Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
11 августа 2019, 21:01

В Дагестане вспоминают события 20-летней давности, когда мирные жители дали отпор бандам Басаева и Хаттаба

Исторические события, сыгравшие важную роль в обеспечении безопасности России. 20 лет назад в Дагестане было остановлено наступление сил мирового террора. В августе 1999 года банды Басаева и Хаттаба вторглись в республику, пытаясь прорваться к Каспийскому морю.

Вооруженных до зубов экстремистов остановили отряды самообороны местных жителей. Они стояли насмерть до подхода федеральных войск.

Эти кадры не из Сирии или Ирака. Сложно поверить, но это Россия 20 лет назад. Под черными знаменами главари ваххабитов Шамиль Басаев и Хаттаб победным маршем ведут две тысячи террористов со всего Ближнего Востока.

Боевики тщательно продумали нападение на Дагестан. Придя из Чечни по Шаро-Аргунскому ущелью, занимают гору Хамил-эн — в переводе «Ослиное ухо». Это стратегически важная высота, с которой Ботлихский район как на ладони.

Удары авиации и артиллерии сменяются очередным штурмом десантников.

«Заняли оборону на склоне и по нам стали минометы долбить. Комбата осколками ранило и контузило. Он еще жив был. Я ему промедол вколол, стал приказ поступать. Пока мы его вниз несли, он умер», — рассказывал снайпер-разведчик Тимур Урушадзе.

Тимур Урушадзе даже спустя годы помнит хронологию боя во всех деталях. С семьей погибшего комбата и боевыми товарищами он постоянно на связи.

«Главное, что я сейчас могу об этом сказать, что у меня появились братья, которых не было раньше. Наверное, чувство локтя, независимо от расстояния, оно всегда при мне. Я не могу говорить об этом», — признается Тимур Урушадзе.

Вместе насмерть за свои дома и семьи в августе 1999 года встали и жители этих горных поселков. Словно цитадели, не давшие экстремистам пройти вглубь Дагестана по ущельям. Держали оборону, хоть автомат был один на троих, и корректировали огонь артиллерии, зная здесь каждый камень.

«Шли экстремисты. Там тропы есть, которые невозможно проходить. Более 30 бомб было сброшено в ту сторону, после этого они отошли», — рассказывает ополченец с. Чанко Зикрула Узарханов.

«Нашим детям, наши внукам и дальше жить, это было бы для нас самих позор, если бы мы их пропустили», — говорит ополченец с. Гагатли Ахмед Халидулаев.

В честь Героя России лейтенанта дагестанской милиции Халида Мурачуева в его родном селе Кули назвали школу. Оставшись вдвоем с боевым товарищем в окружении бандитов, они не сдали позиции.

«Целые сутки держались они на телевышке, до окончания патронов воевали. Их приглашали Басаев, Хаттаб: «Нам только стратегический пост нужно, нам вас не нужно», — рассказывает брат Героя России Халида Мурачуева Гарун Мурачуев.

Защитников взяли в плен и варварски казнили. Брат Халида еще год ездил в Чечню в самое логово боевиков, чтобы узнать, где лежит его брат.

«Мы столько отдали. И денег отдали. Я не боялся уже, мне было уже главное брата найти», — вспоминает Гарун Мурачуев.

Ударив по трем районам Дагестана и так и не получив поддержки местных жителей, боевики возложили последние надежды на Кадарскую зону. Эти небольшие селения в ваххабитском анклаве несколько лет не подчинялись властям. Жили по законам шариата, в одном из домов на горе Хаттаб даже выбрал себе жену. Войска с трудом освобождали каждый дом, которые террористы успели превратить в огневые точки.

«Там были доты, дзоты. Оборудованы бетоном, закрыты плитами. Было очень много сооружений, сообщающихся между собой», — рассказывает Герой России Загид Загидов.

Во время боя за Карамахи медсестра Ирина Янина трижды на бронетранспортере отправляется на линию огня, она вывезет 28 раненых солдат. Но возвращаясь в четвертый раз, БТР попадет под гранатометный обстрел боевиков. Янина помогает выбраться из горящей машины трем раненым, но сама не успевает ее покинуть.

Кадры незадолго до гибели — хрупкая девушка спрашивает самочувствие у эвакуированных солдат и машина отъезжает. Янина стала первой женщиной, которая получила звание Героя России в войне на Кавказе. Даже в тяжелые часы Ирина Янина сохраняла присутствие духа и подбадривала других, оставляя всю боль в письмах маме: «Сегодня у нас убило солдата, откачивали его полтора часа, умер у меня на руках, после чего я выпила пачку таблеток».

«Когда были боевые действия, ее несколько раз выпроваживали. Она: «Я сказала я поеду и я поеду!» — вспоминает фельдшер бригады оперативного назначения ВВ МВД России Лариса Мозжухина.

Бронетранспортер медсестры Ларисы Мозжухиной тогда тоже подбили. Ей удалось вырваться из засады вместе с 19-летним солдатом.

«Вот мы с ним бежим, перекрестный огонь. Он меня прикрывать старается, я — его, потому что мне его жалко, ребенок. И пешком здесь, по полям, ну как мы их бросим, наших детей, мы их настолько любили», — рассказывает Лариса Мозжухина.

От героизма вчерашних школьников, офицеров, прошедших горячие точки, тогда зависела судьба страны. Террористы были уверены: в те тяжелые 90-е в России им некому помешать.

«Они не учли то, что армия-то всегда была, есть и остается силой. Просто ее ставили в унизительное положение. Руководство — я не постесняюсь этого, скажу, — того времени меньше занималось государством, не думали о людях, больше о себе, как растащить, как разбазарить Россию. И вот уже с приходом в 1999 году председателя правительства начало меняться отношение, Россию стали собирать», — говорит командующий войсками Северо-Кавказского военного округа в 1999 г. Виктор Казанцев.

Владимир Путин, как раз в августе 1999 года заняв должность председателя правительства, неожиданно приезжает в охваченный войной Дагестан.

«Мы с вами не имеем права позволить ни секунды слабости себе. Ни секунды! Потому что если мы это сделаем, то тогда те, кто погиб, получается, что они погибли напрасно. Поэтому я предлагаю сегодня эту рюмку поставить. Мы обязательно выпьем за них, обязательно, но пить будем потом. Потом. Тогда, когда эти задачи принципиального характера, вы о них все знаете, будут решены», — сказал тогда глава правительства.

Войска зачищали от бандитов село за селом. За 1,5 месяца боев, по официальным данным, на территории Дагестана было уничтожено более 1,5 тысяч боевиков. А ту встречу в солдатской палатке местные жители до сих пор вспоминают. Во время «Прямой линии с президентом» они вышли в эфир.

«Главы поселений пришли к нашим военным, когда войска подошли, сказали: «Почему не бьете артиллерией?» И командир наш ответил: «Там ваши дома, жалко, потому что поколениями в горах дома строятся». Вот и ответ меня тоже тогда поразил: «Не жалко, бейте». Но это касается не только Ботлиха, это касается и других населенных пунктов», — вспоминает Владимир Путин.

«Восстановили эти дома; не только Ансалта, Рахата, Белиди и так далее, разрушенные места, инфраструктуру; пришла Россия, большая гора пришла сюда помочь нам. Здесь и газ, и свет, и все дороги», — говорит глава администрации Ботлихского района Дагестана в 1999 г. Магомед Умаргаджиев.

На эту вершину — к месту своей огневой позиции — бывший командир ополчения Ботлиха Темирхан Дибиров поднимается каждый год. Вначале с сыном, а теперь и с внуком. Просто отсюда лучший вид на мирный Дагестан.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей