Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
20 июня 2019, 21:24

Отдельный блок обращений на «Прямую линию» можно объединить словами «экономика» и «право»

Тут и отношения власти и бизнеса, и громкие истории, связанные с тем, как сейчас работает законодательство, борьба с коррупцией и административными барьерами.

О недопустимости давления на бизнес президент заявлял неоднократно. Результаты есть — внеплановых проверок стало меньше. Но ощущают это не везде. На кондитерскую фабрику в Пензе на прошлой неделе пришли сразу три контролирующих органа.

«Малый бизнес в принципе о чем говорит — о том, чтобы пусть приходят, пусть проверяют, но ведут себя как наставники, как помощники», — говорит сооснователь пензенской кондитерской фабрики «Ванюшкины сладости» Николай Кузяков.

«Предлагается ряд мер, в том числе и так называемый зеркальный реестр. Имеется в виду, что не только проверяющие будут вести реестр проверок, или прокуратура отмечать, но и проверяемые. Это предложение, собственно говоря, самого бизнеса, будут вести реестр кого, кто и как, и по поводу чего проверял, и каковы результаты по их оценке. И вся эта информация может и будет стекаться в прокуратуру, которая получит дополнительный источник информации о том, что в этой сфере происходит», — рассказал глава государства.

Бизнес с нетерпением ждет завершения гуманизации уголовного законодательства. Ведь до сих пор за экономические преступления продолжают отправлять в СИЗО. И надолго. В результате собственники остаются без предприятий, а их сотрудники — без работы.

«Речь идет об изменении подхода по залогам, по тому, чтобы именно под залог сейчас как меру пресечения использовали чаще; пока никто из нас из тех, кто выходил, не убегал2, — говорит правозащитник Александр Хуруджи.

«Так и хочется сказать: от нас не убежишь, у нас длинные руки. Но, к сожалению, убегают, вы знаете. И отсиживаются где-то за бугром, а наши так называемые партнеры не спешат даже при абсолютно очевидных вещах, связанных с уголовными правонарушениями или даже просто гражданскими, не спешат никого выдавать. Можно ли использовать в качестве меры пресечения, более широко это использовать, как залог. Можно. И даже нужно. Наряду с домашним арестом, наряду с подпиской о невыезде, все это шире надо использовать, я согласен. Но полностью исключить арест, но я понимаю так, что вы не ставите так вопрос, полностью исключить тоже нельзя. Потому что если богатый человек будет бесконечно откупаться, то нам рядовые граждане, которые слушают, миллионы людей сейчас слушают, скажут «богатый, ему все можно», — отметил глава государства.

Вопрос: «Владимир Владимирович, вот еще есть просьба от предпринимателей, разобраться с применением 210-й статьи Уголовного кодекса об организации преступного сообщества».

«Я с этим согласен, и вот с этим нужно точно совершенно на экспертном уровне поработать. Правовое управление администрации президента должно этим заняться. В Думе должны подумать об этом, потому что на сегодняшний день юридическая техника такова, а юридическая техника это просто изложение сути проблемы и значит описанная в законе. Такова, что под преступным сообществом можно ставить директоров любой организации, где кто-то из членов этой организации замечен в нарушениях закона. И это, конечно, недопустимо. Совершенно очевидный факт. С этим нужно поработать и внести изменения в действующий закон», — говорит Владимир Путин.

Главной проблемой Путин считает бесконечное содержание обвиняемых в экономических преступлениях под стражей. Президент попросил Генеральную прокуратуру и Верховный суд до начала декабря сделать предложения по этой теме. А вот к коррупционерам закон должен быть беспощаден. Житель Магадана напоминает президенту о миллиардах, конфискованных у полковника МВД Дмитрия Захарченко и о деле Арашуковых.

«Вы, как гарант соблюдения закона, чувствуете личную ответственность за это безобразие?» — спрашивает Вячеслав Корчанов.

«Конечно, я чувствую ответственность за это безобразие. Если бы я не чувствовал, вы бы ничего не знали. Так же, как происходит и в некоторых странах до сих пор, так же, как у нас бывало. Ведь вы знаете, все время встает альтернатива. И часто мне говорят: «Может быть, мы это прикроем? Может быть, это закроем?» И у меня всегда на это только один ответ: нет. Если мы имеем дело с преступлением, с коррупцией, с наживой за счет граждан, то, во-первых, мы должны это всегда доводить до конца, и, во-вторых, это нужно делать гласно. И мы будем делать и продолжать делать гласно. Откуда они берутся, эти деньги? Ну, понятно, из коррупционных схем. Куда они уходят? В доход государства, разумеется. И конечно, ну, и чиновники вообще, а представители правоохранительной сферы находятся в особом положении. И с них будет всегда особый спрос. Число коррупционных преступлений снижается благодаря тому, что мы действуем последовательно и бескомпромиссно, и так будем делать дальше», — говорит глава государства.

Вопрос: Вы когда узнали об этих складированных миллиардах, какими словами Ваша реакция выражалась?

«Ну, иногда их лучше вслух не произносить. Но не смешно на самом деле, реально, это действительно, когда узнаешь о миллиардах, ну просто нет слов. Печатных во всяком случае», — отвечает президент.

На предложение ввести пожизненный срок за коррупцию Путин ответил так: «Самый главный вопрос в неизбежности наказания. Число коррупционных преступлений снижается. Думаю, что в значительной степени благодаря тому, что мы действуем последовательно и бескомпромиссно, и так будем делать дальше».

Мощь страны определяется экономикой и власти делают все для ее развития. В последние годы усилился госсектор.

Вопрос: «Хотелось узнать о планах дальнейшего развития экономики нашей страны. Будет ли более глубокий уклон в рыночную экономику. Вернемся к командно-административной или будет такая же смешанная, за которой экономка России в состоянии стагнации?»

«Чистой рыночной экономики, либо чистой административно-командной просто не существует. А вот смешанная, о которой здесь сказал человек, который обратился к вам, к нам, ко мне, значит, она во всем мире присутствует. Вообще, как только начинаются какие-то сбои в экономике, как проблемы начинаются, тут же возрастает роль государства. Как только накопления возрастают, как только ситуация успокаивается, сразу государство из экономики уходит», — поясняет Владимир Путин.

На связь со студией выходит Горно-Алтайск. Аэропорт здесь восстановили еще восемь лет назад. Сейчас каждый год принимают два миллиона туристов. Могли бы еще больше, но цены на авиабилеты кусаются. Одна из причин — высокая стоимость авиатоплива.

«Правительство, конечно, предпринимает необходимые, необходимые шаги. Проблема в том, что в эти меры стабилизации на внутреннем рынке не включили авиационный бензин. Его не включили просто. Цена в прошлом году скакнула на 9,5% на авиационное топливо. Это явное упущение, и оно должно быть немедленно исправлено», — подчеркивает Владимир Путин.

Сразу несколько инициатив от IT-сектора. Наталья Касперская предложила мотивировать госструктуры закупать российские программы и технологии. А глава «Яндекса» считает, что развитию IT-отрасли мешают бюрократия и устаревшие инструкции. Напирмер, в России одна из лучших технологий беспилотного вождения. Но при этом тестируется на дорогах всего пять беспилотных машин, а в Америке — 1400.

«Может ли государство сделать у нас в стране правовые режимы на шаг, наоборот, впереди, чем в других странах, чтобы мы могли прорываться в новых технологических областях и быть круче всех? Спасибо», — спрашивает президента глава «Яндекса» Елена Бунина.

«Сам хочу. Но мы должны учитывать все таки особенность нашей страны. Все это должно быть хорошо подготовлено, хотя темпы должны быть конечно другими. Они должны быть прорывными. А здесь я полностью с вами согласен. В Сколково создана создан полигон, где начинают обкатывать эти беспилотные аппараты, машины беспилотные, надо будет сделать в других регионах и расширять», — ответил президент.

У Путина спросили, как сделать, чтобы наши программисты чувствовали себя так же комфортно, как в Силиконовой долине. Президент считает, что надо вводить преференции и принимать законы для развития технологий. Возможность задать свои вопросы была и у блогеров.

«Закон о суверенном интернете. Со стороны это выглядит так, как будто мы пытаемся снова изолироваться «железным занавесом» от внешнего мира. Блогеры и пользователи в сети недоумевают, зачем это делается. И прежде чем начнете отвечать, хочу сказать, что в Москве у меня самая вкусная шаурма. Всех приглашаю. Спасибо», — сказал Амиран Сардаров.

«Хорошо, молодец, воспользовался, — заметил Владимир Путин. — Для того, чтобы прорекламировать товар. И правильно сделал. А вопрос-то о суверенном интернете. Речь совсем не идет о каких-то ограничениях в интернете. Наоборот. Этот закон призван обеспечить суверенность нашего интернета, нашего сегмента и возможность там работать. Если предположить теоретически, что эти серверы будут отключаться, либо как-то на их работу будут влиять, то мы в любом случае, в том числе и в этих случаях, должны обеспечить надежное функционирование Рунета».

Другой новый закон — об ответственности за оскорбление государственных символов — некоторые восприняли как запрет на вообще любые негативные высказывания в отношении властей. Путин объясняет: это не так.

«В этом законе речь как раз не идет о критике власти. Наоборот, она должна быть свободной, люди должны иметь право и должны обращать внимание на проблемы, в том числе в функционировании властных институтов, это само собой разумеется. Закон направлен совсем на другое. Он направлен на борьбу с оскорблениями символов государства, собственно, нашего народа, каждого из нас. Чтобы никто не позволял себе глумиться над флагом, над гербом и так далее. Вот о чем идет речь», — поясняет президент России.

А отвечая на предложение ужесточить ответственность за фейковые новости, президент заявил, что делать это пока рано. Хотя проблема распространения заведомо ложных новостей становится все более острой. Следующий вопрос президент выбрал сам.

«Когда чиновники будут получать зарплату как рядовые работники? Если мы сейчас возьмем и резко понизим уровень заработной платы чиновников, министров или даже руководителей крупных государственных компаний, мы просто не найдем достаточно квалифицированных кадров, они все разбегутся по частным конторам или за границу уедут», — отвечает Владимир Путин.

Путин напомнил анекдот: надо работать не для того, чтобы не было богатых, а для того, чтобы не было бедных. По мнению президента, разница в доходах между руководителями и рядовыми работниками в госсекторе не должна быть огромной.

смотрите также
Показать еще

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей