Новости
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
14 февраля 2016, 22:31

Ночной снос торговых павильонов в Москве стал поводом для горячей дискуссии в СМИ и интернете

В России самым обсуждаемым событием на неделе неожиданно стал снос в Москве торговых павильонов. Власти за одну ночь ликвидировали все, что стояло десяток лет - ларьки, киоски, походные кухни с шаурмой. Все, что только что было частью облика города - москвичами называвшееся "шанхаем" и "вороньей слободкой" - какие только образы не подбирали. И оказалось, что город-то просторный. И даже красивый.

Но жарче споров в соцсетях не было давно - как только ни называли происшедшее. И "ночью длинных ковшей", и расправой с собственностью, и нападением в темноте. Забыв при этом, что еще недавно, когда власти города объявили о сносе ларьков, это с энтузиазмом было поддержано - хватит кормить спекулянтов. Что и точно так же власти недавно наводили порядок в парках - и теперь москвичи на эти парки нарадоваться не могут. И что годами обсуждалось с жаром - наследие лихих 90-х, испортившее город и ставшее рассадником и заразы, и криминала, и коррупции, и теневого бизнеса.

В то, что это случится, они не верили до последнего. Лишь поздней ночью, когда к ларькам, павильонам и магазинам подъехали экскаваторы и тракторы, торговцы поняли: надо срочно спасать товар. Из обесточенных построек, которые оцепила полиция, выносили продукты, цветы, мебель - все, что можно было собрать наспех. Кто-то даже пытался забаррикадироваться внутри. Не помогло.

Из 104 определенных под снос построек на этой неделе демонтировали 97. Оставшиеся семь объектов снесут до конца февраля. И речь идет не о ларьках или павильонах, вот яркий пример, - полноценный торговый центр на Тверской дорабатывает последние дни. Общее закрытие здесь во вторник, а некоторые магазины уже не работают, внутри только персонал".

Кафе на небольшой заправке в Зеленограде — единственный объект, который был снесен добровольно. Хозяев, как и всех, чьи здания были признаны самостроем, предупредили заранее, еще в декабре. Но только здесь предписание мэрии очистить территорию решили выполнить, ведь это дает право на компенсацию. Заправку снесут полностью, чтобы построить заново уже по закону.

"Мы приняли решение снести ее и подать повторно заявление в правительство Москвы с просьбой выделить нам соседний участок под строительство и реконструкцию", - рассказал заместитель генерального директора заправочной компании Кирилл Малинин.

Главная претензия ко всем собственникам — не то построили. В 90-е город давал землю под некапитальное, по сути, временное строительство, а коммерсанты обосновывались всерьез и надолго. Почти все снесенные объекты - недалеко от метро, в местах высокой проходимости. Бизнес рос, как на дрожжах, а вместе с ним росли и постройки — высокий фундамент, кирпичные стены, иногда — несколько этажей. Появилась новая торговая Москва с безвкусной отделкой и кричащими вывесками. Все здания оформлялись в собственность уже как капитальные. При этом большой вопрос, какие аргументы в общении с прежними московскими властями использовали бизнесмены. Город де-факто потерял 50 тысяч квадратных метров своей земли. Сделать это законно было нельзя, но существовали "различные схемы".

"Данные земельные участки из общегородской территории предоставлялись под временное размещение. То, что собственниками помещений далее оформлялись иные документы с капитальным характером, это уже непосредственно остается на их совести. Это были различные схемы, при которых вешали запись в Единый государственный реестр прав непосредственно по тем площадным характеристикам, которые город давал когда-то под возведение некапитальных строений", - пояснил начальник Госинспекции по недвижимости Москвы Сергей Шогуров.

Реальные собственники многих снесенных палаток и павильонов к малому бизнесу отношения не имеют. Например, Фазиль Измайлов, он же Фазиль Исмаилов, в "нулевые" бизнесмен и, очевидно, по совместительству, глава управы района Сокол и заместитель префекта Северного округа Москвы. Его брат, Тельман Исмаилов, владел Черкизовским рынком. В 2009 году он открывал роскошный отель в Турции. Специально на церемонию тогда приехал друг семьи — Юрий Лужков.

Владелец цветочной палатки Сергей Клочков, оглядываясь, видит лишь руины своего магазинчика. Арендодатель до последнего уверял Сергея, что все разговоры о сносе так и останутся разговорами.

"Информация была, что снос будет по-любому. Но все думали, что как-то обойдется, что будет все хорошо: или купят или устроят бучу и тому подобное", - говорит Сергей.

"Покупать" и "устраивать бучу", похоже, не готово новое поколение бизнесменов. Сергей в итоге съехал до той самой "ночи длинных ковшей" и открывает свою цветочную лавку в другом месте, но там же, на Чистых Прудах. А вот Александр Колосов закрывать кафе не стал. Поверил собственнику здания, который не раз успешно судился с мэрией. Теперь молодой предприниматель подсчитывает убытки, но уходить из бизнеса не собирается.

"Мы живем в стране с рыночной экономикой, я готов делать бизнес. И если кого-то это сломало (я читал в интервью), меня это не сломало. Я готов предпринимать и развиваться. Но, пожалуйста, не мешайте нам делать бизнес, а другое — ну, предлагайте какие-то площадки, делайте торговые площади в Москве — этого очень не хватает", - говорит он.

Уже сейчас Москва готова предложить частному бизнесу десятки позиций, где можно легально и строить свои, и арендовать чужие помещения. Правда, участвовать в конкурсе придется на общих основаниях, и цены определит рынок. Что же касается юридической обоснованности сноса, то, как говорят эксперты, Гражданский кодекс позволяет городским властям принимать решения о демонтаже самостроя при соблюдении ряда условий.

"Орган местного самоуправления вправе во внесудебном порядке на основании своего решения снести соответствующее сооружение, которое было построено. Орган местного самоуправления должен уведомить владельца соответствующего здания, который его возвел, что оно будет снесено в административном порядке. После чего, если это здание добровольно не будет снесено, орган местного самоуправления может это сделать в принудительном порядке. То есть, то, что мы и видели в данной конкретной ситуации", - объясняет адвокат Павел Хлюстов.

Другое дело, что поправки к той самой 222-й статье Гражданского кодекса были приняты полгода назад, и правоприменительной практики по делам такого рода в России еще не было. В любом случае, несогласные собственники могут оспорить законность сноса помещений в суде. Правда, тогда придется отвечать и на претензии городских властей. Демонтированные здания, как показали проверки, были попросту опасны. Где-то торговые точки перекрывали дорогу пешеходам, которые вынуждены были выходить на проезжую часть, где-то тяжелые конструкции стояли прямо над метро, что-то строилось в обход всех норм безопасности из пожароопасных и токсичных материалов. А некоторые павильоны блокировали доступ к газопроводам, и случись что, аварийные службы не смогли бы вовремя устранить утечку.

"Неоднократно предприятиям выписывались всевозможные предписания о том, что застроенность этого газопровода должна быть ликвидирована. Кроме того, все эти предписания регулярно направлялись в правоохранительные органы, и сегодня меры приняты", - говорит генеральный директор ОАО "Мосгаз" Гасан Гасангаджиев.

Московские власти подчеркивают, что никаких новых доходных мест на освободившейся территории не будет.

"Различные были версии, что там будут какие-то храмы или парковки, или еще что-то. Само собой, там не будет ничего, там территория будет благоустроена. Допустим, если взять пример - это Тверская улица, это площадь Маяковского или Триумфальная площадь, где стоял павильон "Филармония". Соответственно, там будет просто тротуар, ровно такой же, как он был до того момента, как построили этот объект", - говорит глава Департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк.

Сейчас московская мэрия проводит экспертизу документов по десяткам других объектов и, скорее всего, снос самостроя продолжится, как это происходит во всей Европе. Например, в Германии с властями надо согласовывать даже установку дверей и остекление балконов. В Англии за самовольную постройку на своей земле штрафуют, а возведенное местные власти заставляют сносить без суда и за свой счет. Во Франции любые строительные работы без декларации — преступление, срок давности по таким делам — десять лет.

В России раньше других городов борьбу ларькам и палаткам объявил Петербург. Только в прошлом году здесь снесли полторы тысячи незаконных построек. Торговали бойко, но методы ведения бизнеса были сомнительные. Во время демонтажа одного из павильонов неизвестные сожгли две машины городской администрации.

"Ларьки-теремочки, тут же тебе продают развалы с фруктами, тут же какие-то колготки продают, беляши, тут же стоят какие-то павильоны больших размеров - то есть, это вот те рудименты 90-х годов, которые, к сожалению, сохранились в Петербурге", - говорит руководитель Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения "Центр повышения эффективности использования государственного имущества" Роман Мерзликин.

Главная задача в обеих столицах — вернуть городам исторический облик. Ведь за двадцать лет выросло целое поколение, которое и не подозревало, какой может быть Таганка, что с Гоголевского бульвара, оказывается, видно Храм Христа Спасителя, а Чистые Пруды похожи сами на себя, а не на Поганые болота, которые в XVIII веке стерли с карты Москвы раз и навсегда.

Читайте также: