Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
10 ноября 2019, 22:15

В США операции по смене пола приобретают масштаб эпидемии

В Великобритании медики фиксируют тревожную тенденцию: число молодых людей, которые считают, что при рождении им досталось тело не того пола, за 10 лет увеличилось — внимание! — в 25 раз. На гендерное лечение добровольно идут тысячи. И это уже похоже на эпидемию, которая охватывает континенты. Эффект заражения усиливают соцсети и интернет. Быть трансгендером модно: добро пожаловать под нож. И если пациент чего решил, то резать обязательно. В США за отказ врача почти наверняка обвинят в дискриминации. Чем оборачивается такая политкорректность?

За свои 56 лет Джеймс Шуп успел сменить три пола: мужской, женский и неопределенный. Да, и такое бывает. То, что сам Шуп теперь называет личной драмой, началось, когда он уволился из американской армии. Почти все 18 лет службы Джеймс страдал от депрессии и резких перепадов настроения.

«Я искал какой-то способ решить свои психологические проблемы. Доктора меня уверяли, что если я сменю пол, начну принимать гормоны, мое состояние улучшится, и я этого хотел», — рассказал Джеймс Шуп.

Джеймс насмотрелся в интернете роликов про трансгендеров и пришел в клинику.

«Мне выписали гормоны на первом же приеме. Я просто сказал медсестре-практикантке, что, вероятно, я женщина-трансгендер, и если она не даст мне гормоны, я куплю их в интернете. Она выписала мне рецепт. Потом я пришел в департамент по делам ветеранов, сказал, что я теперь женщина, они без вопросов приняли это и выписали мне еще гормоны», — поясняет он.

Джеймс думал, что смена пола сделает его счастливее. По той же причине Сидни из голубоглазой блондинки решила перевоплотиться в голубоглазого брюнета.

«Я увлеклась Instagram, начала разглядывать фото людей, которые сменили пол. Все они выглядели великолепно. Мне было 18, и я подумала: почему бы и нет? Вероятно, тогда дали о себе знать накопленные и неразрешенные проблемы», — признается Сидни Райт.

Развод родителей, непонимание в семье — Сидни пришла к доктору, а ушла от него с рецептом на тестостерон.

«Я спросила: «Вы покажете мне, как делать укол?» Но он посоветовал мне поехать домой и посмотреть YouTube. В итоге я по ошибке семь месяцев делала себе уколы в живот, хотя надо было в бедра. У меня возникли симптомы сахарного диабета и другие проблемы со здоровьем», — рассказывает Сидни Райт.

Дальше — неконтролируемый набор веса, обмороки, попадание в реанимацию и осознание, что что-то пошло не так. Депрессия никуда не исчезла, но к психологическим проблемам добавились физиологические. То же самое происходило в жизни Джеймса. В конце концов он решил: ради женственности не готов на такие жертвы.

«Я начал встречаться с людьми, которые считали себя гендерно-нейтральными. И я подумал: может, это мне больше подходит? Не прошло и двух недель как на меня вышли гей-активисты из Мэриленда и предложили изменить мое свидетельство о рождении. В Вашингтоне мне выдали новый документ, где вместо женского пола значилось «неопределенный», — рассказывает Джеймс Шуп.

Более того, статус человека неопределенного пола за Джеймсом официально закрепил американский суд.

«Судья со мной даже не говорила. Она обмолвилась парой слов с юристом и одобрила смену пола. Просто вот так, и все», — говорит Джеймс Шуп.

Власти выдали новое удостоверение личности, в нем вместо маркера пола — крестик.

«На самом деле мои проблемы с психикой не только из-за службы в армии. В детстве я пережил надругательство. Это случилось в раннем возрасте, у меня возникла психологическая травма. После этого проблемы наслаивались как снежный ком и вылились в посттравматическое расстройство личности», — поясняет Джеймс Шуп.

Доктора, которые одобрили Джеймсу смену пола, конечно, не могли об этом не знать. Но никто даже не попытался его отговорить, как и Сидни.

«Многие терапевты вынуждены следовать так называемым антидискриминационным стандартам лечения. Например, если какая-то женщина приходит ко мне и говорит, что она считает себя мужчиной, я обязана подтвердить, что она трансгендер и выдать ей соответствующую справку. Я не должна выяснять детали, расспрашивать ее, почему она так считает, поскольку это считается трансофобией», — поясняет психотерапевт Лиза Марчиано.

Получается, что доктор в США не может сказать «нет» смене пола, даже если пациент психически нездоров. Уолт Хейер — еще одна жертва такого подхода.

«Ситуация становится все хуже, и причина в том, что мы неадекватно подходим к более глубоким проблемам — психологическим, эмоциональным, сексуальным. Вместо того, чтобы уделять им вниманием, мы поощряем гормональную терапию и смену пола», — отмечает Уолт Хейер.

В четырехлетнем возрасте бабушка начала переодевать Уолта в девичьи платья. В 40 лет он сделал операцию по смене пола. Потерял работу, семью. Пытался покончить жизнь самоубийством. 10 лет ходил по психологам, и в итоге понял, что он не трансгендер, а страдает нервным расстройством. Уолт сделал втрую операцию, снова стал мужчиной и создал сайт в интернете, где пропагандирует опасность гендерной толерантности, доведенной до абсурда.

«Многие идут на гормональную терапию или операцию по смене пола не потому что они трансгендеры, а потому что это теперь модно и популярно. Но чем больше тех, кто это делает, тем больше тех, кто разочаровывается», — говорит Уолт Хейер.

Все участники этого репортажа считают, что общество, поощряющее и максимально упрощающее смену пола, сломало им жизнь. К их голосам прислушивается Верховный суд США, когда рассматривает чувствительные вопросы, связанные с сексуальными меньшинствами, но их игнорируют американские медиа.

В культурный тренд гендерной революции, что на обложках почти всех авторитетных журналов, не вписываются истории без счастливого конца.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей