Сообщить о технической проблеме

Проблему нехватки льготных лекарств подняли во время «Прямой линии с Владимиром Путиным». Толстой. Воскресенье. Фрагмент выпуска от 23.06.2019


Петр Толстой

В ходе «Прямой линии» выяснилось: только в семи субъектах России жизненно важные лекарства закупаются по полному списку. При этом деньги из федерального бюджета выделяются и до регионов доходят. А дальше вдруг выясняется — где-то во время не собрали документы, не провели аукцион, кто-то перед кем-то не отчитался.


А итог — лекарства вовсе не закуплены или закуплены, но не доставлены. А тем временем в больницах и аптеках массовая нехватка льготных лекарств, в том числе и жизненно важных. Словом, перефразируя одного известного персонажа, средства у нас есть, просто где-то ума не хватает. Что происходит с поставками лекарств в России, кто в этом виноват и что делать?

«Вот все-таки вы мне говорили про регион, где недавно было», — спросил президент.

«Это Саратовская область», — пояснила Вероника Скворцова.

«Саратовская область, точно. Саратовская область. Лекарств на складе полно, а в аптечной сети нет. До потребителя не поступают. Почему?» — спросил глава государства.

Пенсионерка Тамара Васильевна тоже не понимает, почему она сама покупает препарат от бронхиальной астмы, если по закону он ей положен бесплатно.

«Нет, дали куда-то заявку, аж в Министерство здравоохранения. А в поликлинике его якобы нет, поставок нет. В общем, ничего не узнаешь, ничего не говорят. Под таким, этим самым, секретом», — жалуется Тамара Васильевна.

Пенсионерке обещают выдать лекарство в лучшем случае к осени. И это при том, что работа Саратовского минздрава сейчас под самым пристальным контролем. Расследование исчезновения лекарств началось задолго до «Прямой линии». Прошлой осенью в Саратове от диабета умерла девушка, которой не выдавали бесплатного инсулина.

«В материалах проверки содержатся многочисленные заявления Багаевой и ее объяснения, когда она была жива. Она сообщает, что ей не выписывали жизненно важные препараты», — информирует, руководитель следственного отдела по Волжскому району г. Саратова СУ СК по Саратовской области Андрей Морозов.

На простой вопрос почему склады завалены льготными лекарствами, а в аптеках пусто, следователи получили запутанный ответ.

«У нас 20 аукционов на существенную сумму были сорваны в связи с тем, что производители и поставщики лекарственных препаратов не выходили на аукционы. А вы сами понимаете, что это требует определенного продления процедур и удлинение этих всех моментов. Здесь и ситуация с тем, что мы на сегодняшний день стремимся расширить ассортимент и перечень лекарственных препаратов», — сообщил первый заместитель министра здравоохранения области Станислав Шувалов.

Выходит, местные чиновники так заботились о разнообразии, что пациенты до сих пор не получают жизненно необходимого. Но в Саратове хотя бы признают ошибки и обещают изменить систему. В других регионах проблемы вообще отрицают.

«Все резервы лекарственного препарата направлены на обеспечение данных пациентов. Факт полугодовой отсутствия препарата я подтвердить не могу», — заявляет заместитель директора департамента здравоохранения Ярославской области Надежда Корзина.

Но именно полгода Татьяна Павлова из Углича добивается лекарства для тяжелобольного сына. У Феди наследственная болезнь — муковисцидоз. Для нормальной жизни мальчику необходим препарат Креон.

«В департамент обращались с письмом, просим обеспечить нас Креоном, поскольку он является жизненно необходимым, назначенным нам именно пожизненно ребенку, и не предполагающий замене аналогами. Ответ был таков: собирайте пакет документов, будет назначена комиссия для рассмотрения вашего вопроса. Но воз и ныне там», — рассказывает Татьяна Павлова.

Вопросы о задержках или полном отсутствии лекарств поступали на «Прямую линию» из разных регионов. И оказалось, проблема касается и взрослых, и детей. Случаются перебои в поставках даже тех лекарств, без которых пациенту невозможно прожить и дня.

«У меня буквально его осталось на неделю. Мне пришлось заказать его из Германии. Заказала за девять тысяч», — сообщает Татьяна Панфилова.

Татьяна Панфилова поняла, что проще заплатить, чем обивать пороги Минздрава в Рязани.

Борис Голубев из Пскова, наоборот, отчаянно добивался правды во всех инстанциях, но и это не помогло.

«Три основных рецепта. Они, видите, бесплатные. Их нет! Мы ставим вас на очередь и все! Плюс закорючка каждая — это очередь, часы-часы!» — говорит Борис Голубев.

А ведь лекарства, которые пытается получить Борис Владимирович, нужны больному онкологией, у которого совсем нет времени на ожидание. Обиднее всего, что объективных причин отсутствия препаратов нет — на федеральном уровне финансирование идет без задержек.

«Мы в два раза увеличили финансирование закупок препаратов по онкологии. Ну вот, скажем, для химиотерапии 80 миллиардов было, а сейчас — 150. Часть жизненно важных препаратов закупается в регионах. Но, к сожалению, только в семи из них по полному списку. Во всех остальных список этих жизненно важных, необходимых людям лекарств сокращается, просто не закупается. Здесь, наверное, много причин. Но руководители регионов и вот, я хотел бы сказать, это особо, они должны понимать, в чем и где находятся приоритеты», — подчеркнул глава государства.

Проверка Минздрава выявила 30 регионов, где поставки лекарств плохо организованы. Причем вскрылись и другие неприглядные факты. На врачей оказывалось давление, чтобы они под разными предлогами не выдавали пациентам рецепты. О том, что врачи в непростом психологическом состоянии и в том числе боятся выписывать сильнодействующие обезболивающие, говорила во время «Прямой линии» Нюта Федермессер, руководитель Московского центра паллиативной помощи.

«Ошиблись в процедуре, в формальности, не вовремя что-то записали не теми чернилами, не так; ампула закатилась под сейф, достали только на следующий день. Прошу Вас поддержать декриминализацию полную ответственности медицинских работников по статье 228.2, потому что для тех, кто действительно виноват, есть другие составы, и они не должны уходить от этой ответственности», — предложила Нюта Федермессер.

«Дело не в том, что она, может, куда-то закатилась, ампула; она может быть раздавлена случайно; могут быть назначения не как по регламенту медицинскому, там, не два-три укола, а четыре укола, то есть в регламент не вписывается, и врачи не должны за это нести ответственность, это Вы абсолютно правы», — отметил Владимир Путин.

Президент поручил руководству Минздрава принять меры для того, чтобы устранить нехватку лекарств. Тем более, что для этого нет никаких реальных препятствий, кроме бюрократии. И эта неделя показала, что некоторые вопросы можно решить молниеносно.

В понедельник, 17 июня, Первый канал показывал в программе «Время» жителя хутора Любимовка в Краснодарском крае. Сергею Акулову, не смотря на растущую опухоль мозга, четыре месяца отказывали в лекарстве для химиотерапии. Но сразу после того эфира он получил препарат и может начать лечение.

смотрите также
Показать еще
Комментарии загружаются