Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
23 сентября 2012, 21:25

Ровно год назад главой Верхней палаты стала Валентина Матвиенко

Теперь, по ее словам, явка на заседания почти 100-процентная, сенатский зарубежный туризм по обмену опытом закончен. Модно и обязательно часто бывать в представляемом регионе. Негласное правило для сотрудников: не больше двух чаепитий в день.

В том, что палата преобразится, сомнений нет, ведь именно Матвиенко умеет заставить государственных мужей поступать так, как она считает нужным, начиная с еще советского премьера, Николая Рыжкова, которого она, вопреки мнению партии, убедила узаконить оплачиваемый декретный отпуск на три года.

Пока она лишь совершила невозможное: заставила практически перестроить здание Совфеда за два летних месяца.

Осенняя сессия открывается только на следующей неделе, а Первый канал уже напросился на новоселье. Просто поговорить о том, что еще волнует хозяйку Верхней палаты. Как женщину и законотворца.

В.Матвиенко: Никто не верил, что это возможно сделать. Теперь заходишь, проникаешься даже уважением, что ты заходишь в офис важного органа власти. А знаете, даже много было случаев: люди заходят и потом выходят, потому что решили, что они перепутали, не туда зашли. Потом смотрят на табличку (фасад, мы тоже вход весь передали), понимают, что это все-таки Совет Федерации, и заходят вновь.

И.Зейналова: Получается, что Совет Федерации не будет переезжать, если такой монументальный ремонт сделали?

В.Матвиенко: Конечно же, нужен новый современный парламентский центр. Но с момента принятия решения минимум пять лет пройдет, эти пять лет нужно работать в нормальных условиях

И.Зейналова: Хозяйский подход, что начинаем работать с чистой кухни, называется. А вот сама кухня изменилась?

В.Матвиенко: Знаете, внешний облик, конечно, это важно. Но главное это содержание работы Совета Федерации. Мы стали более открытой палатой. Авторитет Совета Федерации был, честно говоря, низкий в силу того, что многие люди даже не знали, чем занимается Совет Федерации. Мы сейчас активно идем на контакт с населением. Мы на своем сайте провели широкий опрос и спрашивали россиян, как им видится работа Совета Федерации, что нужно изменить. Мы сами удивились, что 90 тысяч зашло на наш сайт и внесло те или иные предложения. Мы сделали новый информационный сайт, который заработает в ноябре. Мы делаем парламентское телевидение. Мы хотим, чтобы региональные власти могли давать свою информацию, мы хотим это сделать открытой площадкой для обсуждения.

И.Зейналова: А что было самое сложное в этом году?

В.Матвиенко: Самое сложное, пожалуй, было правильно и точно выбрать направление, стиль, характер нашей работы. Я поручила и попросила своих коллег, чтобы по итогам осенней, весенней сессии они все отчитались в своих регионах перед органами законодательной власти, исполнительной власти о проделанной работе в целом Совета Федерации и конкретного сенатора. И более того, я хочу сказать, что теперь регионы присылают письма и спрашивают: а как там наш сенатор работает? Это своего рода дамоклов меч над каждым, что уже тут не схалтуришь, уже не отсидишься.

И.Зейналова: Сейчас в нижней палате очень бурно начинается сезон. А вот что будет у вас? В Совете Федерации очень много людей с крупными состояниями, вы уверены, что они не управляют своим бизнесом, находясь на этом посту?

В.Матвиенко: Я очень боюсь кампанейщины. Я очень боюсь, чтобы это не превратилось в охоту за ведьмами. Потому что в парламенте должны быть представлены все слои населения, в том числе и представители бизнеса. И если во власти работают состоятельные люди, я в этом ничего плохого не вижу. Это люди уже состоялись, они самодостаточные, они приходят во власть с другой мотивацией. Другое дело, что есть закон, который запрещает депутатам, членам Совета Федерации заниматься управлением бизнеса. Эти люди должны свои акции, свои активы передать в управление. Поэтому сам тренд правильный: власть должна самоочищаться. В первую очередь во власти люди должны быть законопослушные и выполнять закон. Поэтому мы предполагаем (и я посоветуюсь об этом с сенаторами, я уверена, что они меня поддержат) в рамках нашего Комитета по регламенту провести такую проверку, чтобы убедиться в том, что ни один из сенаторов не нарушает закон, что он не продолжает управлять своим бизнесом, что не соответствует статусу члена Совета Федерации. И если факты будут выявлены такие, безусловно, такие сенаторы должны будут быть лишены своих полномочий. Я очень надеюсь, что в Совете Федерации этого не произойдет, но для того, чтобы мы могли откровенно и честно об этом говорить, мы должны самопроверится и самоочистится.

И.Зейналова: А каково ваше рабочее место?

В.Матвиенко: Ничего лишнего, ничего избыточного. Обычный рабочий стол. Мы не можем приглашать большое количество гостей, поскольку возможности здесь ограничены.

И.Зейналова: Когда Эстония назначила своего первого посла женщину, она вошла и сразу же проверила стол. Знаете это?

В.Матвиенко: Нет, не слышала.

И.Зейналова: Это женское такое движение: будут ли цеплять колготки.

В.Матвиенко: Понятно. Нет, здесь не будут.

И.Зейналова: Валентина Ивановна, вот вы не любите вопросы про женщин в политике?

В.Матвиенко: Не люблю.

И.Зейналова: Я вам задам его про вас в политике. Ваш карьерный рост до третьего поста в государстве. Чем пришлось пожертвовать не женщине Валентине Ивановне Матвиенко, а человеку Валентине Ивановна Матвиенко ради того, чтобы скажем так, делать то,что хочется?

В.Матвиенко: Так просто чудес не бывает. За этим, конечно же, колоссальный труд, колоссальная ответственность, это очень нелегкая работа. Вот кто-то думает, что если человек во власти, это некая синекура. На самом деле нет, это тяжелейший труд. Это самоограничения. Это ты жертвуешь интересами семьи, ты отказываешь себе в том, чтобы тебе хотелось сделать. Ты постоянно под обстрелом тысяч глаз. И каждый твой шаг на виду. Это требует быть постоянно в форме, это требует самодисциплины, самоорганизации, это нелегкая работа, но она безумно интересная.

И.Зейналова: А базовые функции мама, бабушка, на это время где взять, как совмещать?

В.Матвиенко: Я, во-первых, считаю, что делать карьеру без тыла, без надежной семьи успешную невозможно. Человек может быть успешным тогда, когда он счастлив в жизни, когда у него семья, когда у него есть дом, тогда он полноценен, но совмещать это конечно непросто. И безусловно я понимаю, что я не столь много времени отдавала семье, как бы мне хотелось, я не так часто общаюсь с внучкой, как бы мне хотелось. Но чем-то приходится жертвовать.

И.Зейналова: Я себя поймала на том, что когда ко мне подходит мужчина и говорит мне комплимент, у меня где-то щелкает: он чего-то хочет, он хочет, чтобы я взяла у него интервью. Это паранойя, вероятно, профессиональная, но вот когда вам говорят комплименты?

В.Матвиенко: Знаете, как-то так принято, все знают, что я не люблю лесть, я не могу, я не принимаю людей, которые льстят, я не очень люблю комплименты, потому что я должностное лицо, если мне делает комплимент муж или мои друзья, это я воспринимаю нормально, а когда пытались делать мои коллеги и так далее, они видели мою реакцию, поэтому, поверьте, мне очень редко делают комплименты, и, судя по реакции моего лица на комплименты, ну, второй раз желание отпадает.

И.Зейналова: Зависит ли количество вашего сна от того, где вы работали?

В.Матвиенко: Да. Зависело.

И.Зейналова: Вот что сейчас?

В.Матвиенко: Ну, в принципе я всегда спала мало. Но может быть, сейчас чуть больше, чем до этого. Хронический недосып, который я стараюсь компенсировать в коротких отпусках.

И.Зейналова: Но выглядите вы не так.

В.Матвиенко: Спасибо. Спасибо. От вас комплимент я принимаю.

И.Зейналова: Как женщина женщине.

В.Матвиенко: Как женщина женщине.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей