепло, причем, задаром. И никто из местных чиновников об этом не знает.

Каждый день в Россию из соседних солнечных стран прибывают поезда под завязку, набитые отнюдь не туристами. Эти люди приезжают, чтобы продать подчас единственное, что у них есть - свои рабочие руки. Продать подчас за бесценок - тому, кто купит. И спрос есть. Армия гастарбайтеров с каждым годом увеличивается. А в России все чаще горько шутят, они приезжают сюда жить и работать не рядом с нами, а вместо нас.

Градус ксенофобии в районах массового наплыва мигрантов зашкаливает. В подмосковной  деревне Челобитьево на 200 дворов несколько тысяч мигрантов, работающих на строительном рынке по соседству. Здесь у каждого своя правда. Кто-то из местных просто сдает жилье работникам рынка. Кто-то на собственном участке построил общежитие. Бетонные стены, колючая проволока, КПП и камеры слежения, как на секретном объекте. Полицейские сюда могут войти только по решению суда - частная собственность.

"Постоянно мусор, вообще никакого покоя. Ночью стреляют. Ходить вообще невозможно", - рассказывает местная жительница.

Читать коренным жителям лекции о толерантности бесполезно. Зато местные чиновники с каждым годом становятся, почему-то все толерантнее и толерантнее.  Ученые говорят, без иностранной рабочей силы России уже не обойтись. Население стремительно стареет. В течение ближайших 5-6 лет из работоспособного возраста будет выбывать до миллиона человек в год. Больше рабочие руки нам взять негде.

"Значительная часть мигрантов живут здесь практически постоянно. Проблема состоит в том, что их необходимо адаптировать к российскому обществу и интегрировать тех мигрантов, которые готовы к этой интеграции", - считает заведующий сектором изучения ксенофобий и предупреждения экстремизма Института социологии РАН Владимир Мукомель.

Рейд летучего отряда Федеральной миграционной службы на одну из строек под Москвой. Сотрудники привычно сгоняют рабочих в кучу. Проверяют документы. У Гайрата из Узбекистана разрешения на работу нет, говорит, сейчас ему этот документ оформляет фирма.  По закону, сам Гайрат оформить разрешение не может. Это может сделать только работодатель, при условии, что у этого юридического лица есть квота, то есть право на использование иностранной рабочей силы. Это право в России - тоже товар.

Если вбить в поисковую систему фразу "разрешение на работу", получим больше двух миллионов предложений продать подобный документ. В основном легальные фирмы - телефон, адрес. Московский офис одной из таких фирм посетила корреспондент Первого канала со скрытой камерой. Там ей предложили целый комплект документов, помогающих легализоваться. Все официально, никаких подделок. По сути, мигранта просто оформляют на работу. А он потом идет работать в другое место. Бизнес процветает.  "Среди крупных работодателей идет, естественно, драка за эти квоты. Кто- то набирает их больше, чем ему нужно, и торгует ими потом. А кто-то платит взятки", - объясняет председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.

Вообще-то квоты на иностранных рабочих - это обычный инструмент защиты собственного рынка рабочей силы в любой стране. Периодически звучат призывы политиков эти квоты сократить. Но в условиях безвизового режима с центрально-азиатскими странами, квоты лишь увеличивают рынок нелегальной рабочей силы. Это признают даже в Федеральной миграционной службе. В России сейчас, по разным оценкам, работает от 10 до 12 миллионов трудовых мигрантов. По официальным данным, лишь 4 миллиона из них работают легально. Все остальное - рынок почти рабского труда с оборотом в миллионы долларов и несметным числом кормушек для чиновников самого разного ранга.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей