Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
6 июня 2021, 21:15

Роман Протасевич рассказал, чего он боится на самом деле и кому он обязан своим положением

Еще одна тема, затронутая в Северной столице в ходе экономического форума. Ровно две недели назад, вот так же вечером, в Вильнюс прилетел самолет «Райнэйр» из Минска, где задержали летевшего этим бортом из Афин бывшего главреда запрещенного в Белоруссии телеграм-канала «Нехта» Романа Протасевича.

Среди последствий для Белоруссии — фактически авиационная изоляция Западом. Для Протасевича (вину он признал еще тогда, сразу) беседы со следователем КГБ. Еще один разговор состоялся у него один на один, но для всех желающих смотреть, слушать, сопоставлять.

- Вы добровольно согласились на это интервью?

- Абсолютно.

- А как ваши соратники отнесутся к нашему разговору?

- Не удивлюсь, если многие назовут меня якобы предателем, но могу сказать честно, мне абсолютно все равно.

Роман Протасевич говорил часа четыре, в эфир телеканала ОНТ вошло около трети интервью. Говорил поначалу непринужденно, много улыбался, словно и не ходит под уголовной статьей.

«Я был одним из тех людей, которые публиковали призывы выйти на улицу. Как только мне предоставили документы, предъявили обвинения, я сразу признал свою вину по 342 УК, это организация массовых несанкционированных акций», — рассказывает Роман Протасевич.

До трех лет, если без отягчающих. Неудивительно, что Протасевич легко соглашается на этот вариант: с отягчающими — все 15.

Блогер вспоминает, как паниковал в самолете, просил не сажать лайнер, кричал, что ему грозит высшая мера. О том, что Протасевича в Минске непременно убьют, трубили все оппозиционные соцсети.

«Режим посадил самолет «Райнэйр», летевший из Афин в Вильнюс, чтобы задержать белорусского журналиста Романа Протасевича. В Беларуси ему грозит смертная казнь», — это белорусское ТВ цитирует Франака Вечорку. Старший советник, фактически куратор самозваного президента Тихановской, это он начал истерику в Твиттере.

Журналисты ОНТ восстановили события того дня поминутно и выяснили: в момент, когда Вечорка сообщал о задержании Протасевича, тот еще не был задержан, более того, свободно ходил по терминалу еще почти полчаса!

14:53 Протасевич спокойно проходит таможенный контроль, а в телеграм-канале Тихановской за пять минут до этого появляется декларация о «режиме и захвате». Так мгновенно сочинить текст — посильная ли задача для домохозяйки с котлетами? Или помогли?

У оппозиции вообще много помощников. Об этом чуть позже, а пока Протасевич размышляет, кто помог конкретно ему оказаться в Минске. Дело в том, что решение, где сажать воздушное судно, принимает командир экипажа, а не Александр Лукашенко и не КГБ Белоруссии. И сам пилот выбрал Минск. И еще: авиакомпании не разглашают списки своих пассажиров. О том, что Протасевич летел тем рейсом, знали единицы.

- Кто знал, что вы летите этим рейсом?

- Я написал это исключительно в рабочий чат. Можно сказать, что вот этот чат, там состояли администраторы крупных каналов, блогеры и т. д. это был такой главный координационный чат уличных протестов.

Протасевич убежден: его сдали свои. Называет имя: Даниил Богданович из ближнего круга Тихановской. По данным Минска, этот молодой человек имел непосредственное отношение к телеграм-каналу «Черная книга Белоруссии», незаконно публиковавшему личные данные сотрудников МВД. Протасевич уверяет, что с этим каналом не работал.

«У меня был личностный конфликт с тем же Даниилом Богдановичем, у меня не складывались отношения в последнее время, я эмоционально устал, не хотел выполнять какую-то политическую работу», — рассказывает Протасевич.

«То, что он говорит, отчасти подтверждает наши предположения, что инцидент, произошедший в Минске, это хорошо спланированная спецоперация одной из западных спецслужб, по утилизации, в том числе Протасевича, использования его в новом качестве узника совести», — разъясняет директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов.

Уверенный, что его подставили, Протасевич сдает других участников чата, как говорится, по списку: «Степан Путило, Ян Рудик, позже еще один представитель телеграм-канала "Нехта" Тадеуш Гичан, Франак Вячорка, который зачастую мог прийти написать в чат конкретные тезисы, по которым мы должны были работать».

«Тянуть хомут за всю компанию одному Протасевичу категорически не хочется, а это означает что? Что нужно идти на сделку со следствием. Нужно давать признательные показания по всем эпизодам, которые интересуют следствие, получать по минимальному порогу и убывать белым лебедем», — поясняет политолог Армен Гаспарян.

И действительно, какая разница, что скажут соратники, по словам Протасевича отношения в стане белорусской оппозиции и без того не назовешь теплыми.

«Очень много внутренних конфликтов. И это на самом деле то, чего больше всего боятся штабы. Что внутренние конфликты, которых на самом деле великое множество, они будут выноситься», — рассказывает Протасевич.

О коллеге по "Нехте" Степане Путило он говорит с раздражением, если не с презрением. Чувствуется: тут очень личное.

«Он получил всемирную славу и известность за все, что делал я. А он получал за это все, и он даже нигде не упомянул меня», — отмечает Роман Протасевич.

По словам Протасевича, сам он давно понял, что уличный протест в Белоруссии сдулся, но кураторы не принимали возражений.

«Мог прийти тот же Вячорка и в лоб сказать: «Рома, ты должен понимать — не будет улицы, не будет санкций». Это прямая фраза, которую лично я слышал неоднократно. Санкции необходимы для того, чтобы экономика Белоруссии рухнула как можно скорее. Если рухнет экономика, люди выйдут на улицы, это будут голодные бунты», — рассказывает Протасевич.

Себя лидеры, так сказать, «народной» оппозиции голодом не морили.

«Практически все политические лидеры, которые находятся за рубежом, живут в очень хороших условиях. Два основных штаба: это штаб Латушко и штаб Тихановской», — отмечает Протасевич.

Павел Латушко, бывший посол в Польше, затем директор Национального академического театра, примкнул к оппозиции и бежал в Варшаву. Формально — соратник Тихановской, но Протасевич утверждает: под ковром идет жесткая борьба за лидерство.

- А где живет Латушко?

- Из того, что я знаю, он снимает квартиру стоимостью около 3000 евро в месяц. Шутят, что, наверное, Латушко просто ищет новое финансирование, чтобы трансплантировать себе новую печень из-за проблем с алкоголем.

Про алкоголь не знаем, а вот с финансированием проблем не было. По словам Протасевича, деньги текли рекой прямо от польского правительства.

"Проект "Нехта", Белорусский дом в Варшаве — правительство напрямую выделяло в карманы частной организации суммы порядка 50 млн злотых. Приходил лично премьер-министр", — рассказывает Протасевич.

Неплохая сумма, около 13,5 миллионов долларов. Не бедствует и Тихановская, которая сейчас в Литве.

- На ту же Тихановскую работает целая спецслужба литовская. У нее свой охраняемый дом.

- За чей счет тогда банкет?

- Часть действительно просто за счет тех же литовских налогоплательщиков. Литовские налогоплательщики, по сути, содержат зарубежного политика из своего кармана. За счет того, что Литва содержит тот же штаб Тихановской, она, естественно, получает политические дивиденды от коллективного Запада. То есть коллективный Запад позволяет Литве без каких-либо последствий гавкать на весь мир. Хотя, откровенно говоря, смешно говорить, где Литва, где Россия или Китай.

Ну и коль скоро речь зашла о нашей стране…

«Обсуждалось, что после окончания активной фазы протеста канал Нехта-лайв станет российским. Шли разговоры о том, что, может быть, стоит создать отдельный канал по России, в Украине и так далее», — рассказывает Протасевич.

«Был создан отдельный телеграм-канал, который должен был начать работать в марте этого года в преддверии электорального цикла в России, причем первая точка, куда они собирались заходить, это Калининград, потому что он граничит с Литвой, и у поляков Калининград — это головная боль и так далее и так далее. В случае, если бы революция имени Тихановской увенчалась бы успехом, однозначно все ресурсы были бы брошены на выборы в России», — считает Армен Гаспарян.

Как говорится, и еще кое-что. Оказывается, Протасевич имел отношение к недавно раскрытому заговору с целью убить Александра Лукашенко. Был тайным связным. Говорит, вот в этой видеоконференции заговорщиков черный квадрат внизу — это его экран.

«Я должен был выступать связным между заговорщиками и штабом Тихановской. Я встретился лично без свидетелей с Тихановской и сказал, так и так, есть вариант того, что будет силовой сценарий», — рассказывает Протасевич.

Силовой сценарий не прошел благодаря спецслужбам. Впрочем, Протасевич дал понять: еще не все закончено.

- До сих пор в Белоруссии есть несколько спящих ячеек.

- Вы так думаете или это следует из ваших разговоров со Щигельским?

- Следует из разговоров со Щигельским и Зенковичем, да.

Юрий Зенкович — один из задержанных в Москве заговорщиков против Лукашенко. Дмитрий Щигельский — человек, которого Зенкович и второй арестованный, Федута, называют своим координатором. Живет в США.

Тему преступного интернационала продолжили скандальные фотоснимки Протасевича времен его службы в украинском неонацистском батальоне «Азов», куда, как он сам тогда утверждал, он ездил журналистом, но оружие в руки все-таки взял.

«Я тогда был подростком. Я нарушил и журналистскую этику, перейдя все границы. Это было самой большой ошибкой в моей жизни», — признается Протасевич.

Уголовное дело, возбужденное прокуратурой ЛНР, для Протасевича страшней, чем в красках живописуемые оппозицией застенки в Минске. В Донбассе ведь могут спросить без шуток по законам военного времени.

И вот вопрос, неожиданно для всех участников интервью ставший последним: Вы понимаете, что натворила оппозиция? Как подставила своих сторонников, у которых теперь проблемы с законом, и как быть силовикам, чьи личные данные рассекречены?

- У нас, пропагандистов, как нас называют, часто спрашивают: как вам спится? А вот вам?

- Я никогда больше не хочу ни в политику лезть, ни в какие-то грязные игры, разборки. Я просто хочу надеяться, что я смогу все исправить и жить просто обычной спокойной жизнью. Завести семью, детей, перестать бежать от чего-то… Извините… (плачет).

Сам интервьюер потом признался — готовился к разговору с идеологическим противником, с террористом — и такой финал стал для него неожиданностью. Тут ведь и правда есть, о чем задуматься.

Вопрос, где была, пока гром не грянул, голова самого Протасевича, никто, конечно, не снимает. Но при виде сломанной и брошенной куклы думаешь ведь еще и о тех, кто ее бросил.

О кукловодах, громко называющих себя революционерами и оппозицией. О том, с какой легкостью они используют тех, кто имел неосторожность поверить их лозунгам. И, что особенно страшно, с какой нечеловеческой легкостью они потом находят себе все новый расходный материал.

Читайте также: