Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
23 февраля 2020, 21:43

Президент России дал большое интервью агентству ТАСС

Этот масштабный проект получил название «20 вопросов Владимиру Путину». Разговор о главном в нашей стране и ее месте в мировой политике. Фрагменты интервью будут публиковаться в течение месяца. В первых двух речь шла о формировании нового российского правительства и об отношениях с Украиной.

В этом проекте 20 – максимально символичное число. 20 лет Владимир Путин занимает высшие посты в государстве, на дворе 2020 год и два десятка тем для этого разговора можно найти без труда. Хотя вопрос номер один, пожалуй, вне конкуренции. Новое правительство появилось в России месяц назад, но до сих пор смена кабинета остается темой для обсуждений и даже для шуток.

А.Ванденко: «Самая, наверное, первая появилась о том, что из-за аномально теплой погоды в России "распустилось" правительство».

В.Путин: «Смешно».

А.Ванденко: «Ну, вот так это выглядит».

В.Путин: «Чего это оно распустилось в парламенте, я не понимаю?»

А.Ванденко: «Ну, какую картинку нашли, видимо».

В.Путин: «Интернет, знаете, это, конечно, интересная штука, но не всегда точная».

А.Ванденко: «А если без шуток. В принципе ведь правительство медведевское, кабинет относительно недавно прошел реновацию, в 2018 году, после выборов. Часть ушла: Дворкович, Шувалов, Мень, не к ночи помянут Абызов, люди начали работать. Что случилось такого за полтора года, что надо было их "зачистить"?»

В.Путин: «Во-первых, могло случиться больше за эти полтора-два года. Во-вторых, все-таки прежний состав действительно немало сделал с точки зрения подготовки основного этапа реализации национальных проектов. Нужно было определить национальные цели развития. Это только на первый взгляд кажется, что так просто. На самом деле это большая работа. Затем нужно было эти инструменты отработать, с помощью которых мы можем рассчитывать на то, что эти национальные цели будут достигнуты. Это правительство тоже сделало. Но у меня возникла внутренняя убежденность в том, что здесь, конечно, по многим ключевым направлениям должны появиться люди с современной подготовкой и настроенностью на конечный результат по некоторым ключевым элементам развития».

Тогда, в январе, это решение многих ошеломило. Таких стремительных и тектонических изменений во власти не ожидал никто, хотя нестандартные решения уже давно стали фирменным стилем президента страны.

А.Ванденко: «Никто не знал. А кто знал?»

В.Путин: «Я знал».

А.Ванденко: «А еще?»

В.Путин: «Разве этого недостаточно?»

А.Ванденко: «А когда Вы решение приняли?»

В.Путин: «Не скажу».

А.Ванденко: «А Медведеву когда сказали?»

В.Путин: «Это наши с ним отношения».

А.Ванденко: «Но мы же должны знать».

В.Путин: «У нас отношения с Дмитрием Анатольевичем открытые, товарищеские, дружеские много лет. У нас секретов друг от друга нет. Поэтому мы с ним это обсуждали».

А.Ванденко: «Заранее? Либо поставили перед фактом?»

В.Путин: «Заранее обсуждали, он был в курсе того, что происходит».

В этом интервью президент раскрыл и еще один секрет коридоров власти – как именно был сделан выбор между разными кандидатами в премьер-министры.

А.Ванденко: «Кто был в шорт-листе? Называли Мишустина, Собянина… У Вас лежало два указа, и Вы до последнего решали».

В.Путин: «Мишустина никто не называл, кроме меня. Я могу Вам сказать, что было три кандидата».

А.Ванденко: «Три?»

В.Путин: «Да. Мне было предложено три кандидатуры, если не четыре. Четыре даже, но Мишустина среди них не было».

А.Ванденко: «То есть это было Ваше».

В.Путин: «Мое».

А.Ванденко: Чем Вы руководствовались?»

В.Путин: «Личными и деловыми качествами Михаила Владимировича».

А.Ванденко: «То, что он так цифровизацию провел в своем ведомстве, учитывалось?»

В.Путин: «Учитывалось. Даже не то, что он ее провел, цифровизацию в своем ведомстве, а то, что он стал реально специалистом в этой области. Хорошим практиком, который понимает, что надо делать, знает, как это делать, и делает, добивается конкретного результата».

Вопрос второй, международный. Который год подряд во внешней политике столь заметное место занимает страна-сосед, где с Россией несколько лет прощаются, но не уходят. Рвут отношения, но жаждут транзита газа. И ведут войну с непокорными регионами Донбасса, не желающими отказа от вековой идентичности и подчинения майданному мейнстриму.

А.Ванденко: «Есть вероятность, что договоритесь с Зеленским?»

В.Путин: «О чем?»

А.Ванденко: «О мире, о дружбе».

В.Путин: «Надежда умирает последней. Есть. Но, к сожалению, вот он приехал из Парижа и начал говорить о том, что надо пересматривать Минские соглашения. Это вызывает вопросы».

Кое о чем договориться с ним все-таки получилось, но вопросов к Зеленскому действительно много, ведь, как ни парадоксально, он после выборов будто бы превратился в собственного предшественника, хотя голосовали за него как раз те, кто, устав от националистического угара времен Порошенко, хотел перемен.

А.Ванденко: «То, что мы теперь не друзья с Украиной, это потеря для нас?»

В.Путин: «Да, конечно. Но я уже много раз говорил: я считаю, что мы один и тот же народ».

А.Ванденко: «Украинцам это очень не нравится».

В.Путин: «Не знаю, нравится это или нет, но если посмотреть на реалии, это так и есть. Понимаете, до XI–XIII века у нас не было никакой разницы в языке. Вообще, укрАинцами называли людей, которые жили…»

А.Ванденко: «УкраИнцами».

В.Путин: «УкрАинцами называли людей, которые жили на рубежах российского государства. УкрАинцы были в Пскове, укрАинцами называли тех, которые защищали с юга от набегов крымского хана. На Урале. Кругом были укрАинцы».

А.Ванденко: «История – да, это такое… Но сейчас мы про сегодняшней день».

В.Путин: «Чтобы нам говорить про сегодняшней и завтрашний день, нужно знать историю. Нужно знать, кто мы такие, откуда мы родом, что нас объединяет».

Другое дело, что сейчас наши страны многое разъединяет. Хотя даже основатели идеологии украинского национализма отнюдь не были сторонниками разрыва отношений с Россией. Их нынешние последователи об этом забыли.

В. Путин: «Я вам скажу, почему они это подзабыли. Знаете, почему? Потому что в "табели о рангах" самое главное не забота об интересах украинского народа. Какой интерес у украинского народа, если в результате разрыва отношений с Россией утрачено ракетостроение, судостроение, авиационное строение, двигателестроение, происходит фактически деиндустриализация страны? Какой же здесь интерес? Зачем это делать, когда мы, объединяя усилия, многократно повышаем свои конкурентные преимущества? Зачем же этого было лишаться? Зачем это все надо было выбрасывать, ради чего? Потому что те, кто возглавлял Украину или добрался до власти в Украине, преследовали личные интересы. В чем они заключаются? Даже не больше заработать денег за счет ограбления украинского народа, а сохранить то, что награблено до сих пор, – вот в чем главная задача. Бабки-то где, извините за моветон? Денежки где? В заграничных банках. Что нужно делать для этого? Показать, что они служат тем, у кого эти деньги лежат. Отсюда и единственное то, чем они торгуют, – это русофобия. Потому что кому-то нравится разделять Украину и Россию, они считают, что это чрезвычайно важная задача».

И именно потому попыток и дальше растащить наши страны по разным углам никто не оставит. Ведь любое объединение усилий России и Украины создавало бы конкурента, глобального игрока на экономической карте. А его появления не хотят слишком многие за пределами двух соседних и исторически родственных государств.


Читайте также: