Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
9 февраля 2021, 21:04

Начата проверка по жалобе, прозвучавшей на заседании Совета по науке при президенте РФ

Чуть больше суток прошло с момента, когда в топ новостей вышла история с зарплатами молодых ученых. Началась она со случая, о котором Владимиру Путину рассказала Анастасия Проскурина из Новосибирска. Ее собственный пример — в графе «итого» совсем не та сумма, которая предполагалась. Теперь старший научный сотрудник, к слову, лауреат президентской премии, получает благодарности от коллег из других исследовательских институтов.

«Я говорила не только о себе, а своих коллегах. Проблема не моя, не института — проблема всей Академии Наук», — поясняет она.

Сегодня Анастасия Проскурина в своей лаборатории занимается привычными делами. Вот только сосредоточиться не получается. Слишком уж много писем и звонков от коллег.

«Мне пишут не только из Советского района, а со всей страны. Пишут «спасибо», свои случаи приводят», — рассказывает Анастасия.

- Полностью поддерживаю Вас в вопросе оплаты труда научных сотрудников!

- Хотел бы выразить Вам свое уважение и восхищение за принципиальную, смелую позицию, которую Вы озвучили президенту по защите своих прав, а также коллег по цеху, да и всего научного сообщества!

Разговор с Владимиром Путиным состоялся накануне на заседании Совета по науке и образованию. Анастасия Проскурина из Новосибирска была среди лауреатов премии президента для молодых ученых. И решила рассказать, с какими проблемами сталкиваются научные сотрудники.

А. Проскурина: Моя должность — старший научный сотрудник. И моя зарплата составляет 25 тысяч рублей. В этом году выделили надбавку, это шесть тысяч рублей. После того, как Вы издали указ свой о повышении зарплат научным сотрудникам, это года три почти назад было, у нас было предложено сотрудникам перейти на полставки, то есть чтобы отчитаться о повышении зарплат руководству. Обосновывали это тем, что указ был, а бюджет увеличен не был.

В. Путин: Этот вопрос сейчас, эту шайбу, я сейчас направлю и министру Фалькову, и министру Силуанову. За последнее время сколько у нас средств, как мы увеличили средства на этом направлении деятельности? Антон Германович?

А. Силуанов: По Новосибирской области у нас информация о том, что ученые, по вашему указу, обеспечены заработной платы на уровне двукратной по региону.

В. Путин: Андрей Александрович, средний уровень заработной платы по региону в Новосибирской области какая?

А. Травников: Сейчас средний уровень зарплаты 39 тысяч.

В. Путин: 39 тысяч — средний, если 200% по среднему от региона, то у нее должно быть почти 80 тысяч. Это 78 тысяч должно быть. Где деньги, Зин? Вместе с Фальковым займитесь-ка этим делом. Хорошо? И не только по Новосибирску, но и по другим регионам. Анастасия Сергеевна, если вас за наш сегодняшний диалог будут пытаться ущемлять, сразу звоните в Администрацию президента, и я с вами поговорю по телефону, нас соединят.

Между тем руководство Института цитологии и генетики, в котором работает Анастасия Проскурина, разводит руками. Говорят, что зарплату сотрудникам выплачивают в соответствии с бюджетом учреждения. Рады бы платить больше, но финансирование не позволяет.

«Я могу закрыть звероферму, оставшиеся деньги распределить. Могу закрыть уникальную научную установку. Девять миллионов освободится — я могу перевести их в зарплату. У меня есть это право», — говорит директор Федерального исследовательского центра «Институт цитологии и генетики СО РАН» Алексей Кочетов.

Но это, конечно, не выход. А вот что по поводу перевода сотрудников на полставки.

«Я единственное, что могу точно сказать, в этом институте приказом никого никогда на полставки не переводили. Нам здесь скрывать нечего, у нас система абсолютно прозрачная, каждый год неоднократно проверяют», — поясняет Алексей Кочетов.

А вот объявления о вакансиях в этом институте. Научному сотруднику в сектор генетики на полную занятость предлагают оклад чуть больше 22 тысяч. Та же сумма для соискателей в сектор геномных исследований. А ведущему научному сотруднику на 10 тысяч больше — в районе 33 тысяч. При этом требования к кандидатам предъявляются достаточно высокие.

По словам главы профсоюза Сибирского отделения РАН Людмилы Левченко проблема есть, и она системная: «Решить ее можно только единственным способом — увеличить финансирование фундаментальной науки. Это порядка 550 миллионов, может быть, чуть побольше. То есть это не такие смертельные деньги, которые необходимо выделить для нашего новосибирского научного центра, но это бы позволило действительно реально выполнить указ президента, поднять зарплату научным сотрудникам».

Проблемой зарплат ученых в Новосибирске занялись Прокуратура и Следственный комитет — начали проверку.

«В ходе проверки будет дана оценка соблюдения трудового законодательства, об оплате труда, и достаточности финансирования научных учреждений при формировании фонда оплаты труда. При наличии оснований будут приняты меры прокурорского реагирования», — сообщил старший помощник прокурора Новосибирской области по взаимодействию со СМИ Дмитрий Лямкин.

При этом у Анастасии Проскуриной к руководству Института нет претензий. Она лишь надеется, что проблема с зарплатами ученых вскоре решится.

«Хочется, чтобы нашлись причины, и не конкретно мне зарплату подняли. Просто чтобы системно был решен вопрос. Не отчитывались о том, чего нет на самом деле», — поясняет она.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей